ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэрлин пробуравил меня недовольным взглядом, но больше на эту тему расспрашивать не решился. Оправив траурную повязку на рукаве, он с тихим вздохом опустился в кресло.

— Анжелика еще эта. Что-то в ней не так, но что — понять не могу. Ладно, что ты собираешься теперь делать?

Расправив складки на юбке траурного черного цвета, я стала собираться с мыслями, так как предстоял нешуточный словесный бой с Мэрлином.

— Я собираюсь оставить всех здесь и в компании одного лишь Ямамото отправиться обратно на Землю. У нас там все на мази, нельзя бросать дело на середине…

Он пересек зал так быстро, что я заподозрила пространственную телепортацию на короткие расстояния. У меня это получалось из рук вон плохо, но Мэрлин-то — архимаг. Хотя нет, после пространственной телепортации на короткие расстояния остается небольшое облачко цветного тумана.

— Я ослышался? Ты собираешься в одиночку отправиться туда, где тебя чуть не убили? Ты рехнулась?

— Вполне возможно, что рехнулась. Хотя нормальностью я никогда не отличалась. Я уже сказала, что не брошу начатое на середине. Это не в моем характере и вы это знаете.

Казалось, что еще чуть-чуть и он кинется меня душить, чтобы я уж точно осталась на месте. Но учитель прекрасно владел собой, хотя желание избить меня явственно читалось во всей напряженной позе.

— Возьми с собой хотя бы Вала.

— Нет. Он потерял слишком много крови, перебитые лапы еще долго будут плохо его слушаться. Он не сможет защитить меня в случае беды, но отвлечет мое внимание. Я возьму с собой только Ямамото и Метелку. Этого вполне хватит.

Как ни странно, убеждать он меня не стал. Наверно прочитал что-то в глазах, что отсоветовало ему это. И я была ему благодарна. Как говорится, по-настоящему свободен тот, кто принял решение. Я уже приняла свое решение. Я не буду подставлять под угрозу жизнь близких мне существ. Пусть лучше я погибну сама, но они останутся живы. К тому же убить меня практически невозможно, хотя можно устроить весьма веселую жизнь.

Тут раздался стук в дверь. Попытавшись магически прощупать пространство за дверью, я ничего не нащупала. А раз я никого не ощутила, то значит стучался кто-то из вампиров. Точнее из Избранных. А значит кандидатур всего две — Артур или его папаша.

— Блеск, только разборки с Артуром мне сейчас не хватало.

Оценив расстояние от подоконника до земли, я поняла, что сбежав не сломав ног я отсюда не смогу. Есть конечно потайной ход, но он ведь наверняка меня уже учуял в ментальном смысле. Позорное бегство в мои планы не входит никогда, когда это не называется тактическим отступлением. Поэтому убрав с физиономии кислую рожу, я торопливо наложила на свои мысли блоки и легким пассом заставила дверь открыться.

— Приветствую вас, Ректор Мэрлин. Альтера.

Отвесив каждому из нас по поклоны, он так выжидательно уставился на меня, что я невольно стала вспоминать все свои грешки, коих оказалось великое множество.

— Здравствуй, Артур. Что-то случилось?

Я решила, что делать вид, что мы не знакомы — глупо. Мы больше не связаны как Маги Проводник, но ведь это не значит, что мы больше не можем быть друзьями?

— Нет. Просто я хочу поговорить с Альтерой, а она меня активно избегает. За три дня мне впервые удалось приблизиться на расстояние меньше десяти метров.

Если бы я не была так вымотана, то обязательно бы покраснела. Но сил осталось ровно на то, чтобы убрать упавшую на глаза прядку. После схватки мои волосы значительно укоротились (до плеч) и не желали убираться даже в хвостик, расползаясь как клубок живых змей.

— Я не избегаю. Просто много дел.

Мэрлин, почувствовавший себя третьим лишним, шустро ретировался, оставив нас наедине, чем вызвал бурю недовольства с моей стороны. Впрочем внешне я попыталась это скрыть. Не знаю насколько успешно.

— Тогда если ты сейчас не занята, может поговорим?

— Говори.

Оглядев зал, он подтащил к подоконнику ближайший стол и уселся прямо напротив меня. Почувствовав долгий разговор, я заерзала, но не смогла придумать ни одного веского аргумента для того, чтобы вежливо слинять. Как назло, никто не ломился с дикими криками, никто не звал на помощь, никто не требовал моего незамедлительного присутствия.

— Ты подслушала мой ночной разговор с Анжеликой.

Он не спрашивал, он утверждал, поэтому я лишь кивнула. Не берусь судить, но кажется в его глазах промелькнула досада.

— Я не хотел, чтобы так получилось.

— Не имеет значения что мы хотим, а чего не хотим. Это произошло. И это не исправить. Да и не хочу я ничего исправлять. Я не раскаиваюсь в своем решении.

Мы наконец встретились взглядами. Если бы Арт был Магом — между нами бы уже искрило. А так лишь повисла гнетуща тишина, которую мы не смели нарушить несколько минут.

— Тебе нужен Проводник.

— У меня есть Ямамото.

Я взглянула на духа, который в последнее время вел себя подозрительно тихо. Вообще, мне стало казаться, что он чувствует себя виноватым в том, что произошло. А значит придется поговорить и с ним. Я маго что знаю о самураях, но точно знаю одно — они были помешаны на чести. Служить хозяину, беспрекословно подчиняясь ему и защищая его — смысл их жизни. А он оставил свою хозяйку (то бишь меня) абсолютно без защиты, чем тут же воспользовались слуги Сумасшедшего Бога. Мне даже начало казаться, что если бы он был жив, то уже попытался бы сделать себе харакири.

— Этого недостаточно. Ты не достигла с ним единения, а значит вы не сможете действовать слажено.

Ну зачем же так бить по больному месту?

— Ничего. У нас с ним будет вагон времени чтобы потренироваться на Земле. Особенно теперь, когда мне не придется отвлекаться на мысли о друзьях, так как я отправлюсь туда одна.

Вампир подскочил как ужаленный, опрокинув при этом стол.

— Ты не можешь… Тебе не позволят…

— Могу. Мэрлин уже позволил. Или может ты мне запретишь?

Я прищурилась, разглядывая своего бывшего Проводника с нескрываемой злостью. То я для него обуза, то изображает из себя заботливую няньку, решая что мне можно, а чего нельзя. Хотел уйти — пусть уходит. Я его не держу. Другое дело, что он сам себя держит, придумывая себя разные ужасы.

— Артур, может ты мне еще и друг, но уже не Проводник. Ты можешь дать мне совет, но не можешь принимать активного участия в решении моей судьбы. Мне не хочется еще больше портить наши отношения, поэтому этот разговор лучше прекратить.

Еще секунду назад разъяренный вампир метал громы и молнии, полный решимости приковать меня к Академии и не выпускать, для моего же блага. Но фраза, сказанная мною слишком резко, подействовала на него как ушат холодной воды. Он даже сгорбился, признавая поражение. Ни слова не сказав, он вышел, оставив меня в полном одиночестве мучиться угрызениями совести.

Глава 8

Как жизнь забывчива, как памятлива смерть…

А. Ахматова

Сидя в личном кабинете президента, я любовалась убранством. Меня всегда восхищала способность некоторых дизайнов сочетать строгость, изысканность и шарм, не переходя за черту после которой начиналась пошлая роскошь. И этот кабинет вполне соответствовал моему вкусу. Жаль, что хозяина приходилось ждать.

— Простите, что задержался… Вы изменились.

Улыбнувшись отработанной перед зеркалом улыбкой, я встала и пожала руку президенту. Он явно был шокирован изменениями в моей внешности. Еще бы, левую бровь пересекал шрам, на шее все еще видны следы попытки удушения, черная одежда подчеркивает мертвенную бледность лица, волосы коротко острижены и убраны в строгий пучок. Ничего общего с легкомысленной девчонкой в развевавшихся белых одеждах.

— Рада вас видеть в добром здравии. Вы что-то хотите спросить, но правила этикета вам запрещают? Я позволю вам три нетактичных вопроса.

Снова усевшись в облюбованное кресло, я выжидательно уставилась на своего собеседника. Устроившись напротив меня, он принялся листать бумаги, скрывая замешательство. Он, в отличие от моих друзей, еще не привык к моим неожиданным маневрам в искусстве общения.

15
{"b":"121789","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Закон высоких девушек
Последнее объятие Мамы
Медитации к Силе подсознания
Дурман для зверя
Мужчины, которых мы выбираем
Опасное лето
Хулиномика 3.0: хулиганская экономика. Еще толще. Еще длиннее
Украшения строптивой. От пяти пар сережек до международного бизнеса
Наследник в довесок, или Хранитель для дракона