ЛитМир - Электронная Библиотека

— А на тот, что сильные духом могут обрести там сильного союзника. Или союзницу. Духи не могут покинуть тот мир, как им этого ни хочется. Но если они соединят свою судьбу с судьбой смертного, то смогут покинуть свою тюрьму.

Я заподозрила в этом подвох. Ну не может быть все так просто, чтобы кто-то пришел в Мир Духов, нашел бывшего героя и ушел оттуда целым и невредимым.

— А в чем подвох?

Мэрлину хватило совести на то, чтобы слегка покраснеть, выдавая смущение. Но лишь слегка — у старого прохиндея был достаточный опыт общения с подобными мне.

— Небольшая проблема состоит в том, что при этом надо иметь не меньшую силу воли, чем у них, потому что подчиняться кому-то слабаку они не согласятся. Их надо покорять. И я хочу, чтобы ты покорила одного духа. Он станет чем-то вроде твоего телохранителя.

Я скорчила самую скептичную мину из всех, имевшихся в моем арсенале, но Мэрлин уже почти привык к моим кривляньям и на эту рожицу не отреагировал. Тяжко вздохнув, я бросила полный надежд взгляд на вампира, но он притворился, что его это не касается. И это настораживало куда сильней, чем смущение невозмутимого ректора. Где ревность? Где профессиональная гордость Проводника? Он вот так вот просто отправляет меня на поиски нового телохранителя?

— Но у меня уже есть Арт, зачем мне еще какой-то дух? Я и его-то иногда на дух не переношу.

Получив затрещину и укоризненный взгляд, я постаралась загнать свое недовольство поглубже. Этому не очень способствовали смешки друзей, оценивших тот факт, что только я могу довести наитерпеливейшего из Магов до рукоприкладства. Порой мне начинало казаться, что Мэрлин, никогда не бивший до этого ни одного из своих учеников, каждую секунду борется с самим собой, чтобы не пройтись по моей спине увесистым посохом. А потом еще и розгами. Нет, конечно, я пыталась сдерживать свой дурной, непокорный характер из уважения к его возрасту, но не всегда получалось. К тому же, как выяснилось, руки он начинал распускать только тогда, когда я начинала строить страшные рожи, выражая свое недовольство, нежелание и несогласие. Я эти рожи строила чисто автоматически, не отдавая себе отчета.

— Не какой-то, а близкий тебе. Твое зеркальное отображение. Твоя вторая астральная половина. И не спорь. Ты отправишься со мной и мы найдем духа.

По появившемуся у эльфа в глазах фанатичному огоньку, я поняла, что спорить дальше бесполезно, поэтому обреченно кивнула, давая понять, что согласна отправляться на поиски какого-то духа. Лишь бы больше не спорить, потому что в споре двух фанатиков последнее слово может сказать лишь эхо.

Стоять рядом с вампиром, которому я так и не сказала о своих чувствах, было конечно приятно, но немножко тревожно. В последнее время я стала бояться, что он откапает из завалов моего сознания эту тайну и все этим испортит, заявив, что я напрасно мечтаю о взаимности. Да и дружбу его я терять не хочу.

— Аля, мне кажется, что ты скрываешь от меня что-то важное. И меня это не устраивает.

Ну вот, опять этот недовольный тон, этот пронзительный взгляд, заставляющий ежится от холода. В последнее время он сильно изменился: стал тверже, холодней, неприступней. Мне эти изменения не нравились, но сделать с этим ничего не получалось. Я пыталась мягко улыбаться и проявлять терпение, что не всегда удавалось. Вот и сейчас мне показалось, что его слова ударили меня как плетью, но я все проглотила и сохранила спокойствие.

— Ничего криминального, уж поверь. Обычные детские фантазии. Не волнуйся, если будет что-то серьезное — ты первым узнаешь.

Не думаю, что он мне поверил, но расспрашивать перестал. Хотя может он это сделал по той простой причине, что подошли остальные члены нашей команды. Нося гордое звание Посвященных братьев и сестер из Ордена Единства (более того, нося звание членов Совета Посвященных), они по-прежнему вели себя как расшалившиеся дети, что очень раздражало Мэрлина. Он требовал относиться к этому серьезней, начинал читать лекции но каждый раз натыкался на снисходительный взгляд все понимающих, но не принимающих истину, студентов. Это охлаждало пыл Мэрлина, но не надолго. Через некоторое время все начиналось сначала.

— Вы не могли бы вести себя прилично? Вы отправляетесь с дипломатической миссией! Вы представляете на земле Долину Магов! Вы должны быть на высшем уровне!

Его слова канули в пустоту. Все были так возбуждены от предстоящего путешествия, что не желали успокаиваться. Ления и Волька теребили несчастный ковер-самолет, заставляя его нервно трястись и обреченно шелестеть кисточками. Ланита и Пирион устроили небольшой магический поединок за право выпить последний кубок эльфийской медовухи. Их проводники же в это время, устроили торжественное распитие пятилитрового бочонка самогона «Сессия». Гуттер, Гил и Азамат опять начали пререкаться по поводу преимуществ фаламберга над глефой. Вигдис и Гиниева спорили о том, чья мать круче, сильнее, красивей, милостивей и добрей. Вал пытался цапнуть Метелку, дразнившую его. Видимость спокойствия сохраняли лишь Арт, Инит и я. Даже Мэрлин начал бесноваться, пытаясь навести хотя бы видимость порядка. Отобрав бочонок у Проводников и швырнув им в расшалившуюся Метелку, он все же привлек всеобщее внимание.

— Все, хватит! Мое терпение подошло к концу. Выметайтесь отсюда.

На пару секунд прервав свои споры, друзья быстренько ретировались в Главный Портал, подальше от вышедшего из себя Ректора. Задержался лишь Арт, бросив на меня какой-то странный, пронизывающий взгляд, от которого мне стало очень неуютно. Ну, примерно так же неуютно, как стоять голой посреди футбольного поля в разгар финального матча. В итоге, мы с Мэрлином остались наедине (Метелка тоже смылась, но по направлению к общежитию). Дав архимагу несколько минут на успокоение, я пошла в словесную атаку.

— А теперь давайте серьезно, зачем мне дух? Почему вы так уверены, что мне удастся покорить хоть кого-то из них? А тем более найти свою зеркальную половину.

Наставник основательно побледнел и бросил на меня затравленный взгляд загнанного в угол волчонка, но я была непреклонна в своем желании знать правду.

— Дух необходим тебе для защиты. После Ущелья Смерти на тебя покушались четыре раза. Четыре! И один раз им почти удалось тебя похитить…

Я содрогнулась от воспоминания о десяти зомби, которые напали на меня ночью, когда я была истощена после очередного урока некромантии. Артур как раз отсутствовал в помещении (ушел на очередную пьянку с аспирантами и умудрился там так напиться так, что проснулся лишь через 38 часов) и этим ожившим мертвецам удалось связать меня и оттащить на двадцать метров по коридору от моих комнат. Спасло только чудо: какая-то юная магичка выскользнула из комнаты с непонятной целью (точнее понятной, но весьма нескромной) и завизжала, увидев полуразложившиеся трупы. От ее визга проснулись все студенты в общежитии и совместными усилиями они меня отбили. Чистой воды везение. После той ночи я стала очень нервной и очень чистоплотной, так как начало казаться, что я не могу отмыться от слизи разлагающихся трупов. А перемазана этой слизью я была с ног до головы.

— Этого больше не повторится, я теперь ставлю охранные заклинания на ночь.

Да, через эту защиту никто не прорвется. Даже Арт. Однажды он попытался ночью отлучиться не разбудив меня и я нашла его утром связанным магической веревкой, обгорелого, мокрого, пахнущего позавчерашними помоями и очень злого. Извинялась я долго, но разобидевшийся Проводник две недели со мной не разговаривал. Помирились мы только после того, как на меня напали прямо во время занятий, но про ловушки не забыл. Теперь если он ощущал, что я уже легла спать, а он не успел проникнуть в наши апартаменты. То шел ночевать в другое место, не рискуя понапрасну. Хотя защиту я перенастроила так, чтобы его она пропускала.

— Повторится. Обязательно повторится. И твой Артур тебя не сможет защитить. Да и вообще, он в последнее время стал себя странно вести. Три из четырех нападений он попустил. То он спал, то он пьянствовал, то он к отцу ездил. Так нельзя. Поэтому мы отправимся в Мир Духов и найдем того, кто не нуждается во сне, еде, алкоголе и родителях, но нуждается в тебе.

2
{"b":"121789","o":1}