ЛитМир - Электронная Библиотека

Я хотела уже возразить на счет своего Проводника, когда осознала, что Мэрлин прав. Арт действительно стал вести себя очень странно. Он стал еще более сдержанным, холодным и замкнутым. И жестоким. Несколько раз бывало так, что неосторожным словом он доводил меня или Лению почти до слез.

— Ну, может он в кого-то влюбился и я стала для него обузой.

Даже думать об этом было неприятно, но версия казалось довольно вероятной. Он стал раздражаться на меня почти каждодневно, как будто лишняя минута рядом со мной ему стала в тягость. Он стал все чаще и чаще пропадать в неизвестном направлении. Иногда он не появлялся по несколько дней. Доводя меня до истерики от беспокойства. И после этого он абсолютно не чувствовал себя виноватым. За исключением тех случаев, когда на меня нападали. После покушений он снова становился примерным Проводником и дня три таскался за мной след в след, раздражая невероятно.

— Возможно. Попробуй поговорить с ним на эту тему, но только после того, как мы найдем духа.

Я скривилась, прекрасно осознавая, что смелости на подобный разговор я не наскребу. Вот странно, я не боюсь ночевать на кладбище, кишащем упырями, зомби и прочей нежитью, но боюсь вызвать на откровенный разговор вампира. Причем не просто вампира, а самое близкое существо во вселенной. Из-за чего так? Может я просто трушу из-за того, что боюсь оказаться ненужной. Может я просто хочу жить своими иллюзиями?

— Альтера, сейчас не время для самокопаний.

С перепугу я даже отбросила свое обычное уважительное «вы», что впрочем, только порадовало Мэрлина, настаивавшего на том, что он для меня в первую очередь друг, товарищ и отец.

— А с чего ты решил, что я занимаюсь самокоманием?

Тщательно проверив свои блоки, я убедилась, что читать мои мысли Ректор не может. Тогда как он догадался? Нет, он конечно Архимаг, но в последнее время я научилась чувствовать даже то, как меня читал Арт, что практически невозможно.

— Ты такие рожи корчишь, что и еже понятно, что ты опять ковыряешься в себе и занимаешься самобичеванием. Завязывай с этим бесполезным занятием и приготовься к встрече с Духами. Большинство из них — не очень приветливы.

Мда, пора учиться держать свое лицо под полным контролем, чтобы не выдавать своего настроения. И самое главное, своих мыслей. А то ведь даже подумать толком для себя не дают.

— К неприятностям я всегда готова. Надеюсь только, что все обойдется.

Потому что если не обойдется, то Паутина потеряет свою последнюю надежду на объединение.

Глава 2

Не знает вечность ни родства, ни племени.

Чужда ей боль рождений и смертей.

А у меньшой сестры ее — у времени -

Бесчисленное множество детей.

С. Маршак

— Учитель, мне здесь не нравится.

И это слабо сказано. Как может кому-то понравиться выжженная дотла пустыня, в которой от горизонта до горизонта видны лишь пепел и покрытые копотью камни. Лично мне такой пейзаж глубоко противен. Я сторонница ярких красок лета и жизни. Мне нравится такой пейзаж, когда горы с белыми снежными шапками, зеленеющие деревья, разные цветы, темно синяя вода озера или реки, пронзительно голубое небо и облака. Ну, еще ранняя осень, когда листья становятся багряными и золотыми, а воздух кажется кристальным.

— Мне тоже. И что? Нам на север.

Одними губами он добавил слово «кажется». Но поборов свою сущность, я покорно поплелась за ним, предоставив роль ведущего Мэрлину. Сама же начала обдумывать предстоящий серьезный разговор с вампиром. Получалось очень плохо, так как я боялась обидеть его своими обвинительными речами. А не обидев достучаться теперь до него невозможно. Что же происходит? Почему он так отдалился? Как будто его кто-то намеренно оттаскивает от меня. Кстати, вполне жизнеспособная версия. Убрать меня, как выяснилось, хотят очень многие, но пока Арт на моей стороне это довольно затруднительно.

— Доброго вам дня, странники. Вы кого-то ищите?

Отбросив свои тоскливые размышления, я уставилась на выросшего перед нами мужчину с русыми волосами, серыми глазами и очень недовольным выражением лица. Не стоило быть семи пядей во лбу. Чтобы понять, что он нам не рад, но пытается хотя бы казаться учтивым.

— И вам доброго дня. Не то, чтобы мы ищем кого-то конкретного…

Я задумалась, подбирая слова и не заметила, как Мэрлин что-то показал Духу (а это был именно дух, так как просвечивал насквозь). Это что-то очень тому не понравилось, но он наступил на горло своей гордости и дал знак следовать за ним. Некоторое время мы шли молча, но я все же решилась спросить одну вещь, которую меня интересовала.

— Простите, а как вас зовут?

Дух недовольно обернулся и что-то невнятно пробурчал, заставляя переспросить. Я не поленилась и попросила сказать более внятно.

— Алеша я. Попович.

Восхищенно присвистнув, я с удвоенным интересом стала изучать былинного героя. Честно говоря, на всадника с картины Васнецова он мало походил, но своей статью вызывал восхищение. Уважение внушали так же его меч и лук. Хотя я думала, что богатыри не пользуются луками. Они должны идти напролом, с мечом, щитом, копьем и на коне.

— Очень приятно. А я — Альтера.

— Я знаю.

Неласковость приема меня немного коробила, но из колеи уже не выбивала, как это бывало раньше. Благо появился большой опыт общения с теми, кому я очень не нравлюсь. Ну, прям до зубовного скрежета.

— А вы знаете, так где я родилась, про вас ходят легенды. Один знаменитый художник даже нарисовал ваш портрет и каждый день тысячи людей приходят в особое здание, чтобы на него посмотреть и восхититься.

По едва заметной улыбке и распрямившимся плечам, я поняла, что сумела подмазаться к суровому духу. Поэтому я благоразумно промолчала про то, что на той картине нарисованы еще два богатыря.

— Значит, помнят про нас еще. Хорошо. Очень хорошо. Ты прибыла сюда для того, чтобы покорить духа, Альтера?

Ну и зачем я так нарывалась на беседу? Как вот теперь себя вести с тщеславным богатырем, проявившим интерес к моей персоне?

— Не то, чтобы покорить, скорей подружиться. Я человек не воинственный.

Главное не вспоминать в этот момент с каким наслаждением я убивала всех слуг Сумасшедшего Бога, нападавших на меня. И не вспоминать с каким наслаждением я по пьяни разметала всех алкашей в трактире "Веселый Маг" в свой двадцатый день рождения. А то сразу слова начинают звучать фальшиво.

— Оно и заметно, что не воинственный. Почти никого не убила, но многих покалечила.

В его голосе звучала откровенная насмешка и я вспомнила, что за некоторыми духи присматривают и даже делают ставки. И из того, что Алеша назвал мое имя следует сделать вывод, что за мной тоже наблюдают время от времени. А значит дурочкой или простушкой прикинуться не удастся. По крайней мере, на полную катушку не удастся.

— То, что я сносно дерусь еще не значит, что я люблю это делать. Больше всего я люблю отсиживаться за спиной у своего Проводника во время драки.

Мэрлин и дух богатыря одновременно засмеялись. Учитель даже схватился за живот. Через несколько секунд у него выступили слезы на глазах. Отсмеявшись и переждав икоту, он наконец соблагоизволил объяснить причину своего смеха.

— Сидишь-то ты за спиной, но не просто сидишь, а отстреливаешь нападающих с помощью магии или, на худой конец, с помощью пистолета с глушителем.

Кажется, у меня покраснели не только щеки, но даже уши. Такой низости со стороны собственного учителя я не ожидала. Но хорошо, что Алеша отнесся к этому с юмором. Его позабавила моя хитрая тактика. Он заметно оттаял и принялся рассказывать нам о мире Духов, о постоянных конфликтах между группировками Темных и Светлых, о недавно установившемся перемирии, которое бывает раз в пятьсот лет и длится всего сто лет, о том, как вместо того, чтобы мутузить друг друга с помощью оружия, они обжуливают друг друга в азартных играх. В общем, информация полилась из него рекой. Я впитывала все это как губка, предвидя проблемы с Темными, так как меня уже автоматически записали в Светлые. Впрочем, это они поторопились. Если конечно не говорить о том, что добро должно быть с кулаками.

3
{"b":"121789","o":1}