A
A
1
2
3
...
65
66
67
...
70

– Сегодня необычный день, – сказала она. – Не чувствуете? Очень влажно. Вас не клонит ко сну?

Я ответила, что, напротив, сна ни в одном глазу.

– Давайте присядем. Мне надо кое-что вам сказать.

Я с облегчением отошла от парапета. Вильгельмина села за стол и жестом пригласила меня садиться.

– Вы в курсе, мисс Трант, что мне известно о вас многое.

– Не имею ни малейшего представления об этом.

– О вас и моем муже. Я знаю о той церемонии бракосочетания в охотничьем домике. Вы действительно верите в то, что это было настоящее бракосочетание?

Я знала, что молчать бесполезно.

– Это был подлинный брачный обряд. Я его жена.

– В таком случае, кто я?

– Вы – не его жена.

– Для принцессы Кларенбока такая ситуация, которую вы мне предлагаете, исключается.

– Совсем нет. Более того, она существует.

Она нахмурила брови.

– Я хочу сказать, подобное пятно на репутации нашего герцогского дома недопустимо. Вы понимаете опасность, которая вам грозит?

Я встала.

– Думаю, нам следует обсудить этот вопрос с Максимилианом.

– Мы решим его сейчас же.

Но как же решить его без Максимилиана? Он намеревался сказать вам: здесь нет его, вашей или моей вины, что мы оказались в таком положении.

– Меня не интересуют вопросы виновности. Я просто говорю вам, что такая ситуация исключается.

– Но если она существует?..

– Она может существовать сегодня, но ее может не быть завтра. Как вам понравилось вино? Мы в Кларенбоке очень гордимся им.

Она внимательно смотрела на меня, и ужасное подозрение пришло мне в голову. – Да, – сказала она. – В вино добавлено снотворное. Не подумайте, что мы отравили вас. Совсем нет. Вы просто уснете, и все. А когда вы перестанете что-либо соображать, вас перенесут в Кошачью башню и аккуратно сбросят в долину.

– Но ведь это безумие.

– Безумным было бы оставить вас в живых, мисс Трант.

Я не могла оторвать от нее взгляда, хотя моим самым большим желанием было бежать отсюда что есть мочи, по винтовой лестнице из замка к Принцштейну и ждущем меня карете.

– История не будет отличаться оригинальностью, – сказала Вильгельмина, не повышая голоса. – Обманутая женщина, прыжок навстречу смерти. В этом нет ничего необычного. Даже дочери владельцев гостиниц решаются на такой шаг.

Она засмеялась странным смехом. И, взглянув на меня, добавила:

– Вино начинает действовать.

– Я едва прикоснулась к нему.

– Достаточно глотка. Вы ничего не почувствуете. Это будет легкая смерть. Легче, потому что на этот раз вы ничего не будете знать. Они плохо сработали, а все было так просто. Фрида удивительно бестолкова.

– Вы хотите сказать, что Фрида знала...

– Люди иногда бывают в курсе, мисс Трант. Почему вы не присядете? У вас должны быть странные ощущения – Она закрыла глаза рукой и пробормотала: – Дураки. Им следовало сработать лучше. Куда это вы направляетесь, мисс Трант? – Я была уже у двери, когда Вильгельмина добавила: – Бесполезно, Принцштейн не даст вам уйти. Он дал маху в Клоксбурге. На этот раз он не подкачает.

– Принцштейн, – произнесла я, запинаясь, – ведь он такой хороший слуга.

– Мой хороший слуга. Он хорошо служил мне, и все закончилось бы прошлой ночью, если бы не его дуреха-жена.

Я положила руку на ручку двери и попыталась повернуть ее, но ручка не поддавалась. Меня заперли, мелькнула мысль, но я ошиблась. Кто-то держал ручку снаружи, пытаясь войти в комнату, и помешал мне повернуть ее изнутри.

– Кто там? – вскрикнула я.

Дверь открылась, и в комнату вошла Ильза.

– Ильза! – Она ковыляла ко мне, опираясь на палку. – Я глядела на нее в изумлении, не веря, что это действительно Ильза.

– Да, – сказала она. – Это я, Ильза. Ты права, Елена.

– Что вы здесь делаете? Мне так много надо сказать вам.

– Да, конечно, Елена. Видишь, я совсем стала немощной с нашей последней встречи. Хожу с трудом.

Она села на оставленный мною стул.

– Я так хотела найти вас! – Она взглянула на герцогиню, но та с отсутствующим видом глядела куда-то в пространство. Ильза тепло улыбнулась ей, но Вилъгелъмина, казалось, не замечала ее.

– Она – моя сестра, – сказала Ильза, – моя побочная сестра. Я – плод одной из тех многочисленных любовных интрижек, которые так часты в высших кругах. Меня воспитывали в тени дворца и никогда не признавали своей. Но я всегда обожала мою маленькую сестренку. Она на пятнадцать лет меня моложе.

– Мне кажется, герцогиня больна, – сказала я Ильзе.

– Она выпила слишком много снотворного. Того, что предназначалось для тебя. На том месте должна была сидеть ты, Елена. Таков был план. Ты должна была потерять сознание, отключиться, потом мы собирались отнести тебя в башню и выбросить. Принцштейну приказали покончить с тобой в Клоксбурге, там было гораздо удобнее, но они испортили все дело. Ее светлость пришла в ярость.

– Я не понимаю, Ильза. Вы привезли меня сюда, чтобы убить?

Ты правильно догадалась, Елена. Тебя привезли сюда, чтобы избавиться от соперницы. Но я – не убийца. Они бы сказали, что это мое слабое место.

– Вы говорите загадками. Объясните мне. Она хочет меня убить потому, что я жена Максимилиана. Это так, я знаю. Она заманила меня сюда, чтобы убить.

– Не суди ее так сурово. Она не считает это убийством. Такое положение дел не могло более продолжаться. Она – любовница герцога! Невозможно. В интересах государства нельзя было допустить, что у него уже была жена. Это не по-государственному, так она говорила. Иногда людям приходится за это платить жизнями, и при необычных обстоятельствах. По ее планам после твоего убийства они с герцогом втайне обвенчаются, и некоторым будет полезнее забыть о прошлом. Меня воспитывали более строго. Для меня умышленное лишение жизни одного человека другим – убийство. Поэтому я здесь – присмотреть за вами обеими. Я уже присматривала за тобой когда-то, и ты не понимаешь, что я сделала для тебя. Мне было так легко... тогда избавиться от тебя. Но я не пошла на это. Я ухаживала за тобой, делала все, чтобы облегчить тебе жизнь.

– Облегчить! Это называется облегчить! Послушай, Ильза! Я хочу знать точно, что случилось, с самого начала.

– Я расскажу тебе. Для меня нашли мужа, Эрнста, посла Рохешптейна. Я вышла за него замуж и уговорила работать на мою страну – Кларенбок. В ряде случаев это означало работать против Рохенштейна. Эрнст был другом принца Максимилиана до направления в Кларенбок, и после возвращения в Рохенштейн со мной, его женой, он получил пост в его окружении. Эрнст узнал о встрече Максимилиана с тобой и его увлечении. Эрнсту предстояло поехать в Лондон показаться специалисту по болезням сердца, и он предложил привезти вас в Рохенштейн.

– И вы представили себя моей кузиной.

– То, что ваша мать была из здешних краев, облегчило нашу задачу. Мы привезли вас сюда и устроили встречу Ночь Седьмой луны. Затем состоялось бракосочетание. Мы полагали, что брак будет фальшивым с псевдосвященником и, узнав, что Максимилиан, увлеченный вами, женился всерьез, поняли, что под угрозой договор меж Рохенштейном и Кларенбоком, который мы долго успешно готовили. Я работала на свой родной Кларенбок и поняла, что нужны немедленные действия. Принц после краткого медового месяца ускакал к отцу, в стране готовился заговор, и нужно было ему противодействовать. Мне следовало бы оставить вас в охотничьем домике, который должен был быть взорван, но я не пошла на это. По словах моей сестры, это была самая большая ошибка в моей жизни. С ее точки зрения, так и было, а я скоро привыкла считать вас своей маленькой кузиной и, должно быть, полюбила вас. Я полагала, что верну тебя в Англию и все устроится. Поэтому я уничтожила запись о бракосочетании и кольцо, и с помощью доктора, работавшего с нами, попыталась убедить тебя, что ты потеряла шесть дней жизни вместе с невинностью. Не знаю, удалось ли нам это.

– Нет, не удалось, вы так и не сумели убедить меня.

66
{"b":"12174","o":1}