ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы как-то сразу перешли на ты. Даже подружились. Поэтому я просто кивнула.

Вернулся он через двадцать минут, позеленевший и покрывшийся испариной. По нему было видно, что вырвало его не меньше двух раз.

— Это ужасно. Я никогда такого не видел.

Нервно закурив, он теребил кобуру с табельным оружием. Отдышавшись, он вызвал подкрепление. Я не мешала ему, хотя и предупредила о том, что это дело они раскрыть не смогут без профессионального мага-следопыта. Да у нас в Академии учились и такие, которым хотелось расследовать преступления. У меня этот курс шел общеобразовательно, и я ни разу не получила по этому предмету выше тройки. По десятибалльной системе.

— Альтера, ты знаешь что там произошло?

Рассеяно следя за голубями, я описала ему действия заклинания соковыжималки. Макс живописно позеленел, образно представив себе оное.

Мы просидели сорок минут в ожидании экспертной группы и следователей. Снова поднявшись к квартире, я заявила, что внутрь не пойду даже под угрозой расстрела. Макс меня горячо поддержал, остальные вошли. Впрочем, через двадцать секунд на лестничной площадке стояли почти все, за исключением главного следователя и судмедэксперта. Они присоединились к нам только через три минуты и цветом лица напоминали свежую весеннюю траву.

— Простите, как вас зовут.

— Альтера.

— А по отчеству?

— В Артерриане не используют отчества или фамилии. Только имена и прозвища. Если угодно — Альтера Мираж.

Секунд двадцать у них ушло на опознание меня как "инопланетянки из новостей". Не скажу, что реакция была сплошь положительной. Некоторые отступили от меня на несколько шагов и начали истово креститься, призывая Господа покарать "поганую ведьму". Да уж, демонстрация силы прошла отменно. Я точно знала, что Папа Римский объявил мне анафему и призывал сжечь на костре. Патриарх Всея Руси отнесся более терпимо, хотя и не светился от восторга на нашей первой и последней встрече. Нет, конечно он объявил меня созданием дьявола, но оставил меня в покое занявшись поиском доказательств. Мусульмане тоже кстати объявили меня чем-то вроде "всадника Апокалипсиса " (не разбираюсь в этой религии) и попытались объявить мне священную войну, но что-то заставило их завять по этому поводу. Хотелось бы конечно знать что именно, но не настолько, чтобы приставать к ним с дурацкими вопросами.

— Это вы убили людей в квартире?

Я взглянула на следователя как на умственно отсталого, что ему очень не понравилось. Пришлось пояснить.

— Там мои мать и бабушка. Я не для того пахала полтора года на Академию ради получения разрешения на общения с семьей, чтобы через пол года растерзать их в собственной квартире. Я далеко не дура и отнюдь не монстр. И знаете, что я вам скажу, вы это дело расследовать не сможете. Позже я пошлю запрос в Академии на Магов-следопытов и они распутают это дело, а сейчас мне надо позаботиться о брате и его беременной жене. Я не могу допустить их гибели. И не смейте мне мешать.

Бросив на каждого в отдельности по взгляду в стиле "как вы мне все надоели своей некомпетентностью", я снова вышла на улицу и села на облюбованную скамейку. Нужно было думать о том, что делать дальше, но как назло ни одной порядочной мысли в голову не лезло.

— Альтера, я могу тебе чем-то помочь?

Оглянувшись, я увидела весьма смущенного Макса, пребывавшего в состояния смущения и решительности одновременно. Казалось бы такое сочетание невозможно, но вот умудрился же как-то. Это-то и навело на нужную мысль.

— Максим, а у тебя есть семья?

— Нет. Я детдомовский. А девушки сбегали от меня как только я называл место своей работы. А что?

— А ты хочешь побывать в других мирах и поработать на благо общественности?

Глаза у него так округлились, что я подумала еще чуть-чуть — и вылезут из орбит. Несколько раз он начинал говорить что-то про свою работу, про обязанности, про сказки, но сбивался и умолкал.

— Конечно хочу. А что, есть возможность?

Вяло улыбнувшись, я заставила свое измученное тело подняться на ноги, подозвала метелку и оглянулась на Ямамото. Самурай, уловив направление моей мысли, одобрительно кивнул

— Есть. Один единственный шанс. Мне нужно послать письмо в Академию, но нет посланника. Все мои друзья сейчас отсиживаются там. Передавать мыслеформами сообщения я не хочу, так как они сразу все примчатся сюда, а этого делать нельзя. Короче, я дам тебе пять часов на улаживание всех житейских проблем, а потом буду ждать тебя около Смольного. Если ты придешь, я дам тебе послание и рекомендательное письмо, с которым ты сможешь хорошо устроиться в Академии.

Я не стала дожидаться ответа, так как прекрасно понимала, что моему новому-старому знакомому надо все хорошенько обдумать. Все-таки я предложила ему бросить все: любимую работу, привычную жизнь, родной мир. В обмен я предлагала мечту, в существование которой не особо верилось по здравому размышлению.

Но почему-то я знала, что Максим придет. Обязательно придет. Потому что он из породы тех людей, которые мчатся к своей мечте наперекор судьбе. Он отправится в мир, который стал для меня родным. И с моим рекомендательным письмом он станет членом Ордена Единства. Может даже со временем займет один из освободившихся постов. И он будет служить верой и правдой делу Ордена, так как это у него тоже в крови. Да, именно такие люди нужны Ордену — решительные, целеустремленные и преданные делу.

— Альтера, ты не в себе, тебе нужно отдохнуть. Может, стоит вернуться в Академию?

Я оглянулась на самурая, сумевшего придать своему невыразительному лицу выражение обеспокоенности.

— Сидеть и ждать там удара в спину? Ну уж нет. Я буду сражаться. У меня есть одна ниточка и я собираюсь ею воспользоваться.

Больше не оборачиваясь, я вскочила на Метелку и направилась на поиски виновника гибели моих близких.

Глава 9

Сердце иному причастно всецело,

Словно с рождения кому подряжен

Браться с душой за нелегкое дело

Биться, беситься и лезть на рожон.

А. Твардовский

До боли знакомые улицы оживляли в памяти картины прошлого. Каждый столб, каждое дерево, каждый булыжник в мостовой напоминал о прошлой жизни. О жизни без магии, когда все зависело только от моей сообразительности и удачливости. Странно, но я вспоминаю их с приятным чувством ностальгии. Даже немного хочется вновь побыть обычной девушкой. Хотя при здравом размышлении, все же не настолько хочется, чтобы добровольно отказаться от всего, что меня связывает с Долиной Магов. Да от того же Артура, от мыслей о нем, от любви к нему я не собираюсь отказываться.

Знакомый подъезд встретил не менее знакомым запахом сдохшей крысы и не успевшей выбежать на улицу кошки. Впрочем, так пахнут почти все подъезды, так как коммунальные службы всегда работают не слишком хорошо. И так в любом городе, хотя в провинции бабульки старой закалке как-то сами умудряются держать жилища в чистоте.

Нажав кнопку дверного звона, я пережила приступ зубной боли от пронзительности раздавшегося звона. Через некоторое время раздались шаркающие шаги и звук открываемых замков. Дверь открылась с таким скрипом, что я заподозрила в ней установленную сигнализацию.

— О, Аришка, ты решила ко мне вернуться?

Если до этой фразы я еще держала себя как-то в руках, то тут у меня крышу снесло окончательно. Ментальным захватом схватив Вадика за горло, я со всей силы ударила его об стену и приподняла его над полом. Рефлекторно схватившись за горло, он пытался разжать мои тиски и стучал ногами. Ослабив хватку, чтобы он мог дышать, но не мог вырваться, я подошла почти в плотную, разглядывая его. Обычный домашний вид — спортивки советских времен и замызганная белая майка, в купе с небритой физиономией и запахом пота и курева вызвали у меня приступ тошноты.

— Кому ты сдал мою семью?

— Я не знаю о чем ты говоришь?

17
{"b":"121789","o":1}