A
A
1
2
3
...
60
61
62
...
70

– Да, так.

– И они хорошо воспринимают уроки?

Я ответила, что удовлетворена их успехами.

– Можете сесть, – сказала герцогиня, указывая на стул рядом с собой. – Сюда. Когда вы приехали в Клоксбург?

Я ответила.

– Откуда вы приехали?

– Фрау Грабен приехала в Англию, и мы встретились. По ее мнению, я была подходящим человеком для обучения детей английскому языку.

– По мнению фрау Грабен! Почему она решила, что детей следует обучать английскому?

– Вероятно, она сможет сказать вам это.

Ее брови слегка приподнялись. Я полагала, мой ответ не показался ей дерзким. Во всяком случае я не хотела этого. Меня просто бросало в дрожь, что она занимает положение, которое принадлежало мне, потому что она считала себя замужем за Максимилианом, а это было не так. Мне трудно было представить, какую реакцию вызовет у нее истинное положение дел. С ее гордостью и высокомерием, подумала я, правда окажется для нее большим унижением.

Потеря достоинства будет значить для нее немало.

– Мы переживаем трудные времена, мисс Трант, и возможно, будет лучше, если вы вернетесь к себе домой.

Ее глаза, я в этом была уверена, засветились еще более холодным блеском.

Она знает, подумала я. Она предлагает мне убираться прочь. У меня создалось впечатление, что мне предлагают либо уехать, либо испытать на себе последствия второй версии – остаться.

Уехать домой! Оставить Максимилиана! Могла ли я? Ведь он был моим мужем. И я почувствовала к ней жалость. Я пожалела бы любую женщину в ее положении, будь это гордая принцесса или скромная дочь дровосека.

И тогда я решила, что буду сражаться за то, что мне принадлежит. Потому что в моей памяти было свежо воспоминание о визите к доктору Кляйну. Я думала о детях, которых могла бы иметь, о том, что ее сын должен был быть моим сыном, наследником своего отца. Мне самой не нужны были богатства. Я знала, что была бы счастливее, имея менее высокопоставленного мужа, но за своих детей я буду бороться, как любая другая мать.

– У меня нет желания вернуться в Англию. Я намерена остаться здесь.

Вильгельмина наклонила голову. Какие тайны таили ее глаза. Она и в самом деле напоминала змею. Змею с застывшим взглядом, холодным ртом, готовую в любое мгновение выпустить яд.

– Война может начаться в любую минуту. Герцог, мой муж, чрезвычайно обеспокоен.

Краска мгновенно залила мои щеки. Мне хотелось сказать ей, что обеспокоен мой муж, и неужели она думает, что я не знаю о его заботах?

Но кому нужны глупые выходки, нужно вести себя поумнее. Ведь она не подозревает, что я – жена Максимилиана. Эти холодные оценивающие манеры предназначались людям, которых она ставила ниже себя.

– Я посоветовала бы всем иностранцам уехать. Но вы не желаете. Вы увлечены своей работой.

Ее губы скривились в усмешке, но глаза ее оставались холодными. Она словно пожимала плечами, удивляясь моей глупости, намекая, что будь я умнее, мне следовало уехать, в противном случае она не отвечала за последствия.

– Я предпочитаю остаться. Благодарю Вашу светлость за заботу обо мне.

Я кривила душой потому, что знала, что ее «забота» обо мне не таит ничего хорошего. Ее никоим образом не заботило мое благополучие. Ей что-то было от меня надо.

– Так как вы остаетесь, – сказала она, – я нуждаюсь в вашей помощи. Вы ведь не откажете в моей просьбе.

Я поняла, что она играет со мной, причиняя мне боль. В этот момент мне казалось, что ей все известно; через минуту я говорила себе, что все это выдумки.

– Война приближается, – продолжала Вильгельмина. – Несомненно. Я предполагаю превратить один из замков поменьше в госпиталь. Нам будут нужны помощники, много помощников. Готовы ли вы присоединиться к нам, мисс Трант?

Я была поражена. Что я себе вообразила? А она приехала всего лишь заручиться моей помощью для работы в госпитале! А я-то вообразила, что она намерена убить меня.

Камень упал с моей души, и, я думаю, она это заметила.

– Я сделаю все, что могу, – сказала я – Но должна вам сказать, что у меня нет никакого опыта по уходу за ранеными.

– У нас его тоже нет. Нам придется учиться. Ну что ж, мисс Трант, можем ли мы рассчитывать на вашу помощь?

– В случае войны можете рассчитывать на меня.

– Благодарю вас, мисс Трант. Вы очень любезны. У меня на примете есть один замок, его называют Земельным Домом. Когда-то там заседало правительство. Вы знакомы с этим местом?

Я ответила, что нет.

– Замок стоит на той стороне горы и легко доступен. Надеюсь, нам он не потребуется, но мы должны быть ко всему готовы. – Взгляд, холодных глаз остановился на моем лице. – Нельзя допустить, чтобы события застали нас врасплох. Нам следует подготовиться к их приходу. Думаю, вы согласны.

– Да, конечно.

Она довольно повелительным жестом дала мне знать, что беседа закончилась. Я встала и направилась к выходу. Я была уже у двери, когда услышала ее голос: «Я обращусь к вам за помощью... скоро...»

Я сказала, что буду готова.

Выйдя из зала, я чуть не упала на фрау Грабен.

– Пойдемте ко мне, – сказала она, – я напою вас чаем.

В ее гостиной уже кипел чайник.

– Ну, – сказала фрау Грабен, разлив чай по чашкам. Что вы обо всем этом думаете?

Мне не было нужды пересказывать содержание наше беседы. Мы обе знали, что она подслушивала за дверью все это время.

– Думаю, что такие приготовления не лишены смысла. В случае войны будут раненые, и их где-то надо будет лечить.

– Я пытаюсь понять, зачем она приехала к вам.

– Она намерена собрать как можно больше помощников.

– Знаю, знаю. Но зачем она приехала именно к вам! Неужели ее высокая и могущественная светлость намерена беседовать со всеми, кого пригласят помогать в госпитале?

– Может быть, оттого, что я иностранка, и мой случай особый. Она рекомендовала мне уехать, вы слышали.

Фрау Грабен задумалась.

– Интересно, что она знает. У них повсюду шпионы. Можете быть уверены, поездки Макеи в замок не остались незамеченными. И они задались вопросом, к чему бы это, и получили однозначный ответ – женщина!

– Но она никак не показала, что знает.

– Еще бы. Она скрытна и холодна как лед, снаружи, что внутри? Хотела бы знать, что она готовит? Ох, за ними стоит понаблюдать. Если она считает, что вы просто еще одно увлечение Макси, она, возможно, слегка отравит вам жизнь. Но, если ей известно, что вы его настоящая и законная жена... – Фрау Грабен зашлась таким смехом, что я подумала, она может задохнуться.

– Вам кажется это забавным, – сказала я холодно. – Иногда я думаю, вы – коварная женщина.

– Я разная, как и все мы. Люди... им никогда нельзя верить до конца, не так ли?

Как она была права. Нельзя быть уверенным ни в ком, только в самых близких.

Ох, Максимилиан, молю тебя, скорее возвращайся.

На следующий день явился посланец от графа. Он приехал в карете, украшенной графскими гербами. Они так мало отличались от герцогских, что сначала я решила, что приехал Максимилиан, и была очень разочарована.

Фрау Грабен, конечно, видела карету и немедленно догадалась, с чем приехал посланец.

– Его прислал Фреди. Вам придется поехать к нему в замок. Он, вероятно, хочет проконсультироваться с вами относительно уроков его детям.

Я с тревогой взглянула на нее. Она кивнула с мрачным видом.

– Мы не можем не подчиниться приказу графа. Пока не открылось ваше настоящее положение. Но в приказе нет указаний, что вы должны приехать одни. Хотя не сомневаюсь, что он это имел в виду. Я знаю Фреди и поеду с вами.

Мне нравилось ее общество. Она всегда привносила в наше общение чуточку легкости. Ее подлинный интерес к происходящему, стремление извлечь из него максимум впечатлений были заразительны.

Фреди вряд ли обрадуется моему приезду, ухмыльнулась фрау Грабен. – Но Макси оставил вас на моем попечении, вы помните, а я не из тех, кто забывает о своих обязанностях.

Ее глаза заблестели от возбуждения. Мне подумалось, что, если ей придется выбирать между трагическим обыденным, она предпочтет первое.

61
{"b":"12174","o":1}