ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейк Рид удивлялся про себя, какого черта он все еще торчал в Бакае. Да, он сдружился с Сэмом Холкомбом и побывал на нескольких собраниях «ночных сов», на которых взбешенные фермеры ссорились и строили планы, как лучше положить конец заборам из колючей проволоки, уходящим все дальше и дальше в прерию. Джейк даже сделал пару предложений, как обвести вокруг пальца патрули Маркуса и Бенсона. Но в основном он держался в стороне от междоусобных распрей. Его принимали на собраниях, помня его первую встречу с людьми Маркуса, руководимыми Люком Ньюкомбом, – понятно, что Джейка не привлекал стан противника, который пытался повесить его. Но он не поддерживал ни тех, ни других – ведь у него не было ни земли, ни скота, ни дома, и его никто не нанял, чтобы воспользоваться его ружьем в защиту своих интересов. Маркус Граймс как-то пригласил его к себе в дом и предложил хорошо заплатить за то, что он возглавит войну против преступников, портивших изгороди, явно надеясь на то, что имя и репутация Джейка как непревзойденного стрелка отпугнут противника, но Джейк послал его подальше. У него были свои счеты с Люком Ньюкомбом, и он знал, что в ближайшие дни появится возможность расквитаться, но он также знал, что если бы хотел закончить здесь дела и отправляться дальше, то уже давно разобрался бы с ним. Он этого не хотел. Его устраивало то, что он жил один в пустой хижине объездчика, которая находилась на границе владений Сэма Холкомба, разрешившего ему ее занять. Его устраивало и то, что он издалека следил за обитателями Тэнглвуда. Не устраивала только собственная неопределенность: он всегда знал, чего ему хочется, и получал это так или иначе. Но сейчас впервые в жизни он не мог точно определить, чего хочет, и до смешного был не уверен в том, как это получить.

Жаль, что женщин нельзя поймать и перетащить к себе, как коров. Так думал он одной жаркой июльской ночью, когда не мог заснуть. Жужжание мух, бьющихся о стекло хижины, заставляло чесаться указательный палец, которым нажимают на курок. С голой грудью, одетый только в ботинки и хлопчатые брюки, он вышел из хижины и оседлал Педро. Для него уже стало традицией каждую ночь перед сном подъезжать на близкое расстояние к дому на ранчо Тэнглвуд, чтобы убедиться, что там все спокойно.

Многие ковбои Блейка отсутствовали – они отправились вместе с гуртовщиком, которого Мэгги наняла для доставки скота на рынок, – а те, кто остался, часто проводили ночи вдали от Тэнглвуда, пьянствуя в каком-нибудь салуне в городе. Джейк хотел быть уверен, что в доме все в порядке и что никто не нарушает покой вдовы Блейк. Он не виделся с ней с того самого вечера, когда выставил себя дураком после похорон ее мужа. Он нарочно избегал встреч, но следил за ее домом и семьей.

Джейк оправдывал свое поведение, говоря, что это его долг перед Беном Клеем – обеспечить безопасность Мэгги, хотя прекрасно знал, что обманывает себя. Вот и сегодня – в багровой тьме, густой, как шерсть барана, он пустил коня рысью, направляясь к ее ранчо.

Проезжая по лощине, где протекала река Леон, он услышал выстрел, раздавшийся в полумиле. Эхо раскололо тишину ночи, затем раздался всплеск, как будто в воду упало тело. Мимо Джейка в непроницаемой темноте пронеслась лошадь, задев боком Педро. Жеребец попятился, захрапев, а Джейк чуть не вылетел из седла. Он пытался успокоить коня, но вдруг замер, когда до его слуха донесся знакомый щелчок – кто-то взвел курок… На берегу реки кто-то был – кто-то, чья лошадь ускакала, испуганная выстрелом.

Он развернул Педро и направил его к реке, пригнувшись и держа в вытянутой руке «кольт». В какую-то долю секунды, прежде чем нажать на курок, он увидел чью-то тень и услышал женский крик.

Какое-то огромное чудовище из ночного кошмара направлялось к Мэгги. Она отскочила в сторону, упала в траву, но держала ружье наготове. В следующий миг она развернулась, чтобы прицелиться, но пока пыталась определить в темноте, откуда ей грозит опасность, кто-то напал на нее, столкнув в реку. Ловя ртом воздух, она вынырнула из воды и почувствовала, что ее уже вытянули из реки и повалили на землю. Ее охватил настоящий ужас. Кто-то со всей силой навалился на нее, вышиб ружье и пригвоздил к земле. Она закричала.

Напавший зажал ей рот рукой.

– Какого черта вы здесь делаете? – раздался низкий сердитый голос, и тогда, сквозь тьму и панику, которая охватила ее, она наконец узнала человека, удерживавшего ее.

– Вы? – Она смотрела прямо в грозное лицо Джейка Рида. – Отпустите меня!

– Для того чтобы вас кто-нибудь прикончил? – Его пальцы впивались ей в руку. – Зачем же красться по ночному лесу, как индеец?

– Я нахожусь на своей земле – у меня есть право ходить туда, куда захочу. А вот вы что здесь делаете?

Он шумно набрал в грудь воздух и помедлил секунду.

– Это мое дело, – грубо ответил он, глядя на нее, распростертую под ним.

Мэгги беспомощно боролась, пытаясь высвободиться.

– Пустите меня! – снова потребовала она, почувствовав его неожиданное колебание. – Вы что-то задумали!

Ее гнев и решимость атаковать даже при явном поражении заставили его улыбнуться. Он отпустил ее и сел на корточки, пока она поднималась. Но стоило ей привстать, как она вскрикнула и пошатнулась.

Джейк бросился к ней:

– Что случилось? Вы ранены?

– Моя лодыжка – наверное, я ее расцарапала, когда вы меня сшибли.

Он обхватил ее за талию и понял, что она промокла насквозь, мокрая блузка облепила ей грудь.

– Лучше бы посмотреть вашу лодыжку, – пробурчал он. – Вдруг перелом? – Он свистнул, подзывая коня, и Педро послушно подошел – старый трюк, который Джейк считал очень удобным. Кобыла Мэгги, как понял Джейк, исчезла в ночи, испуганная, как и ее всадница, далеким выстрелом.

– Что вы здесь делали? – требовательно спросил он снова, беря Педро за уздечку.

– Хотела искупаться. Я чувствовала какое-то беспокойство. Вы когда-нибудь ощущали беспокойство, мистер Рид?

– Большую часть своей жизни.

– Интересно, кто это выстрелил и испугал мою кобылу?

– Кто-нибудь из людей Маркуса или Бенсона, как я полагаю. Вы привязали лошадь, когда спешились? – спросил он, усаживая ее в седло. – Или она сбросила вас?

– Конечно, не сбросила. Я не подумала о том, что ее надо привязать, потому что она до этого никогда не уходила. Кроме того, я не так уж далеко от своего дома.

– По меньшей мере за милю, – сухо сказал он.

– Да, но туда легко дойти пешком.

– Но не со сломанной лодыжкой.

Признав свое поражение в словесной перепалке, она молчала все время, пока он подал ей ее ружье, забрался в седло позади нее и пустил жеребца в галоп.

– Куда вы меня везете? – испуганно спросила Мэгги. – Тэнглвуд совсем в другой стороне.

– Моя хижина ближе, – холодно произнес Джейк над ее ухом.

Больше Мэгги не сказала ни слова, пока они ехали в кромешной тьме. У нее не было настроения выслушивать еще одну лекцию о том, как опасно ездить одной, и она только удивлялась, что он не призвал на помощь привидение Макаллистера, чтобы попытаться посильнее напугать ее. Но потом она вспомнила, что все считали, будто Пит сбежал из округа, после того как убил Сойера. Ведь отряд не нашел никаких его следов.

Ветер не шумел в листьях дубов, ночь была тихой, лишь жужжали насекомые и ухала сова на невидимом дереве. Крепкие руки Джейка Рида обхватили Мэгги, когда лошадь спускалась с каменистого склона, а потом они понеслись галопом по равнине среди выжженной травы и поникших цветов. Ее волосы развевались, пока жеребец набирал скорость, а стрелок наклонился вперед, прижавшись к ее спине.

– Еще долго… – начала Мэгги, но в этот момент Джейк натянул поводья и они остановились рядом с небольшой ореховой рощицей. Только после того, как Джейк помог Мэгги спуститься, она разглядела впереди убогую хижину.

– Это не бог весть что, зато здесь есть лампа, а у меня в мешке осталось немного мази, – сказал Джейк, подхватывая ее на руки. Он легко понес ее к хижине.

70
{"b":"12175","o":1}