ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игрушка из грязных трущоб
Сам себе психолог. Самые эффективные приемы психологической реабилитации
Чизкейк внутри. Сложные и необычные торты – легко!
Князь Тьмы и я
Сила характера – ваш успех
Норвежский лес
S-T-I-K-S. Зовите меня форс-мажор
Девушка с чеширским зонтиком
Запрет на вмешательство

— Тебе никто не говорил, что то, что они погибли сейчас — может быть благом? Возможно, если бы они выжили, то их ждала бы более страшная участь.

Я уже хотела возразить, когда вспомнила, что что-то подобное мне говорила мать. Я тогда лежала в больнице, когда доставили изувеченного пятилетнего мальчика. Он вместе со своими родителями попал в автокатастрофу. В силу обстоятельств на них ни царапины, а мальчику было суждено стать евнухом. Мама тогда сказала, что возможно жизнь уберегла этого мальчика от страшной участи. Кто знает, может ему было суждено стать маньяком и погибнуть при задержании. Кощунственно, но все же…

— Возможно. Возможно, что вы правы. И знаете, что я сделаю? Я уничтожу Клан Ледяного Дракона. Я убью самого Ледяного Дракона. И обезврежу всех Отступников. Я сделаю так, чтобы все жители Паутины могли спать спокойно и не опасаться, что с ними случится то же самое, что и с моими близкими.

Глава 11

У каждого свой тайный личный мир

Есть в мире этом самый лучший миг

Есть в мире этом самый страшный час,

Но это все неведомо для нас.

Е. Евтушенко

Замок Регрент

От стен замка веяло приятной прохладой. Несмотря на сорокоградусную жару в помещении можно было находиться в парадном облачении и при этом не слишком мучиться. К тому же многочисленные фонтаны обеспечивали холодной чистой водой всех желающих утолить жажду или промокнуть лоб.

Несмотря на все созданные условия, замок практически пустовал, что позволяла его коренным обитателям нежиться в теньке без особых забот.

— Своей мрачностью, сын, ты распугал всех фрейлин.

Наследник Императорского престола лишь вяло отмахнулся.

— Плевать. Все равно эти балаболки только и умеет, что болтать о тряпках и побрякушках.

Вампир из числа Избранных раздраженно шлепнул по воде кулаком, разогнав золотых рыбок. Император опустился рядом с ним на бортик фонтана, пытаясь заглянуть в глаза своему отпрыску.

— Мне показалось, что некоторые из них достаточно умны, чтобы стать Императрицей. И красивы как розы все без исключения.

Горькая усмешка исказила лицо наследника.

— Отец, не начинай. А красота… Вот именно, что так розы. Наряды, маникюр, макияж, прически — это все искусственно созданная, пустая красота. Как-то раз мы с Альтерой лазали по древним катакомбам старого центра Артерры в поисках гнезда очередной нежити. Под нами провалился пол и мы по старым трубам скатились в самый низ. Когда мы выбрались на свет, я чуть не умер от смеха, глядя на нее в ободранном костюме, извоженную в грязи и с мусором запутавшимся в растрепавшихся волосах. Она стояла в столбе света и вдруг улыбнулась своей особенной дразнящей улыбкой. В тот момент она была прекрасна. Не могу объяснить почему. Может потому, что в ее глазах живой огонь, а у этих кукол его и в помине нет.

Солнце, пробиваясь сквозь густую листву деревьев, оставило на полу причудливый узор, добавив обстановке немного таинственности. Где-то вдали раздался задорны девичий смех, вызвав очередную гримасу раздражения у младшего из двух вампиров

— Ты скучаешь по ней?

Вздрогнув от неожиданности вопроса, Артур впервые за долгое время взглянул своему отцу в глаза. Вместо ожидаемого укора и неприятия он увидел там лишь заботу и понимание. Кивнув, наследник снова опустил взгляд на руку, водящую по поверхности воды.

— Тогда почему ты ушел?

Очередной пустой взгляд, погруженного в себя вампира. В последнее время, молодого принца часто видели в таком состоянии. Слишком часто.

— Дурак потому что. Я злился на себя из-за того, что не мог ей признаться, а свою злость переносил на нее. Не понимаю почему я так тогда сказал. Я никогда не считал ее обузой. Наоборот, радовался как мальчишка каждой неприятности, в которую она меня втягивала. А потом, как будто кто-то околдовал, хотя я и знаю, что это невозможно.

— Я не о том сын. Она забрала у тебя медальон и привилегии Проводника, но не лишила тебя своей дружбы. Ты мог остаться рядом на абсолютно добровольном начале как друг.

А вот подобная мысль в голову юного вампира ни разу не приходила. Вскочив с уже нагретого места, он окинул отца слегка ошалевшим взглядом.

— Ты прав отец. Я не просто дурак, я — полный идиот.

Император лишь горько усмехнулся.

— Это у тебя наследственное. Когда-то я тоже был влюблен. В эльфийку. И я тоже повел себя как идиот. А когда захотел все исправить — было уже поздно. Она погибла. Я всю жизнь сожалел. Не пойми неправильно, твоя мать… я ее уважал. Сильная была женщина. Достойная.

До Артура доходили слухи о былом увлечении отца, но он не придавал им значения, хотя и знал, что Император никогда не любил свою жену. Это был навязанный брак, хотя потом они и смогли стать друзьями и партнерами. Но не смогли полюбить друг друга.

— У меня не будет так, отец. Сразу после Летнего Бала я отправлюсь к ней.

Задумчивый взгляд Императора слегка охладил энтузиазм наследника, но не смог полностью его задавить.

— Весь дворец держит пари на твой побег отсюда. Я тоже не удержался и поставил на сегодняшний день.

— Почему на сегодняшний?

Достав из рукава слегка помявшуюся депешу, Император рассеяно покрутил ее в руках.

— Как видишь, пришло сообщение из Академии. Мать и бабушка Альтеры убиты заклинанием «соковыжималки». На предложение Мэрлина выслать к ней кого-нибудь из друзей, она ответила резким отказом в грубой форме. Сказала, что убийц найдет и накажет сама. Еще сказано, что они из клана Ледяного Дракона.

Договаривал император уже в спину быстро удалявшемуся отпрыску. Плюнув на приличия, сын Императора неприлично высоко задрал полы мантии и бежал бодрым аллюром, демонстрируя всем свои потертые джинсы, одетые вопреки всем уставам.

— Мой Император, правильно ли вы поступили, отпустив его. Кому-то связь с Альтерой уже принесла гибель.

Верховный Лекарь подкралась абсолютно бесшумно, чуть не вызвав инфаркт у задумавшегося правителя.

— Уверен, Анджела. Девочка — единственная надежда Паутины. К тому же она очень много сделала для вампиров. Да и не хочу я разлучать два любящих сердца.

— С чего вы взяли, что она тоже его любит?

— Если бы не любила — не отпустила бы. Кстати, ты проиграла мне пятьсот золотых. Как расплачиваться будешь?

Замок Ордена Единства

Зал Совета Посвященным выглядел пустынным, хотя в нем собралось довольно много народу. Возможно ощущение пустоты создавали три кресла, задрапированные черной тканью. Орден лишился обоих Тактиков и одного Палача. Вестник и Разведчики тяжело ранены, Хранитель шляется где-то в другом измерении, Стратег, поссорившись с Хранителем, вернулся к отцу. А сами Посвящены потеряли друзей, переживали за раненую подругу и предводительницу, находящуюся в опасности. И волновались за Артура, поссорившегося с Альтерой.

Тем не менее члены Совета расселись по своим креслам (кресло Вала отличалось массивностью и похожестью на диван), образовывающим круг. Пять пустых кресел делали тишину гнетущей.

— Друзья мои, у меня есть хорошие новости.

Мэрлин обвел взглядом всех собравшихся. Изможденные лица Ланиты, Пириона, Вольки и Лении, злые лица эльфов, уставшая морда Вала, бесстрастное лицо Инита. Да, ряды значительно поредели. Но в глазах оставшихся появилась надежда.

— Наш Стратег, Артур, получил мое сообщение о неприятностях Альтеры и отправился к ней. Можно надеяться, что их отношения наладятся.

Эти слова вызвали некоторое оживление, так как можно уже было не волноваться за двоих членов Ордена.

— И еще, в Совете сейчас отсутствует двое Посвященных — Стратег и Хранитель. Артур и Альтера соответственно. Более того, мы потеряли обоих тактиков, Гиниеву и Вигдис, и одного из Палачей, Гуттера. Но нам надо решить, что делать с Анжеликой, братом Альтеры и его женой Мариной, а также с Максимом и Машей.

22
{"b":"121789","o":1}