ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смерть от совещаний
Дочери смотрителя маяка
Дневник моей памяти
Мне снова 15…
Из ниоткуда. Автобиография
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Твоя новая жизнь за 6 месяцев. Волшебный пендель от Счастливой хозяйки
Зима Джульетты

Нет, это какая-то ошибка! Это просто невероятно! Но он с Кэлом уже стоял перед ней, заслоняя собой танцующих.

– Мэгги, – смиренно сказал Кэл. – Позволь представить тебе моего кузена, Колина Вентворта. Похоже, он страстно желает познакомиться с тобой.

– Можно пригласить вас на танец, мисс Клей? – Колин слегка поклонился. Мэгги тут же услышала сдержанные восклицания и шепот Энн и ее подруг в нескольких шагах от себя.

Она чуть не ахнула. Она привыкла к тому, что ее игнорируют на вечеринках, и от этого неожиданного внимания со стороны незнакомца, о котором все только и говорили, Мэгги захлестнула волна удовольствия. Она быстро поднялась со стула, надеясь, что он не заметил, как запылали ее щеки.

– С удовольствием, – сказала она тихим спокойным голосом. Он повел ее в центр зала.

– Вниманию всех танцующих, – возвестил Фред Ваттс, игравший на скрипке. – Все дружно берутся за руки и кружатся влево!

Здание школы задрожало, когда маленькое свободное пространство в центре зала заполнили двадцать пар и пустились в дикий и неистовый галоп, не оставлявший времени на разговоры. Мэгги раскачивалась, хлопала в ладоши и кружилась в руках искусного танцора Колина Вентворта, чьи разрумянившиеся щеки и смеющийся взгляд свидетельствовали о том, что он и сам веселится не меньше ее.

Один раз в вихре танца Мэгги мельком увидела Энн и Кэла, кружащихся рядом. Энн злобно покосилась на нее, видимо, в ярости оттого, что вместо нее выбрали кузину. Впрочем, Мэгги не стала об этом задумываться, но потом все мысли оставили ее, потому что рука Колина обвила ее талию, и они теперь скакали вместе в такт музыке. Когда бешеная мелодия стихла, Колин взял ее за руку.

– Пойдемте побеседуем, мисс Клей, – предложил он и повел ее в единственный свободный уголок в школьном зале.

Изумрудно-зеленые глаза Мэгги сияли. У нее кружилась голова, она задыхалась, и не только от энергичного танца. Никто никогда не оказывал ей такого внимания, а тут вдруг се выделил из толпы такой привлекательный молодой человек, настоящий джентльмен. Правда, однажды Джо Боб Крокер и Генри Макадамс приглашали ее, и она прогуливалась с ними или сидела у ручья. Но ей было не по себе от их грубых шуточек и откровенных намеков. Она не знала, как нужно с ними разговаривать, не умела вызывающе улыбаться, как это делали Энн, Сьюзан Барнс и другие девушки. После первого свидания парни больше не появлялись. Но сегодня все было по-другому. Колин Вентворт относился к ней как… к настоящей леди. Она взглянула на своего спутника, галантно подвинувшего ей стул и протянувшего стакан лимонада. Он сел рядом и наблюдал, как она пьет освежающий шипучий напиток. Мэгги все никак не могла успокоить биение своего сердца, ведь он сидел совсем близко, и его брюки касались подола ее желтой юбки. Это было необычное ощущение, очень приятное. Странная дрожь охватила Мэгги, когда смеющиеся глаза Колина встретились с ее взглядом. Она смущенно улыбнулась.

– Мой кузен Кэл лжец или глупец, – сказал он. Словно издалека Мэгги услышала, как снова заиграла скрипка. Вокруг царили смех и веселье.

– Почему вы так думаете?

– Он сказал, что ты – самая нелюдимая девушка, которую только можно себе представить. Но ты замечательная. Красивая и очень милая. – Колин увидел, как вспыхнули ее щеки, а пальцы крепче обхватили стакан. Он смутился. – Прости, я не имел в виду… Мне не следовало говорить… Какой я идиот! К сожалению, Вентворты не отличаются тактом. Отсутствие дипломатии характерно для нас еще больше, чем наше родимое пятно, – грустно произнес он.

– Родимое пятно? – в замешательстве спросила Мэгги.

Он кивнул.

– Все мужчины нашего рода отмечены им. – Он задрал рукав рубашки и показал ей родимое пятно в форме полумесяца на правом запястье. – Оно есть у всех Вентвортов, как и остальные отличительные признаки. Поверь, откровенность – один из них.

– Не обращайте внимания. То, что говорит Кэл, меня нисколько не интересует! – воскликнула Мэгги, но ее голос дрожал. – Не будь он вашим кузеном, я многое могла бы порассказывать о нем, мистер Вентворт.

– Пожалуйста, называй меня Колин. – Он взял из ее рук стакан и поставил его на стойку за ее спиной. – Прости меня, пожалуйста, – умоляюще прошептал он, наклонившись к ней. Свет отражался на его светлых ресницах. – Я говорю тебе это, Мэгги, потому что это правда. Спорим, у тебя масса поклонников в этой глуши!

– Вот уж нет, – рассмеялась Мэгги.

– В таком случае эти несчастные еще тупее, чем я думал. А Кэл хуже всех!

Мэгги невольно улыбнулась, не в силах устоять перед его заразительным смехом и веселым блеском ярко-голубых глаз.

– Я знаю, почему не нравлюсь Кэлу. Только мне все равно. Он не может простить мне… – Мэгги усмехнулась и, глядя прямо в лицо Колину, закончила более серьезно: – В прошлом месяце на воскресном пикнике Кэл пытался поцеловать меня, и не в первый раз.

– Негодник! – шутливо возмутился Колин.

– Он же помолвлен с моей кузиной! – воскликнула Мэгги. Она ожидала, что Колин будет шокирован ее признанием, как была шокирована она, когда Кэл обнял ее за мельницей. – Мы с Энн никогда не дружили, однако он не должен вести себя таким образом всего за месяц до свадьбы.

– Лучше раньше, чем позже, – сказал Колин, и Мэгги оторопело посмотрела на него. – Извини, – сказал он с улыбкой, – не сдержался. Да, ты совершенно права – мой кузен дурень и негодяй. А теперь скажи мне, что сделала ты?

В глазах Мэгги мелькнула злость.

– Дала ему пощечину. И сказала, что если он еще хоть раз попытается сделать что-нибудь в этом духе, то я расскажу обо всем Энн.

– Ты правильно поступила. Но может быть, тебе следовало предупредить ее, с каким развязным парнем она собирается связать свою жизнь?

– Это не привело бы ни к чему хорошему. – Мэгги нахмурилась. – Один раз я попыталась, но она не хочет слышать ничего плохого про Кэла. Ни она, ни тетя Виллона. «Они считают, что я завидую, потому что у меня нет ухажера», – подумала Мэгги, но не стала говорить этого вслух. Она с любопытством посмотрела на Колина. – Не понимаю, почему вы захотели танцевать со мной после того, что говорил Кэл.

– Ты считаешь, я отношусь к людям, которые верят всему, что слышат? – Он улыбнулся. – Нет, мне больше нравится самому делать выводы. Кроме того, – сказал он и снова взял ее за руку, – ты слишком хорошенькая, чтобы не обратить на тебя внимания. Все эти девицы, – Колин обвел взглядом комнату и снова посмотрел на нее, – какие-то одинаковые, как… подсолнухи, которые растут по всему Канзасу. А ты, Мэгги Клей, ты – орхидея. Редкая, нежная и прекрасная. – Он наклонился к ней. – Потанцуй со мной еще. Старина кузен Кэл просто позеленеет от зависти, а я буду считать себя счастливейшим человеком в этом зале.

Когда в два часа ночи под свист ветра семейство Белденов погрузилось в повозку, голова Мэгги кружилась – и не только от танцев и черносмородинового вина. Она прижала к себе спящего четырехлетнего Эвана и прислонилась к деревянному борту, вспоминая каждое слово и каждый взгляд Колина Вентворта.

– Не очень-то радуйся, что кузен Кэла обратил на тебя внимание, – язвительно прошипела ей Энн, когда дядя Гарри дернул за вожжи и повозка покатилась к дому. При свете луны круглое веснушчатое лицо Энн блестело от пота и дышало злостью. – Подумай, чего такой парень хочет от такой девушки, как ты!

– О чем это ты говоришь? – спросила Кора, сонно моргая. – Чего хочет кузен Кэла?

– Заткнись! – осекла ее Энн, бросив взгляд на переднее сиденье, где родители все еще напевали мелодию, под которую танцевали.

Кора скорчила рожицу старшей сестре, засунула ладошку в руку Мэгги и прислонилась к ее плечу.

– Злюка, – прошептала она. – Не обращай внимания, Мэгги. Я считаю, что мистер Вентворт очень милый. По-моему, ты должна дать ему то, что он хочет.

– Спи, малышка, – прошептала Мэгги. Она поудобнее взяла Эвана и улыбнулась Коре. Ей не хотелось ни смотреть на Энн, ни думать о ее грязных предположениях. Энн ведь ничего не знает ни о Колине Вентворте, ни о Мэгги. Она просто мечтает испортить сегодняшний вечер. Подняв лицо к бледной августовской луне, Мэгги закрыла глаза и стала думать о Колине – красивом, веселом, уверенном в себе. И добром – Мэгги сразу это почувствовала. А более достойных качеств в мужчинах для нее не существовало.

7
{"b":"12175","o":1}