ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Война 2020. На южном фланге
Последняя миля
Маленькая женщина в большом бизнесе
По ту сторону
Манифест великого тренера: как стать из хорошего спортсмена великим чемпионом
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Битва за воздух свободы
Жизнеутверждающая книга о том, как делать только то, что хочется, и богатеть
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)

– Мэгги Блейк? О Боже!

Мэгги упала на колени, кто-то взял Эбби из ее рук, Регина сползла с ее спины на землю. С губ ребенка сорвался тихий стон.

– Амелия? – Мэгги с умилением смотрела на женщину, стоявшую перед ней и прижимавшую к груди Эбби. Ее охватила такая радость, такая благодарность, что она чуть не задохнулась. Затуманенным взором она рассматривала Амелию: любимое морщинистое лицо, белый узел волос. – О, Амелия, слава Богу, что ты здесь. Помоги Регги. Она хочет пить. И Эбби тоже. Она выпала из коляски и ударилась головой. И мне кажется, у нее сломана рука.

– Я унесу Эбби в дом, а потом вернусь за Региной. И за вами, – отчетливо произнесла Амелия, унося Эбби.

– Не беспокойся обо мне, я могу идти, – прошептала Мэгги в пустое пространство. Она хотела посмотреть, куда идет Амелия, но не могла поднять голову. Тут она снова услышала стон Регины.

– Все хорошо, дорогая. Амелия нам теперь поможет. – Она произносила слова, но с ее губ не сорвалось ни звука. Трава ласкала ее щеку, солнце припекало затылок. Мэгги хотела сесть, но когда пошевелила головой, весь мир вокруг вдруг закружился, превращая траву, деревья и солнце в ошеломляющий калейдоскоп оранжево-золотисто-черного цвета. А когда все вокруг стало черным, она погрузилась в эту тьму, в холодную пучину и больше не чувствовала ни ветра, ни травы, ни солнца.

* * *

– Выпейте, но немного. Вы заболеете, если не будете сдерживаться некоторое время. – Хэтти Бенсон наблюдала за тем, как Мэгги жадно пила воду из тонкого кувшина. – Достаточно, – резко сказала она, забрав кувшин.

Мэгги лежала на высоких вышитых подушках на диване, набитом конским волосом, в доме Бенсонов. К ее лбу кто-то прижимал мокрую салфетку.

– Где Эбби и Регина? – По мере того как к ней возвращалась память, ее начала охватывать тревога. Она попыталась подняться, но, почувствовав неожиданную слабость, снова откинулась на подушки. Она все еще смертельно хотела пить, кожа горела и казалась покрытой волдырями, а руки болели так, как будто их жгли огнем. Она посмотрела на круглое, спокойное лицо Хэтти, разглядывающей ее из кресла. – Вы послали за доктором? Рука Эбби…

– Вам не стоит беспокоиться. Я наложила хорошую шину. И рана на голове перестала кровоточить, порез оказался не таким уж глубоким. Бедная девочка сейчас спит – если говорить точнее, они обе спят в кроватях моих сыновей. Но скажите, Мэгги Блейк, как вы попали в прерию с этими двумя девочками в такой денек? Вам троим очень повезло, что вы остались живы.

– Знаю. – Мэгги убрала с глаз упавшую прядь волос и потянулась за кувшином с водой. – Мне нужно еще немного.

Хэтти молча подала ей кувшин.

Мэгги пила медленно, вспомнив о последствиях, которые ждут человека, выпившего слишком много воды после дня, проведенного в жаркой пустыне. Но вода была такой вкусной, холодной и сладкой, чистой, как снег… Она с усилием оторвала кувшин от губ и встретилась со строгим взглядом Хэтти. Потом рассказала, что случилось с ними по пути в город.

– Разумеется, было глупо с моей стороны ехать в такую жару, – закончила она. – Как подумаю о том, что могло случиться…

– Девочки заслуживают хорошей порки за то, что начали драться за фляжку, как глупые щенки койота, – заметила Хэтти. – Но полагаю, они и так достаточно наказаны, – снисходительно согласилась она, когда Мэгги попыталась ей возразить. Хэтти некоторое время молча рассматривала ее, изучая растрепанные рыжеватые волосы, из которых выпали все шпильки, обожженные солнцем щеки и потрескавшиеся губы. Глаза Мэгги покраснели и воспалились.

– Вы сделали доброе дело, Мэгги Блейк, – сказала наконец Хэтти и кивнула. – По-настоящему доброе, – повторила она. – Не знаю, как вам, такой хрупкой женщине, удалось пронести их такое расстояние и в такую жару! Это настоящее чудо, но я видела его своими глазами!

– Я сделала то, что должна была сделать.

– Однажды я проехала двадцать миль в метель, чтобы отвезти моего Джо к доктору. – Хэтти покачала головой. – Мы оба чуть не замерзли в пути, но мы сделали это! – Ее глаза встретились с глазами Мэгги, и впервые с того дня, как Мэгги познакомилась с ней, лицо Хэтти смягчилось и на нем появилось некоторое подобие искренней улыбки.

– Вы должны остаться здесь и отдохнуть, а я позабочусь о ваших малышках. Они молоды и полны сил. Они без труда выкарабкаются.

– Миссис Бенсон. – Мэгги села, почувствовав, как у нее засосало под ложечкой, когда она увидела, как далеко продвинулось солнце на запад. – Уже поздно, мне нужно домой. Мой сын уже должен проснуться, и его надо покормить.

Хэтти Бенсон уже направлялась к лестнице, ведущей на второй этаж. Она обернулась и кивнула Мэгги:

– Не беспокойтесь, дорогая. Я отвезу вас домой. Мы устроим удобную постель для Эбби в моем фургоне, и я дам ей несколько капель виски, чтобы она спала и не чувствовала боли в руке от тряски. Положитесь на меня, и я мигом доставлю вас обратно в Тэнглвуд.

Когда на небе появились первые отблески заката, Мэгги подумала о том, что ей самой пригодилось бы немного виски. Она закрыла глаза от боли, пронизывающей ее уставшее тело. И все-таки она радовалась. Все могло быть гораздо хуже.

Жаркая черная ночь окутала Тэнглвуд, когда Мэгги проснулась и решила взглянуть на детей. Она зажгла свечу и в ночной рубашке, раздувавшейся от душистого летнего ветерка, направилась в детскую. Джона крепко спал. Личико его сияло спокойствием в свете звезд, проникавшем в комнату через окно. Он похож на херувима! Мэгги залюбовалась сыном; ее наполнил трепет оттого, что человеческое существо может быть таким маленьким и уязвимым. Сердце защемило от любви к нему. Регина сбросила одеяло, ее ночная рубашка сбилась. Мэгги решила, что Абигейл будет лучше, если она останется одна в большой кровати, в которой девочки обычно спали вместе, ведь Регина могла во сне навалиться на сестру и придавить ей больную руку. Она наклонилась и поцеловала Регги, которая тут же заерзала, причмокнула во сне и снова затихла.

В спальне с розовыми занавесками Абигейл лежала на спине на широкой кровати под пологом. Ее худенькое серьезное личико дышало безмятежностью, длинные черные ресницы казались шелковой бахромой. Чистая белая повязка на голове составляла странный контраст с ее обожженным на солнце лицом и густыми, черными как смоль волосами.

– Я едва не потеряла тебя сегодня. Боже, как я испугалась! – прошептала Мэгги, на миг вспомнив, как Эбби безжизненно висела в ее руках, истекающая кровью. Маленькое стройное тело девочки напряглось, ресницы затрепетали, и Мэгги поняла, что Эбби не спит, а только притворяется, причем довольно успешно.

– Эбби. – Она поставила свечу на ночной столик и опустилась перед кроватью на колени, ожидая, когда девочка откроет глаза. – Эбби, я знаю, что ты не спишь. Почему? Может, тебе мешает шина? Что для тебя сделать?

Эбби открыла глаза и робко посмотрела на Мэгги.

– Хочешь пить? – Мэгги потянулась за кружкой и кувшином, которые стояли на подставке, но Абигейл остановила ее:

– Я ничего не хочу.

«От тебя». Мэгги угадала невысказанные слова. Она поставила кувшин и кружку обратно на столик и пристально посмотрела на девочку.

– Наверное, ты думаешь, что теперь, когда ты спасла меня, я обязана быть хорошей и… любить тебя, – прошептала Эбби.

– Нет, – мягким голосом возразила Мэгги, не отрывая зеленых глаз от неприязненного личика с дрожащими губами. – Я совсем так не думаю. Я лишь благодарна судьбе, что с тобой все в порядке.

– Потому что мой папа очень рассердился бы, если бы он вернулся и узнал, что я умерла.

– А как ты думаешь, твой папа обрадуется, когда увидит, что за то время, которое мы провели вместе, мы так и не сделали ни шагу, чтобы стать друзьями?

Эбби отвернулась, но Мэгги видела, что она закусила губу.

– Мне все равно.

– А мне кажется, тебе не все равно, Абигейл. Мне кажется, ты хочешь быть счастливой, хочешь, чтобы Тэнглвуд был настоящим домом для всех нас. И так может быть! Все зависит от тебя. Если бы ты только попыталась!

40
{"b":"12175","o":1}