ЛитМир - Электронная Библиотека

К черту чемодан, который лежал под кроватью в его номере, расположенном чуть дальше по коридору от комнаты, где сейчас завязалась кровавая бойня. При нем его мешочек с золотом, часы и одежда – все, что необходимо для новой жизни.

«Мэгги, наконец-то я еду к тебе!» – подумал он, вбегая в конюшню, и, не увидев конюха, начал лихорадочно заглядывать в стойла, пока не нашел свою лошадь.

Трясущимися руками он оседлал ее, вывел из стойла и уже был на улице, вдыхая влажный туман ноябрьского утра, когда услышал хриплый, грубый окрик, от которого в его жилах застыла кровь:

– Клей, трусливый ублюдок! Повернись, только медленно!

Он повиновался и оказался лицом к лицу с Джимом Торном, без единой царапины, одетым во все черное, за исключением серой шляпы на голове.

Итак, Рид убит! Даже после того, как он его предупредил. Остался ли в живых Уильям Дин?

– Ты предупредил его, Клей? Он был готов к встрече с нами, а ты так и не появился.

– Да, предупредил, Торн. Мне не очень по душе, когда на человека устраивают засаду, чтобы прикончить его.

– Мне не надо устраивать засаду, чтобы прикончить тебя. Я прав, Клей? – Смех Торна походил на свист брошенного ножа. – Что, кишка тонка против меня?

Странно, но Бена вдруг пронзило волнующее чувство свободы. Он не хотел умирать, но, черт возьми, он никогда не был трусом! Он поклялся, что заберет с собой в могилу Джима Торна.

Не тратя времени на то, чтобы ответить на оскорбление, он попытался выхватить револьвер. Но «смит-вессон» Торна 44-го калибра сработал быстрее.

Пуля пронзила грудь Бена как раз в тот момент, когда он сделал свой выстрел. Его пуля полетела в никуда.

Немыслимая боль огромной волной накрыла его, и он начал медленно опускаться на землю. Во рту чувствовался привкус пыли, крови и рвоты. Он дернулся и погрузился во мрак, услышав напоследок голос, пророкотавший подобно грому: «Торн!»

Наступила тишина. Бен потерял сознание и не знал, что случилось дальше, когда Джим Торн резко повернулся и наставил револьвер на Джейка Рида. Рид выстрелил ему прямо в сердце, и Торн умер мгновенно, не издав ни звука.

Бен тоже умирал, из его груди струилась целая река липкой крови.

Джейк Рид опустился перед ним на колени.

Доктор Фаррадей отвернулся от пациента, лежащего на кровати в его кабинете, и развел руками. Джейк и официантка Ванда поняли, что это означает.

– Док, ну пожалуйста, сделайте что-нибудь! – Ванда прибежала из салуна, как только услышала печальную новость. Одетая в шелковый розовый халатик, босиком и с распущенными спутанными волосами, она сейчас походила больше на школьницу, чем на падшего ангела, приспособившегося к суровой жизни на Западе. Когда врач покачал головой, она всхлипнула и бросилась к постели, на которой лежал Бен. Она взяла его безжизненную руку и крепко сжала, по ее щекам катились слезы.

Ей нравился Бен. Она знала многих мужчин – слишком многих, печально подумала она, глядя на смертельно бледное лицо человека, с которым делила постель всего несколько часов назад. Но этот был особенный – порядочный, нежный. Он был ей небезразличен – такого с ней давно не случалось. Неужели влюбилась? – с горечью подумала она. Вот так повезло! Влюбиться в красивого зеленоглазого дьявола, которого подстрелили еще до того, как она поняла это! Ей хотелось выбежать из кабинета, пропитанного запахом лекарств и заполненного бутылочками и флаконами, залитого кровью Бена, но она осталась на месте, гладя его по темным волосам, шепча его имя и проливая глупые бесполезные слезы.

Доктор Фаррадей сделал для Бена Клея все что мог. И теперь перенес свое внимание на второго человека, высокого темноволосого бандита, который принес Клея.

– А теперь пора посмотреть твое плечо, сынок, – устало сказал он.

Джейк Рид с удивлением взглянул на собственную рану, о которой совершенно забыл. Рубашка пропиталась кровью, но пуля, выпущенная из револьвера Калвина Дина, только задела его.

– Всего лишь царапина, док, не стоит обращать внимания. Лучше бы вы занялись Клеем.

– Я больше ничего не могу сделать для него. Давай, иди сюда и позволь мне осмотреть твое плечо.

Фаррадей как раз закончил перебинтовывать рану Рида в соседнем кабинете, когда туда вбежала Ванда.

– Мистер Рид… Он пришел в себя! Он хочет вас видеть! Бен Клей долго не протянет – Джейк понял это, как только подошел к постели и взглянул на его искаженное от боли лицо. Он не раз видел, как люди умирали, но здесь случай особый. Этот человек спас ему жизнь ценой собственной жизни.

– Прости, что я не пришел быстрее, Клей. – Джейк Рид говорил со спокойным сожалением, а Бен, щурясь, смотрел на него. – Но все равно ты молодец.

– Вы… убили его? – едва слышно прошептал Бен. Рид кивнул.

– А Динов тоже? У… Уильяма?

– Да.

Бен закрыл глаза. Некоторое время он лежал так тихо, что Джейк подумал, что он снова потерял сознание. Лоб и верхняя губа Бена покрылись испариной. Дыхание было прерывистым. Но внезапно он открыл глаза и протянул дрожащую руку к Джейку.

– Хочу попросить вас… кое о чем. У меня в кармане мешочек… золото. И часы. Отвезите их моей сестре.

– Где она?

– Возьмите кошелек и часы – сейчас!

– Хорошо, Бен, успокойся, – сказал Джейк, а Ванда подбежала к сюртуку, лежавшему в углу кабинета, вынула все из кармана и передала Джейку. – Скажи, где искать твою сестру, – спокойным голосом сказал он.

– Эш… Эштон. – Бен облизнул губы. – Рядом с Абилином. Ферма Белденов. Гарри Белден. – Глаза Бена закрылись. Сердце Ванды, глядящей на него, затрепетало от ужаса.

Он умирает! Она сжала кулаки и повернулась к доктору Фаррадею. Джейк Рид внимательно слушал Бена.

– Пообещайте мне… что найдете ее. – С огромным усилием Бен пытался сконцентрировать взгляд на Джейке.

– Даю слово, Клей. Ты ведь спас мне жизнь, помнишь? Я отвезу часы и золото твоей сестре.

– Мэгги… ее зовут Мэгги Клей. Она была ребенком, когда я видел ее в последний раз. Худенькой, но сильной. И такой испуганной… Она не хотела оставаться у тети Виллоны, а я заставил… Сказал, что вернусь, но… не вернулся.

Он начал говорить бессвязно, глаза сделались дикими и лихорадочно блестели. Подушка под его головой промокла от пота.

– Скажите ей, что мне жаль, очень жаль… я всегда думал, что увижу ее…

Выражение его лица изменилось, он стал спокойным и посмотрел на Джейка с неестественной ясностью.

– Все же я сделал что-то хорошее. Предупредил вас. Хоть здесь не проиграл, правда, Рид?

Джейк улыбнулся:

– Ты прекрасно поступил, Бен. Просто здорово. Ни о чем не волнуйся. Я найду твою сестру и скажу ей, что ты спас мне жизнь.

Лицо Бена засветилось от радости.

– Хорошо… Мэгги будет гордиться, хоть раз… Тут он закашлялся, стал задыхаться, и Ванда кинулась к нему.

– Бен, не умирай! Не надо! Не умирай!

– Извини, дорогая, – прошептал он и откинулся на подушку, ловя ртом воздух. Ванда склонилась над ним, по ее щекам бежали слезы.

– Бен!

– Ты самая красивая…

Его голос стих. Ужасная неподвижность сковала его члены. Прерывистого дыхания больше не было слышно. Ванда в ужасе отпрянула.

Джейк Рид обменялся взглядами с Фаррадеем.

Снаружи светило солнце, с улицы доносился шум повозок, топот копыт, голоса людей. Кабинет врача казался островом тишины.

Обессиленный и печальный, Джейк подождал, пока доктор проверил сердцебиение и пульс Бена и накрыл его лицо простыней. Потом он отвернулся и вышел за дверь.

Глава 17

Энн Матер с годами стала толстой, ленивой и озлобленной – ее девические мечты не сбылись. Когда она выходила замуж за Кэла Матера, то думала, что он станет самым процветающим фермером округа, а она превратится в одну из самых известных жительниц Эштона. Но выпивка и карты занимали в жизни Кэла столько же места, как и работа на ферме. Он считал удачей, если имел хоть мизерную прибыль со своих урожаев. После того как закупалась провизия и ткани, чтобы сшить кое-какую одежду, оставалось слишком мало денег на безделушки и украшения, которые, по мнению Энн, она заслужила. Прежняя привязанность Кэла к Энн вскоре поблекла: появлялись новые малыши, заполнявшие домик на ферме и отрицательно повлиявшие на фигуру и характер Энн. Они жили трудно, и их дом, несмотря на суету и шум, был безрадостным и тусклым.

57
{"b":"12175","o":1}