ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Господин Бондал, вам что-нибудь известно о судьбе нашей лаборантки? – спросил русский более спокойным тоном.

– К сожалению, я не могу ничего припомнить. Нужно расспросить всех остальных.

Так и было сделано. Они вдвоем обошли оставшиеся домики, пытаясь выяснить данное обстоятельство. Однако ни норвежцы, ни русские ничего внятного сказать не могли. Никто не помнил того, чтобы Наталья металась по содрогающейся от толчков льдине. Это выглядело достаточно странным. Трудно было поверить, что молодая и активная девушка никак не отреагировала на землетрясение и осталась у себя в домике. Впрочем, если уж последнее действительно случилось, то ее наверняка стоило бы считать одной из самых первых жертв катастрофы. Ведь ее жилище могло оказаться в воде прежде, чем она проснулась. Но это были лишь предположения. Их нельзя было подкрепить сколько-нибудь достоверными фактами. Сергей Евгеньевич расстроился, ощутив часть своей вины в вероятной гибели единственной женщины на полярной базе. «Ну хоть ее-то я должен был уберечь от беды!» – мысленно укорял он себя.

Эмоциональная атмосфера на дрейфующей льдине была не из самых лучших. Ситуация усугублялась еще и резким ухудшением погодных условий. Данные Бондала о надвигавшемся циклоне оказались правдой. Оставшиеся в живых полярники заметили, как изрядно усилился ветер. Он стал порывистым и пронзительным. Бетанов предпочел вернуться в домик. Оттуда из окошка он смотрел наружу. Ветер играл снегом. По льдине постепенно расплывался низкий густой туман. Из-за него вскоре трудно стало распознать, что происходит в нескольких метрах от трейлеров. Тем временем движение льдины ускорилось. Но одновременно оно приобрело более хаотичный характер. Полярниками в домиках это мало ощущалось. Но об этом можно было догадаться по скрежету и легким вздрагиваниям.

Льдина на своем пути сталкивалась с другими льдинами и обламывалась по краям. Ничего хорошего это не сулило. С каждым новым часом она становилась меньше и меньше. Точно так же, как исчезала надежда на спасение. Полярники были бессильны не только из-за отсутствия средств связи – у них не было даже приборов, способных определить координаты. Никто не знал, в каком районе Северного Ледовитого океана они в данный момент находятся. Они были словно слепые котята. Даже если в нескольких километрах от льдины и находился какой-то из морских путей, никто этого определить не мог. Как никто не был в состоянии различить в такую непогодь любое близидущее судно.

11

Не скрытая льдами поверхность арктических вод бурлила. Волнение нарастало ежеминутно. С северо-востока надвигался шторм. Он был не очень сильным. Однако его приближение отмечалось вполне отчетливо. Разновеликие обломки льда качались на волнах. Густая пелена тумана стелилась низко, она постепенно закрывала собою океанскую гладь. Лил холодный дождь. Порывистый ветер беспорядочно разносил дождевые капли. Погода была такая, что и врагу не пожелаешь.

Мелкие ледяные куски вдобавок к покачиванию вдруг еще и задрожали. Под ними стало вырисовываться нечто темное. Оно медленно, но верно поднималось из глубины. Вскоре это нечто оказалось довольно высоко над поверхностью вод. В нем угадывался перископ подводной лодки.

Сначала перископ замер в одном положении. Это продолжалось около трех минут. Лишь потом он начал вращаться по кругу. Вращение отличалось неспешностью. Цель того, кто пользовался перископом, была достаточно очевидна. Он пытался осмотреть и зафиксировать окрестности. Занятие было не из легких: и густой туман, и сетка дождя негативно сказывались на видимости.

Прошло порядка десяти минут. Осмотр окрестностей завершился. Перископ быстро опустился вниз и исчез в воде. Через какое-то время бурление вод в этом месте океана резко усилилось. Среди волн и ледяных обломков проявились первые признаки субмарины. Она постепенно выходила из воды. Вскоре ее громадная черная туша оказалась на поверхности.

Субмарина имела довольно своеобразный внешний вид. Прочный корпус цилиндрической формы с оконечностями в виде усеченного конуса дополняли обтекаемые оконечности, в которых размещались балластные цистерны, сферическая антенна и гребной вал. На носовой части подводной лодки располагалось зенитное орудие. Внутри плоские переборки разделяли лодку на отсеки. Каждый из них делился на несколько палуб. В носовом, торпедном и кормовом отсеках имелись специальные погрузочные люки.

Люк на капитанском мостике открылся. Из него выбрались двое мужчин. Это были капитан подлодки и его старший помощник. Оба выделялись военной выправкой. И один, и другой были одеты в бушлаты, скрывавшие их форму и знаки отличия.

Командир судна окидывал взглядом здешние однотипные ландшафты. Они не вызвали в нем даже минимального восхищения. Он и не интересовался ими вовсе. Для него они были лишь малоудачными декорациями, в которых разыгрывалось весьма странное действо.

Капитан вздохнул и с некоторым неудовольствием начал говорить:

– Эх, черт побери! Вот оно – настоящее арктическое лето. Во всей своей красе. Правда, эта фантастическая краса лично меня сводит с ума. Погода то одна, то другая. Прогнозы то сбываются, то не сбываются. А этот дерьмовый туман? Разве можно в нем нормально вести поиски? Мне кажется, что мы всем экипажем попали в русскую народную сказку. Вы читали русские сказки?

– Нет, как-то не доводилось, – признался помощник.

– А зря. Тогда вы более образно смогли бы оценить наше теперешнее положение. А оно у нас такое: иди туда, не знаю куда. Согласитесь, что погода спутала нам все карты. Мы ведь все учли заранее. Но человек предполагает, а бог располагает. Ни в одной метеосводке не было ни единого слова об этом чертовом циклоне. А он взял и вмешался в наши планы. Ненавижу, когда хороший план трещит по швам из-за вмешательства природных условий.

– Мне тоже это не по нутру. Но здесь вряд ли можно что-нибудь изменить. Так уж заведено.

– Ладно, к чему теперь об этом толковать. Мы ведь ничего с этим поделать не можем. Пойдем туда, не знаем куда, и найдем иголку в стоге сена. Если опять-таки повезет. Почему этот субъект не выходит на связь? Нам бы легче было его искать.

– Вы же знаете, что наши радисты работают постоянно. Будь у них хотя бы самая маленькая зацепка насчет этого парня, они обязательно ухватились бы за нее.

– Когда же он отзовется? Чем больше он молчит, тем хуже. Хуже и для него, и для нас. Мы при любом раскладе обязаны его найти. Нам ни в коем случае нельзя опоздать. Нельзя дать ему погибнуть среди этих идиотских льдин. И тем более нельзя допустить того, чтобы он попал в чужие лапы. Если вдуматься, то это самый неприемлемый для нас вариант. Слишком много информации попадет к ним. Вы не представляете, какая заварушка может после этого начаться.

– Да, заварушка будет еще та, – согласился старпом и поторопился высказать свои соображения: – Что касается заминки с выходом того парня на связь, то тут вероятны разные причины. Он вполне мог остаться без любых средств связи. Кроме того, ему могло не повезти, и он погиб. С самого начала или чуть позже. Вы прекрасно знаете коварность полярных широт.

Капитан вздрогнул, словно услышал что-то совершенно ужасное.

– Эти версии не дают нам права остановить поиск, – заявил он. – Живым или мертвым, но мы должны его найти.

– Но почему в таком случае наше командование до сих пор не задействовало поиск через спутники? Это было бы гораздо быстрее и эффективнее.

– Как старший помощник капитана, вы должны это сами понимать. Погода отвратительная. Из-за тумана, облачности и дождя полноценное спутниковое наблюдение невозможно. Спутники хороши. Но их возможностей далеко не на все хватает.

– То есть у нас остается лишь визуальный поиск в разрывах тумана?

– Да. Ничего здесь не поделаешь. Нам придется один за другим утюжить эти квадраты и высматривать этого сукиного сына через перископ. Мне, капитану Саймону Гарфункелю, иные способы при данном стечении обстоятельств не видны.

11
{"b":"121765","o":1}