A
A
1
2
3
...
66
67
68
...
70

– Я этого опасалась. А потом оказалось, что вы ждете ребенка, который мог бы стать законным наследником престола герцогства. Эрнст обозвал меня дурой. Вас следовало оставить в охотничьем домике, который взорвали, чтобы убедить Максимилиана в твоей смерти. Тебя следовало убить по-настоящему, сказал Эрнст. Но я не пошла на это. Я выбрала другое – выстроить это здание лжи, как ты его назвала. Но с приближением родов и всех тех осложнений, что должно было принести рождение ребенка, даже я стала колебаться. Но я спасла тебя, Елена. Ведь избавиться от тебя в то время было совсем не трудно. Но я не пошла на это. У нас повсюду в стране были свои люди, и я полагала, что; смогу обмануть тебя и тем самым спасти твою жизнь.

– Вы хорошо относились ко мне, Ильза.

– Но думаю, ты не понимаешь даже сейчас, насколько хорошо. Моя сестра никогда не простит меня. Я спасла твою жизнь, а потом позволила ей выйти замуж или лучше сказать – пройти через обряд, заменяющий церковный, ведь я помнила о твоем замужестве. И теперь я не дам ей убить тебя. Максимилиан и ты должны объявить всю правду без промедления, невзирая на последствия. Ради вас и мальчика.

– Мальчика?

– Твоего сына!

– Моего сына!? У меня нет сына. Моя дочь, мне сказали, умерла.

– Ты знаешь теперь, что это неправда. Ты ездила к доктору Кляйну. Он сразу же доложил мне, и я поняла, что Дело близится к развязке. Моя сестра узнала, что случилось. Фредерик тоже. Ты и твой мальчик в опасности. Я спасла тебя сегодня. Счастливый случай спасал вас обоих уже не раз. Но удача может отвернуться от нас.

– Мой сын... – повторила я.

– Фриц.

– Фриц... мой сын. У меня родилась девочка, и ей было бы меньше лет, чем Фрицу.

– Он – твой ребенок. Нам пришлось сделать его старше, чтобы не связать его рождение с клиникой доктора Кляйна. Ох, если бы ты осталась в Англии, ничего бы не произошло. Сын моей сестры унаследовал бы трон, а твой брак в охотничьем домике никому бы не помешал. Но из-за моей сентиментальности и любви к тебе, из-за того, что я, хотя и была шпионом, никогда никого не убивала и не могу убить, я погубила жизнь своей сестры.

– Что же будет дальше?

– Тебе следует принять все меры предосторожности, защищать свою жизнь, как никогда раньше. И не спускай глаз с сына, ему грозит еще большая опасность.

– Уже были попытки убить Фрица.

– Они не всегда могут кончиться неудачей. Моя сестра полна решимости устранить тебя. Но есть более могущественная сила, желающая убрать твоего сына.

Я смотрела на нее, потеряв от ужаса дар речи.

– Граф Фредерик! – сказала Ильза. – Он узнал правду. Он нашел священника, венчавшего вас. У него повсюду шпионы, так же, как и у нас. Он подозревал кое-что уже давно. Теперь он постарается опорочить Максимилиана, возможно, с помощью моего отца. Не знаю, преуспеет ли он в этом. Мой отец – почтенный человек, но, узнав о происшедшем с дочерью, может прийти в ярость. Фредерик понимает, что мало низложить Максимилиана, ведь у того есть сын – наследник. Фредерик мечтает захватить трон для себя. Он всегда хотел этого, так же, как его отец, и вполне возможно, из-за скандала, который неминуем, народ Рохенштейна отвергнет Максимилиана. Но тогда герцогом будет объявлен Фриц, прямой наследник Максимилиана. Мальчик слишком юн для правления государством и регентом вполне возможно назначат его отца. А это не устраивает Фредерика. Если Фриц исчезнет с его пути, когда низложат. Максимилиана, герцогство почти бесспорно достанется Фредерику. Тебе следует уяснить значение этой политики, ибо ты вовлечена в эту игру, ты и твой сын. Ради Бога, не спускай глаз с него. Ему грозит огромная опасность, и она исходит от самого безжалостного человека в Рохенштейне.

– Я должна вернуться в Клоксбург. Я должна сказать Фрицу, что я его мать. Я не выпущу его ни на минуту из виду.

Ильза кивнула.

– Я прикажу Принцштейну немедленно отв езти тебя домой.

Я взглянула на герцогиню.

– Я позабочусь о ней, – пообещала Ильза, и ее лицо смягчилось. – Ох, Елена, скольких бед можно было избежать, если бы ты не потерялась в тумане в тот день, когда отправилась на школьный пикник.

Она позвала Принцштейна. Он выглядел ошеломленным. Несомненно, его поразило распоряжение Ильзы доставить меня домой, а не сбросить мое тело с Кошачей башни.

Едва карета загрохотала колесами по плитам двора замка, фрау Грабен выбежала мне навстречу.

– Это вы. Где вы пропали? Он вернулся.

Мое сердце забилось от радости. Должно быть, в ту минуту я забыла обо всем: Максимилиан вернулся и будет со мной и нашим сыном здесь, под одной крышей.

– Где он? – закричала я.

– Успокойтесь, – ответила фрау Грабен. – Я сказала, что он вернулся. В Рохенштейн. Я не говорила, что он в Клоксбурге. Он был здесь и уехал искать вас.

– Куда же он поехал?

– Ну, ну, успокойтесь. Это так не похоже на вас, мисс Трант. Макси приехал вскоре после ваш его отъезда. Первым делом по возвращении он заехал сюда.

– Но где он теперь?

– Дагоберт сказал ему, что слышал, что Принцштейн повез вас в Земельный замок к герцогине. Боже мой, он ищет вас там. Он так же волновался, как вы. Не остался ни на минуту и умчался.

– Он мог бы опоздать, если бы... Она взглянула на меня в недоумении.

– Все-таки вам лучше успокоиться и присесть. Я принесу вам чашечку чая.

– Не сейчас. Я не смогу его выпить. – Мне было необходимо высказаться, рассказать, что у меня сын, он жив и что я уже люблю его без памяти. Мне хотелось рассказать об этом Максимилиану, но и фрау Грабен годилась для этого. Я выпалила:

– Я только что узнала, что Фриц – мой сын!

– Ну, – сказала, улыбаясь, фрау Грабен, – я догадывалась об этом. Все сходится, не так ли? Я о многом знала, но полной уверенности не было. Посидите спокойно минутку. С вами что-то не в порядке. Что случилось в Земельном доме? Она послала за вами. Меня это очень встревожило и, судя по виду Максимилиана, его тоже. Он не остался ни на минуту. Он уехал без всяких объяснений. Да, я догадывалась о Фрице. Хильдегарда сразу смекнула что к чему. Она знала о подлинности вашего брака. Подозреваю, и она считала, что лучше всего вас отправить в Англию и позабыть обо всем. По ее мнению, это было бы лучше всего для Макси, а счастье Макси для нее было главным.

Я едва слушала ее. Я думала о том, что Максимилиан, прибыв в Земельный замок, найдет там одурманенную снотворным герцогиню и Ильзу. Она все расскажет ему и отошлет обратно. Поэтому мне ничего не остается, как ждать его приезда. Но я должна увидеть Фрица, сказать ему, что у него есть мать. Возможно, мне лучше подождать Максимилиана и рассказать об этом Фрицу вдвоем. И тогда втроем пережить это чудесное мгновение.

А фрау Грабен продолжала рассказывать.

– Хильдегарда взяла Фрица из клиники. Она знала, чей он сын, и очень любила его. Она принимала кое-какое участие во взрыве домика и призналась мне во многом перед смертью. Вот тогда-то мне отдали Фрица, и я кое-что узнала. Ну и положение, – фрау Грабен усмехнулась. Как ей нравилось вмешиваться в судьбы людей, вызывать драматические ситуации и наблюдать за реакцией участников драмы!

– Вы были созданы для Макси, в этом не было сомнения. Он так переменился, потеряв вас. Однажды ночью во время, болезни, когда он метался в лихорадке, я услышала, как в бреду он повторял ваше имя, говорил о книжной лавке, городе, где вы жили. Я накапливала эти сведения о вас постепенно и решила, что мой Макси никогда не станет прежним без этой женщины, поэтому привезла вас к нему – мой подарок Макси в Ночь Седьмой луны. Конечно, мои планы не шли дальше маленького замка, где вы будете видеться со своим возлюбленным. И никто бы об этом не знал, кроме меня. Вы были бы его подлинной любовью. У принцев своя государственная официальная жизнь, официальные жены, но предметы их подлинной любви держатся в секрете. Почему Макси должен стать исключением?

– Ох, фрау Грабен, как вы играли нашими жизнями!

67
{"b":"12174","o":1}