ЛитМир - Электронная Библиотека

В глубине ее глаз промелькнула боль.

– И как тетя Виллона? – осторожно спросила она.

– Плохо. Она уже около года больна.

Новость буквально потрясла Мэгги. Тетя Виллона, которая ни разу не поцеловала ее, не похвалила и не проявила какие-нибудь чувства, хоть отдаленно напоминающие любовь, все же делала то, что могла. Грубоватая, уставшая от забот, она была строгой, но справедливой по отношению ко всем своим детям. Она пять лет держала Мэгти в своем доме – ей это было непросто.

– А что с ней?

– Началось с лихорадки, и с тех пор тетя никак не может прийти в себя. Твой дядя погиб в результате несчастного случая пять лет назад. Теперь мальчик, Эван, управляет фермой в меру своих способностей.

Дядя Гарри мертв. Эван – сейчас ему, наверное, четырнадцать, управляет фермой.

– А Кора? – От волнения она облизнула губы.

– Кора вышла замуж за какого-то фермера и ждет ребенка, который родится весной. У Энн и Кэла уже пятеро детей, и должен сказать, они не очень ладят. Дела Кэла пошли не так хорошо, как он рассчитывал. Они еле-еле перебиваются. – Колин оглядел большую красивую гостиную, взял в руки тонкую фарфоровую чашку. – Энн отдала бы все, чтобы у нее был дом, хоть в половину такой же роскошный, как этот. Если бы она знала, как все обернулось для тебя, – он покачал головой и улыбнулся, – о, тогда бы Кэлу не поздоровилось.

Мэгги переживала за тетю Виллону, больную и несчастную. Она ведь ни разу не написала Белденам, считала, что эта часть ее жизни давно умерла и канула в Лету. Но… может, стоит снова установить связь с Корой… и Эваном…

Колин вдруг наклонился вперед, впился взглядом в Мэгги:

– Мы никогда полностью не освободимся от нашего прошлого, Мэгги. Теперь-то я это знаю, – продолжил он, понизив голос. – Ребенок, которого ты носила, когда написала мне… Мой ребенок… Что с ним случилось?

Нарушив воспоминания о людях, которые остались в прошлом, вопрос прозвучал совершенно неожиданно. К ней вернулись настороженность и усталость. Медленно отпив глоток кофе, она осторожно поставила чашку на блюдце.

– Он умер.

На его лице промелькнуло выражение, которое она не успела понять.

– Тетя Виллона выгнала меня, когда узнала, что я беременна. Думаю, ты уже слышал всю эту историю от Кэла. Я поехала в Техас на дилижансе, и у меня случился выкидыш.

– Понятно. – Колин откинулся на диване, внимательно глядя на нее. – А как ты попала сюда, вышла замуж за Сойера Блейка?

Теперь она чувствовала себя спокойной и уверенной.

– Мы с Сойером встретились по дороге в Техас, в Форт-Уэрте, после того как я потеряла ребенка. Я не знала, что делать, собиралась отыскать брата – единственное, что мне пришло в голову. Сойер был очень добр, заботился обо мне. – Она постаралась вычеркнуть из памяти то, что случилось на станции «Бандит Рой», и гибель Альмы. – Когда он предложил мне выйти за него замуж, я сразу же согласилась. Мы были очень счастливы. – Она замолчала. Что он спросит еще? Ее рука не дрожала, когда она подносила к губам чашку. Кофе оказался слишком сладким, – нервничая, она переложила сахара. Она поставила чашку на блюдце. – А как жил ты? – спросила она снисходительно. Наверное, в данной ситуации такой тон выбрала бы Аннабел, сдержанная и чуть-чуть высокомерная. – Твоя жена очень красива. Вы, должно быть, тоже очень счастливы.

– О да. Клара – отличная жена для человека, занимающего в обществе такое положение, как я. Превосходная хозяйка, умная собеседница, она искусно управляет и моим хозяйством. – Он вертел в руках чашку, не сводя с Мэгги глаз, наблюдая, как изменится выражение ее лица. – Единственный недостаток нашего брака – у нее никогда не будет детей. – Он немного помолчал. – Это особенно беспокоит моего дедушку. Он – воспитанник старой школы и считает, что нужен наследник, который продолжил бы род и дело семьи. Дочь моего брата, с точки зрения дедушки, не подходит для того, чтобы унаследовать состояние Вентвортов. Но Эмброз все старается приучить его к своему ребенку, надеясь, что девочка когда-нибудь все же заслужит его одобрение. Если я не смогу родить сына, то у него есть все шансы на успех.

– Ужасная ситуация! Мне очень жаль, что бедный ребенок используется как… как пешка в игре взрослых мужчин. Но это, в принципе, меня не касается, а ты опоздаешь на свою встречу. – Мэгги почувствовала, что ее ладони стали немного влажными.

Колин стряхнул со своего колена невидимую пылинку.

– У тебя ведь трое детей, не так ли, Мэгги?

– Откуда ты знаешь?

– Наблюдал за ними, когда они сегодня выходили. Как я понимаю, в школу.

Наблюдал? Ей стало зябко. Она представила себе, как он прятался, сидя на лошади, среди тополей, в то время как Эбби, Регги и Джона проходили мимо него. Она молча начала собирать чашки и блюдца.

– Девочки просто очаровательны, но они слишком взрослые, чтобы быть твоими дочерьми от Сойера Блей-ка, – невзначай заметил он.

– Это мои приемные дочери. Сойер был вдовцом, когда мы встретились. Но Джона – наш совместный сын. – Глубоко вздохнув, она поднялась с подносом в руках. – Думаю, ты скоро его увидишь. Он такой же, как Сойер, и у него непомерный интерес ко всему, что касается бизнеса и скота. Я уверена, что Сойер возьмет его на одно из ваших собраний. А теперь, если ты извинишь меня…

Она уже вносила поднос на кухню, когда его голос заставил ее застыть на месте:

– Я разговаривал с Джоной. Очень умный мальчик. Сколько ему лет? Восемь? Девять?

Она медленно повернулась и шепотом переспросила:

– Ты разговаривал с ним?

Теперь Колин тоже поднялся и с насмешливой улыбкой на губах подошел к ней. Его светлые волосы блестели на солнце.

– О, разве я не говорил, что представился им, когда они проходили мимо? Джона был очень рад познакомиться со мной.

Мэгги изо всех сил пыталась придать своему лицу спокойное выражение и скрыть панику, охватившую ее.

– Уже поздно, Колин. Тебе надо поторопиться, иначе ты задержишь переговоры и Сойер решит с тобой не связываться. Он очень нетерпеливый человек, когда дело касается его скота.

– А когда дело касается его жены? И его сына? Или я должен говорить – приемного сына? – Колин говорил тихо, но в его голосе звучал триумф. – Я видел родимое пятно, Мэгги. Я знаю, что мальчик – мой!

Мэгги вскрикнула, как будто он пронзил ей сердце ножом. Поднос, который она держала, с грохотом упал на пол, и фарфоровые чашки разлетелись на тысячу ярких осколков.

– Этот мистер Вентворт – делец себе на уме, правда, папа? – Джона отправил в рот целую ложку картофельного пюре, продолжая говорить. – Но скотоводческий синдикат будет выгоден для Тэнглвуда, ведь так?

– Что за вопрос, сын! – Сойер для убедительности взмахнул вилкой. – Я никогда не стал бы связываться с тем, что не пошло бы на пользу Тэнглвуду.

– У него такая красивая жена. Кто-нибудь хоть раз видел такое платье, которое было на ней вчера в городском зале? Я бы променяла все свои дурацкие наряды на одно это прекрасное шелестящее платье из тафты! – вставила Регги.

Даже Абигейл не могла скрыть своего восхищения Вентвортами.

– У нее даже ридикюль расшит драгоценностями! Она сказала мне, что купила его в Париже. Никогда в жизни не видела такой прелести!

Только Мэгги хранила молчание. Из-за бури, царившей в ее душе, она не могла даже есть, поэтому просто ковыряла в тарелке, пока семья с аппетитом поглощала приготовленный ею обед и оживленно обсуждала самых интересных гостей, которые когда-либо приезжали в округ Кориелл.

– В чем дело, мама? Тебе не нравятся Вентворты? – Абигейл первая обратила внимание на ее молчаливость.

– Конечно, нравятся, но они здесь уже почти две недели, и все это время только о них и говорят. – Мэгги выдавила из себя улыбку и дотронулась вилкой до кусочка жареного цыпленка, лежавшего на тарелке. – Когда они уезжают, Сойер?

– В конце недели, – улыбнулся он. – Только не говори, что боишься, будто эта городская дама затмит тебя. Ты все равно останешься самой красивой, самой лучшей и замечательной на свете! Даже несмотря на то, что эти девушки в последнее время неравнодушны к Кларе Вентворт.

49
{"b":"12175","o":1}