1
2
3
...
53
54
55
...
83

– О нет, только не это! – воскликнула она, когда начала читать детские каракули.

Кровь застыла в ее жилах, когда она увидела, что там написано.

«Дорогая мама,

папа всегда говорил, что нельзя обманывать людей, особенно тех, которых любишь. Поэтому я не совсем понимаю, почему ты и папа лгали мне всю жизнь. Я все время думаю о том, как ты притворялась, что он мой настоящий отец, и он тоже, в то время как вы все это время знали, что это неправда. Неужели вы думаете, что у человека нет права знать правду о таком важном деле?

Я понимаю, ты стыдилась меня. Теперь, когда папа знает, что ты даже не была замужем за моим настоящим отцом, я думаю, он тоже стыдится. Поэтому я уезжаю в Нью-Йорк со своим настоящим отцом, если я ему нужен. Он единственный, кто попытался сказать мне правду. Я не хочу никогда в жизни больше видеть Тэнглвуд. Меня он больше совершенно не волнует. «Нью-Йорк» звучит гораздо лучше, чем «Техас». Поэтому вам с папой не стоит за меня волноваться. У меня все будет хорошо.

Передай привет Эбби и Регги.

Джона».

– Дилижанс отправился строго по расписанию – в шесть часов утра. Сейчас, наверное, он на полдороге к Оклахоме.

– Джона уехал на нем, Джил?

Начальник станции Бакай кивнул, бросив на нее понимающий взгляд из-под седых бровей.

– Так точно.

Ей хотелось закричать: «Почему вы его не остановили?» – но она уже знала ответ. Техасцы, независимые, гордые, никогда не вмешивались в дела других, даже если им было всего девять лет, если, конечно, не затрагивались их собственные интересы. Поэтому она спрятала свое отчаяние и начала задавать вопросы этому пожилому мужчине в очках:

– А он… С ним все было в порядке? Он вам что-нибудь сказал? Он был с Вентвортами?

– Да, он был с ними. – Он помедлил и прочистил горло. – Мальчик был немного не в себе, вроде как плакал до этого. Но он успокоился, когда садился в дилижанс. У него в глазах было такое выражение… будто он решил что-то для себя. По-моему, он знал, что делает. А эта миссис Вентворт все чирикала и чирикала, но он не слишком-то ее слушал. Похоже, его обуревали мысли, и совсем не радостные, нет.

Он пожал плечами, засунул карандаш за ухо и отвернулся от Мэгги к кофейнику, стоявшему на этажерке в углу маленькой конторки. Он подумал о пяти золотых монетках, которые миссис Вентворт дала ему, чтобы он не распространялся насчет блейковского мальчишки. Он бы с большим удовольствием поговорил о нем, но немного золота не помешает.

– Могу я быть вам еще полезен, миссис Блейк? Если нет, то мне еще нужно закончить заполнять бумаги.

Она не помнила, как выехала из Бакая, не обращая внимания на дождь, который хлестал ей в лицо и струйками сбегал с промокшего плаща.

Из окна верхнего этажа салуна «Голубая шляпка», скривившись от злости, Сойер Блейк смотрел, как его жена пронеслась бешеным галопом по мощеной улице. Пару минут назад он выбрался из постели в маленькой грязной комнатушке, где впервые в своей жизни нарушил клятву супружеской верности. Толстая рыжая проститутка спала, слегка похрапывая, рядом с бутылкой из-под виски, которую они прикончили под утро. Ее ярко нарумяненные щеки блестели от пота.

– Катись к черту! – прохрипел он вслед удаляющейся фигурке Мэгги и ударил кулаком по окну. – Лживая, продажная сука! Катись к черту!

Он поранил руку, но ему было наплевать. Шаткой походкой он подошел к кровати и рухнул на проснувшуюся проститутку, одержимый дикой пьяной жаждой мести.

Глава 16

Бену потребовалось не много времени, чтобы понять, что одного упоминания имени Джейка Рида достаточно, чтобы привести бандита Джима Торна в состояние ярости. А Торн относился к тем людям, которых сердить опасно для жизни.

Как говорил Уильям Дин, между этими двумя бандитами пробежала черная кошка в Нью-Мексико в 1878 году, и с тех пор Торн спал и видел, что он убивает Джейка Рида.

– Тут есть одна закавыка – даже у Торна кишка тонка, чтобы пришить Джейка Рида. Нужно правильно выбрать обстановку – ты понимаешь, что я имею в виду, – доверчиво шептал ему Уильям Дин возле костра, после того как Горн в ярости убежал в рощу из-за Джо Дина.

– Этот Рид явно мошенничает в покер, – начал Джо, как вдруг Торн покраснел, запыхтел и так посмотрел на осекшегося Джо, что у Бена по коже побежали мурашки. Наступило напряженное молчание, и ситуация могла для Джо плохо кончиться, если бы Калвин Дин не сказал примирительно:

– Угомонись, Джим! Ты же знаешь, Джо не со зла. Бен сидел затаив дыхание, пока Торн не повернулся и не зашагал в густую чащу, окружающую опушку, на которой банда разожгла костер. Это случилось через месяц после его бегства из тюрьмы Холлоувилла, и все последующие годы, которые Бен провел в банде Дина, он был настороже и старался не произносить имени Рида, если его мог услышать Джим Торн. Торн представлял собой угрозу, ясную и недвусмысленную. Злобный, хладнокровный тип, он с самого начала был против того, чтобы Бен присоединился к банде, и только благодаря привязанности Уильяма к новому знакомому после истории в тюрьме Бен завоевал себе право стать членом банды.

В ноябре 1881 года Бен оказался в салуне «Длинная ветвь» в Додж-Сити. Он прилично выигрывал в покер, и его обхаживала очаровательная темноволосая девочка. «Это уж точно выгоднее, чем гоняться за золотой пылью!» – подумал он, подгребая к себе выигранные деньги и изучая новые карты, которые сдал Уильям Дин. Он с удовлетворением подумал о том, что, с тех пор как связался с Динами, удача повернулась к нему лицом.

На нем были новенький, с иголочки, черный костюм, белая рубашка с накрахмаленным воротником и перламутровыми пуговицами, модный галстук и мягкая серая шляпа. Его темные волосы были гладко зачесаны при помощи самого дорогого бриолина, а мастерски сшитые кожаные сапоги ослепительно блестели. Но лучше всего был тяжелый кошелек, распухший от золота, лежавший в его кармане вместе с красивыми золотыми часами, приобретенными на его долю от грабежа поезда, который банда совершила два месяца назад в Миссури. Впрочем, воспоминания об этом успешном нападении были не очень приятными. Погиб один человек, кондуктор, которого убил выстрелом между глаз Джим Торн. Бен отогнал от себя видения безобразной кровавой сцены, чтобы они не мешали ему сейчас, в самый разгар удачной игры.

– Беру, – проговорил он, откидываясь на спинку стула и взглянув на высокого усатого игрока с хитрыми глазами, сидевшего напротив. Тут он почувствовал аромат духов черноволосой Ванды – она ставила на стол очередной стакан виски. Когда Бен взглянул на флеш[6] в руке и почувствовал прикосновение губ девушки к своей щеке, он понял, что значит приближаться к вратам рая.

И тут все полетело к черту. Керли Дэвис, коренастый чернобородый кузен Динов, влетел в дверь салуна, промчался по усыпанному опилками полу и заорал:

– Джейк Рид в городе, направляется сюда! Эффект, который его слова произвели на братьев Дин, был подобен удару молнии. Они выпрямились на стульях, широко раскрыв глаза, а потом, к удивлению Бена, сложили карты.

– Лучше предупредить Торна, иначе мало не покажется, – пробормотал Джо на ухо Бену, после чего он и Уильям вывалили на стол свой проигрыш, приподняли шляпы, прощаясь с молчаливым игроком и Беном, и выскочили за двери салуна.

Игрок пожал плечами и, кивнув Бену, направился к рулетке. Оставшись один за столиком, Бен залпом допил остатки виски и стал ожидать, что произойдет дальше.

Он знал, что Торн вместе с Калвином Дином находился выше по улице, в салуне «Доблесть прошлого», развлекаясь с парочкой двухдолларовых голубок. Бен мог только предполагать, какой будет реакция Торна на сообщение о том, что Джейк Рид в Додж-Сити. Он мог поставить весь свой выигрыш до последнего цента на то, что еще до наступления ночи здесь прольется кровь.

Сердце забилось сильнее, как всегда в ситуации возможной опасности. Он украдкой оглядывал салун, отмечая про себя расположение изогнутого бара из ореха, висящих керосиновых ламп и лестницы, ведущей наверх в номера. Обнаженная леди, возлежащая на малиновом бархатном диванчике, соблазнительно улыбалась с картины в золоченой раме ковбоям и картежникам, собравшимся в салуне. Бен внимательно изучал их из-под широких полей шляпы, разделяя на потенциальных сторонников, врагов и нейтралов на случай неприятностей, – не потому, что он собирался принять участие в перестрелке, а для собственной безопасности. Когда раздразнишь Торна, то может произойти все что угодно.

вернуться

6

В покере – пять карт одной масти.

54
{"b":"12175","o":1}