ЛитМир - Электронная Библиотека

Лежа в темноте, Бен снова вспомнил о женщине, которой пытался помочь. Кто она была? Чья-нибудь дочь или сестра. Ее убили из-за него. Гораздо лучше, если бы он занялся своими делами и пошел к Инид. Нейт и Амос Линдены в конце концов отпустили бы ее, и, как бы она ни страдала, осталась бы жива. Значит, и здесь он проиграл, как проигрывал вообще во всем, за что только ни брался. Отчаяние и бессилие переполняли его. Проклятие, почему так не везет? Похоже, единственное, что он сделал правильно в своей жизни, – то, что оставил Мэгги в Эштоне. По крайней мере хоть у нее есть шанс на нормальную жизнь.

Мысли о Мэгги наполняли его чувством вины. Ведь он обещал вернуться за ней, но так и не сделал этого, даже перестал писать ей. А все потому, что ему так не везло. Он хотел вернуться в Эштон за сестрой победителем, чтобы на нем был новенький, с иголочки костюм и рубашка со складками и чтобы он въехал во двор фермы в лакированной черной коляске с откидным верхом. На меньшее он согласиться не мог – ведь он столько хвалился и обещал! Он не мог вернуться до тех пор, пока не нашел крепкую золотоносную жилу. Теперь, похоже, у него вообще нет никаких шансов.

Пусть уж сестра будет в Эштоне, где за ней, возможно, приударит какой-нибудь симпатичный фермер, и она устроит свою жизнь: станет женой и матерью. Бен задумчиво смотрел сквозь маленькое окошко, в котором уже брезжил серый рассвет. Мэгги сейчас… уже шестнадцать. Наверняка она красавица и настоящая воспитанная леди, совсем такая же, какой когда-то была их мать. Ей намного лучше в Канзасе, чем было бы с ним, особенно сейчас. Бен хмуро оглядел камеру, храпящего Уильяма Дина, остатки ужина на подносе. Над ним кружились мухи, так же как и над вонючим ведром в углу, куда помочился бандит. Сестра никогда не узнает, что с ним сталось, если его повесят, как отца. Так будет лучше.

По небу бежали мрачные тучи, скрывавшие бледный серебристый серп месяца.

– А что это за услуга, о которой ты говорил, Клей?

Уильям Дин шумно поглощал завтрак, как две капли воды похожий на вчерашний. Бен, освещенный слабым утренним светом и покрытый испариной, лежал на своей койке.

– Помнишь, ты сказал, если я помогу тебе…

– Помню. – Бен понизил голос. – Ты ведь хочешь выбраться отсюда, Дин?

– Интересно, как ты додумался до этого? – саркастически протянул сокамерник.

Бен, сделав над собой усилие, с трудом принял сидячее положение и посмотрел на человека напротив.

– Если я помогу тебе, возьмешь меня с собой? – спросил он тихим напряженным голосом.

Вместо ответа бандит фыркнул.

– Я серьезно, Дин. Линден, черт его побери, собирается повесить меня.

– Ты думаешь, что сможешь ехать верхом в таком состоянии? Будешь только тормозить меня, и нас обоих схватят.

– Нет, я справлюсь, слышишь…

Неожиданно Дин сделал молниеносный бросок, как змея, схватил Бена за ворот рубашки, приподнял его и потряс. Розовое лицо бандита вспыхнуло от гнева, и он дышал Бену прямо в лицо, но тот не отвернулся.

– У тебя сил как у котенка, мальчик! Ты для меня лишний груз! Посмотри – я могу прикончить тебя голыми руками, и ты не остановишь… – Он осекся, почувствовав на своей шее острие ножа. – Какого… – Бандит побледнел, и тут же его полные щеки расплылись в широкой ухмылке. Бен тоже усмехнулся, но выдержал минуту, прежде чем немного отодвинуть нож.

Дин отпустил его. Выпрямившись, он разглядывал Бена, лежавшего на койке.

– И где только ты взял эту штуку? – прошептал он с явным удовольствием.

– Держу в сапоге. Парочку раз это оказалось очень удобно. Линден, наверное, был слишком пьян или слишком зол, чтобы обыскать меня как следует, когда забрал мою пушку и бросил меня сюда. – Бен поигрывал ножом, глядя на Дина, как он надеялся, хладнокровно и уверенно. – Когда я говорил об услуге, то как раз имел в виду дать тебе попользоваться ножом.

– Неужели? Впрочем, он может оказаться очень кстати. – Дин потянулся за ножом, но Бен, несмотря на ранение, оказался быстрее. Он отвел назад здоровую руку, все еще сжимавшую рукоятку ножа.

– Спокойно, Дин, – сказал он, слегка задыхаясь. – Ты используешь его, но тебе придется взять меня с собой. Как видишь, не такой уж я и беспомощный. И поверь, я умею ездить верхом, пригожусь и при перестрелке, если у нас будет оружие.

Уильям Дин неожиданно захохотал.

– А знаешь, ты мне нравишься, Клей! Не сдрейфил! В общем, ты прав – я воспользуюсь твоим перышком.

Он снова наклонился над Беном, так что его лицо оказалось в нескольких дюймах.

– Скажу тебе кое-что по секрету, парень. Мой брат и остальные придут за мной – не знаю когда, но они уже здесь. Они ищут меня, а когда найдут, – его глаза блеснули, – можешь представить, как мне пригодится твой ножичек во время веселья, которое поднимется.

– Думаю, да. – Несмотря на упадок сил, Бен почувствовал волнение. Может, его и не повесят – если Дин сдержит свое слово и возьмет его с собой.

Пряча нож обратно в сапог, он увидел, как Дин внимательно наблюдает за ним, стоя рядом с койкой.

– Ты бы получше отдохнул, иначе и на двадцать футов не сможешь удалиться от города, – поучительно сказал он. – Учти, мы не станем тебя дожидаться. Как только сбежим – тут уж каждый будет сам за себя. Если отстанешь…

– Я не отстану.

Дин принес поднос с едой и протянул ему:

– Съешь что-нибудь. Для поддержания сил.

В животе у Бена заурчало – очень громко – от одного вида черствого хлеба и черного, как чернила, кофе в жестяной кружке. Но он знал, что у него нет сил жевать.

– Поставь на пол у койки, – пробормотал он и закрыл глаза от боли и усталости. – Я поем потом.

Через несколько минут, погрузившись в забытье, он почувствовал, как Уильям Дин залез в его сапог и забрал нож.

* * *

Банда Дина появилась в тот же самый вечер вскоре после захода солнца.

Весь день Бена тошнило, кружилась голова, но рана перестала кровоточить, и он сумел немного поесть. Он также поспал, а потом заставил себя встать и сделать несколько шагов по камере и как раз отдыхал, когда услышал странный свистящий звук прямо под окном.

Дин вскочил. Карие глазки засветились, как у кота. – Джо, это ты? – прошептал он, встав под высоким окном. Вместо ответа раздалось еще два коротких, пронзительных свистка. Дин подскочил к Бену. От возбуждения лицо бандита стало красным и потным. – Будь готов, парень. Все произойдет быстро.

Амос и Нейт Линдены играли в шашки за столом шерифа. Не успел Дин закончить фразу, как входная дверь тюрьмы распахнулась и в кабинет ворвались трое мужчин, паливших, как целая кавалерия. Братья Линдены потянулись за револьверами, но у них не было никаких шансов. Наблюдая из камеры, Бен видел, как они оба упали, залитые кровью. Бен сполз с койки, его сердце отчаянно колотилось. Когда он вцепился в прутья решетки рядом с Дином, его колени подгибались.

Трое бандитов в длинных серых плащах и потрепанных шляпах пробежали мимо лежавших тел, даже не взглянув на них. Один из них, высокий и рыжеволосый, схватил ключ от камеры, висевший на крюке над печкой, и пошел к двери.

– Знатная стрельба, ребята! – ликующим голосом воскликнул Уильям Дин, а рыжеволосый бандит с холодными как лед прозрачными голубыми глазами и тонкими кистями рук спокойно заметил, вставляя ключ в замок:

– Надо было оставить тебя гнить здесь, несчастного недоумка. Двое суток потратили на розыски!

– Мать всегда говорила, что вреда от тебя больше, чем пользы, – добавил бандит, стоявший рядом с ним. Бен подумал, что это, наверное, брат Дина – у него было такое же круглое розовое лицо и близко посаженные глаза, но он был повыше и постарше.

Уильям заулыбался:

– Калвин, насколько я помню, она говорила это про тебя. – Он аж подпрыгивал от нетерпения. – Поторопись, Торн. Этот чертов помощник шерифа с минуты на минуту может вернуться с нашим ужином.

– Понял.

Дверь распахнулась, и Дин молниеносно проскочил в нее. Бен последовал за ним, придерживая раненую руку. Рыжий бандит преградил ему путь.

29
{"b":"12175","o":1}