1
2
3
...
16
17
18
...
83

– Да, мэм, я дочь фермера и жена фермера. – Она сделала глубокий вдох и продолжила придуманную историю. – То есть теперь я вдова. Моего Сета убил через два месяца после того, как мы поженились, пьяный погонщик в Абилине.

Мистер Моррисон, живот которого колыхался в унисон с движением экипажа, сочувственно поцокал языком. Сидевшая напротив Дотти Мей закивала, ее бледно-голубые глаза наполнились слезами сочувствия.

– Мне пришлось уехать из Канзаса – слишком многое напоминало о муже. Я решила начать новую жизнь в Форт-Уэрте. Брат моего мужа жил там некоторое время со своей семьей. Сет потерял с ними связь несколько лет назад, но я подумала, что, вероятно, сумею найти их. Это единственная родня, которая у нас осталась.

– Я знаю многих в Форт-Уэрте, – Альма наклонила голову набок, как любопытная курица. – Как зовут твоего деверя?

– Бен. Бен Клей. – Голос Мэгги слегка дрогнул. Даже если надежда очень мала – вряд ли кто-нибудь из этих людей слышал что-нибудь о Бене, – все равно стоит попытаться. Кроме того, эта часть истории делала ее повествование более убедительным. – Вы знаете его, миссис Макбрайд?

– Никогда в жизни не слышала этого имени. – Женщина ткнула в бок своего мужа: – А ты когда-нибудь слышал о Бене Клее, Хэнк?

– Не-а.

– Я тоже не слышал, юная леди. – Мистер Моррисон покачал головой. – Это плохо. Что вы будете делать, если не найдете его?

– О, я справлюсь. Мой муж и я… кое-что сумели скопить. Найду работу и попытаюсь отыскать Бена…

Дилижанс неожиданно накренился, прервав ее речь на полуслове. Он закачался и упал на бок, свалив всех пассажиров в кучу. Мэгги обнаружила, что лежит на полу, придавленная Дотти Мей и большим черным сапогом Сойера Блейка.

– Индейцы! – в ужасе воскликнула Дотти Мей, а Альма Макбрайд, с трудом сев, выругалась: – Какого черта…

– Похоже, у нас сломалось колесо, – сказал Сойер Блейк, помогая Мэгги подняться. – Вы не ушиблись, миссис Клей?

Хотя Мэгги сильно тряхнуло, она заверила его, что все в порядке. Хэнк Макбрайд ухитрился открыть дверь, и при помощи кучера пассажиры выбрались наружу.

Пока мужчины ремонтировали сломанное колесо, а Альма Макбрайд руководила и язвительно комментировала их действия, Мэгги и Дотти Мей отошли в сторонку.

– Боюсь миссис Макбрайд до смерти! – прошептала блондинка.

Мэгги, вспомнив суровое лицо тети Виллоны, острый язычок Мейбл Феллз и всех остальных женщин прерии, которых она знала и которые не лезли в карман за словом, улыбнулась и покачала головой:

– Не обращай внимания. Она не имеет в виду ничего плохого, просто считает, что все должны быть такими же сильными, как она.

– Хотела бы я не быть такой трусихой, не бояться всего на свете. Вот, например, ты. Начинаешь все сначала, даже не зная, что ждет тебя впереди. Но ты такая… такая спокойная!

– В раннем детстве я жила к западу от Айовы. – Мэгги неотрывно смотрела на широкую равнину, покрытую травой, которая расстилалась перед ними во всех направлениях, безмятежно раскинувшись под серо-голубым небом. – Это непросто, Дотти Мей. Но ты справишься, если не будешь прятаться от действительности. Не позволяй себе бояться того, что еще не случилось, – оно может не случиться никогда. Моя… близкая подруга говорила: «Пользуйся каждой секундой, отпущенной тебе, и ты научишься, вырастешь и приспособишься». – Она ободряюще погладила руку девушки. – Ты тоже привыкнешь.

Мужчинам потребовалось около часа, чтобы отремонтировать колесо, а еще через несколько часов дилижанс остановился возле «У Доби» – длинной приземистой станции, состоявшей из нескольких отдельных зданий: салуна, трактира с обеденным залом и комнатами для ночлега на втором этаже, лавки, конюшни и загона для скота. Над равниной сгущалась угольно-черная тьма, окутывая серые здания. Где-то далеко лаяли на луну койоты, а горстка измученных пассажиров высадилась из экипажа и ринулась в трактир.

Мэгги нарочно отстала, дождавшись, пока все зайдут в дом, и вошла в лавку. Остановившись на мгновение в дверях, она окинула взглядом деревянные прилавки, на которых была навалена ситцевая материя вперемешку с табаком, кувшинами с ликером, попонами, ножами и головками сыра. Стоявший за прилавком высокий бородатый мужчина, худой как палка, вскинул голову и внимательно посмотрел на Мэгги при свете дешевых сальных свечей, которые дымили и еле освещали магазин.

– Чем могу помочь, миссис? – спросил он. При этом он сплюнул прямо ей под ноги табак, который жевал.

Мэгги обошла отвратительный коричневый плевок и приблизилась к прилавку.

– Я ищу работу. Только на сегодняшний вечер. Я могу все здесь вымести, – она взглянула на плевок, – вымыть полы, прилавки, подсчитать для вас остатки, подежурить, пока вы ужинаете, – в общем, все, что вам нужно. – Она спокойно стояла перед ним, пока он внимательно осматривал ее из-под нависших бровей. – Я хочу заработать себе на ужин и ночлег, – добавила она.

Лавочник прищурился и с любопытством рассматривал девушку.

– К нам не часто забредают работники, особенно такие красотки, как ты. – Он облизнул потрескавшиеся губы, затерянные внутри кустистых черных усов и бороды. – Черт, я готов разделить с тобой свою постель и проследить, чтобы тебе подали хороший ужин, если ты… хм… отплатишь мне.

От отвращения Мэгги вздрогнула, но ее голос оставался спокойным:

– Мне нужна честная работа. Если вы не хотите мне помочь, я попытаю счастья в салуне.

– Он тоже мой, крошка. Нам не нужны здесь помощники. Но я позабочусь о тебе, если…

– Извините.

Она резко повернулась, расстроенная так, что готова была заплакать. Как хочется есть! А теперь придется терпеть до следующей станции, до утра. Мэгги перевела дыхание и поплелась к двери. Что ж, остается довольствоваться тем, что она сможет купить на несколько жалких монет, лежащих в кошельке. Кусочек хлеба? Пожалуй, это более питательно, чем кофе. На то и на другое денег явно не хватит, не говоря уже о горячем бульоне, соблазнительный аромат которого доносился из соседнего здания. Но самое ужасное – она не сможет купить себе даже полпостели для ночлега в этой забытой Богом дыре. Всю ночь придется просидеть на стуле в трактире. Она вышла во тьму ночи, и слабость снова охватила ее. Покачнувшись, она уперлась в грубую дощатую стену лавки, чтобы не упасть, и чьи-то сильные руки схватили ее под мышки и удержали.

– Эй, девушка! Не надо падать на меня в обморок. Мэгги повернула голову и заглянула в серьезное лицо Сойера Блейка.

– Я и не собиралась падать в обморок. Я просто устала от…

– Как же, рассказывай.

Услышав его сердитый тон, она замолчала.

– Когда ты ела нормально в последний раз? – строго спросил он. Она не ответила, и он сердито сжал губы. – Я не собираюсь совать свой нос в твои дела, но я не такой дурак, чтобы не заметить, что у тебя не было во рту ни крошки с… скажем, с того момента, когда я сел в дилижанс в Ньютоне. – Он покачал головой. – Ты соврала тогда? О том, что вы с мужем скопили кое-что? Он ведь ничего тебе не оставил, так?

Мэгги будто попала в капкан. Хотя он теперь поддерживал ее одной рукой и она могла вырваться, не хотелось устраивать сцену. Сойер пристально смотрел на нее и, казалось, видел насквозь, однако в его голосе и в серых глазах промелькнуло сочувствие. Именно это сделало ее беззащитной. За исключением Амелии и – как давно это было! – Колина, никто не был с ней добр. Мэгги чуть не зарыдала.

– Да, я солгала, – пробормотала она. – Мой… муж оставил мне совсем мало денег. Их едва хватило, чтобы оплатить билет до Форт-Уэрта.

– Не так уж страшно сказать правду, как считаешь? – Он покачал головой. – Оказаться банкротом не большое преступление, миссис Клей. – Перехватив руку, он взял ее за локоть и повел к трактиру. – Пойдем. Я покупаю тебе ужин.

Аромат бульона, смешавшийся с запахом картофеля, бифштекса и свежемолотого кофе, довели ее чуть ли не до обморока, настолько ей хотелось есть. Но гордость заставила Мэгги отступить. Слишком долго она жила за счет благотворительности. «Хватит!» – поклялась она себе, когда дилижанс проезжал границу Канзаса.

17
{"b":"12175","o":1}