Содержание  
A
A
1
2
3
...
13
14
15
...
86

Вдруг сзади как из-под земли вырос Петр.

Его горячее дыхание коснулось ее шеи.

– Тамара, у меня сегодня есть свободная хата. Жду на такси за углом. Когда освободишься?

– Через час с небольшим, – сказала она, как будто была заранее готова и к этому разговору, и к этой встрече.

– Томка, ну как он на этот раз?

Ольга так и пожирала глазами сестру, которая устало вошла в квартиру и прямо-таки рухнула на банкетку.

– Как малышка? – не ответила на вопрос сестры Тамара.

– Да, отлично, отлично. Послушала сказки и заснула. Я сказала, что мама провожает папу и придет поздно.

– Олюня, это какая-то феерия. Я теряю голову и улетаю. Сегодня была одна изюминка. Он был после соревнований. Нос разбит, глаз подбит

– А х…й стоит! – рассмеялась Ольга.

– Фу, какая ты пошлая, – устало улыбнулась Тамара. – Ладно, я в душ. А ты завари, пожалуйста, кофе.

– Только не вырубайся потом сразу, Томка. Поделись впечатлениями. Зря я, что ли, няньку тут у тебя изображала!

Влюбляться в образ с журнальной обложки Петру было не впервой. Отношения с противоположным полом у него не ладились очень долго. И он, не мудрствуя лукаво, заменил первые робкие ухаживания и влюбленности, этакими мечтами наяву.

В мечтах он был и красавцем и суперменом и покорял красавиц пачками. Но любое воображение не может работать на пустом месте. Поэтому так важны были для него прообразы его грез.

И он находил эти прообразы в затрепанных иностранных журналах и иностранных же, в основном, фильмах.

При той напряженной и насыщенной жизни, которую он вел с юных лет, этого виртуального эрзаца поначалу хватало. И он достиг в этом даже некоего искусства.

Его первая в жизни реальная, а не виртуальная, подруга была официанткой офицерской столовой в полку, где он служил. Эта разбитная молодуха чуть было не стала и первой женщиной в его жизни. Тем более, что «лябовь» (так называли такие отношения в те времена и тех местах) с молодыми лейтенантами была чуть ли не второй профессией этой женщины.

Однако, поняв этого странноватого парня, она решила, что сможет женить его на себе. И повела себя сообразно тому образу, который, по ее мнению, был наиболее подходящим для ее планов.

Увы, грубая натура Буробина не долго удовлетворялась ночными гуляниями, трепом по телефону, встречами на танцплощадке, поцелуями и объятиями украдкой.

Все это, конечно же, было для него приятно и ново, но кипящая кровь требовала большего. Поэтому после неполного года таких отношений, он решил, что коли не может затащить ее в койку, то лучше вернуться к старому способу сублимации своих инстинктов.

Он вдруг так яростно ударился в дела службы, что заслужил в полку прозвище «карьерист». Ну, а в дополнение к этому фрейдистскому «вытеснению» снова пошли в ход журналы с полуголыми красавицами.

Поэтому, увидев показанное Валерой фото Ольги, Петр как будто испытал некое «дежа вю».

Разница с прошлыми аналогиями была лишь в том, что изображенная на фото девушка действительно могла стать его женой.

Ну, и то, что он был любовником ее старшей сестры.

Два этих момента побудили Петра дополнить мечты действиями.

– Товарищ генерал, разрешите поздравить вас с присвоением очередного звания! – начал с порога Валерий, впервые встретившись с Борисом Петровичем после этого знаменательного в жизни бывшего полковника события.

– Спасибо, Валера. И вольно, вольно. Мы же не в армии. Наше оружие интеллект и борьба за информацию.

Новоиспеченного генерала потянуло на философские рассуждения.

– Знаешь, ты оказался прав. Эти игры с геофизическим оружием вдруг стали модой сезона. И мы с тобой оказались, что называется, в струе.

Но разработанная тобой комбинация выходит далеко за пределы этого проекта. Иметь своего человека рядом с такой фигурой, которой стал генерал Кузьмин это почище заказного землетрясения будет.

Поэтому мой первый вопрос к тебе, как там наш питекантроп?

– В целом все идет по плану.

– Так, понятно. А не в целом?

– Есть один нюанс. Буробин, заимев кое-какие дополнительные деньги в связи с получением Госпремии и должностного повышения, не нашел им лучшего применения, как снять квартиру. Снял он ее на два года. Разумеется, переплатил изрядно. В этих вопросах он неопытен. Потратил на это все, что имел, да еще и влез в долги к родне.

– Так, так, так. И теперь этот бедный, но гордый приведет молодую жену к себе в берлогу, а не станет жить в квартире тестя. А мы не будем иметь своего человека под боком у Кузьмина.

– Да. Но не все так плохо. У этой медали есть оборотная сторона. Такой самостоятельный ершистый тип наверняка понравится генералу. И вместо нашего «постоянного представителя», – Валерий позволил себе ехидно улыбнуться, – при нем, мы получим человека, пользующегося у Кузьмина уважением, а затем и доверием.

Генерал на мгновение задумался. А потом в раздумье произнес:

– Хорошо. Это хорошо. Знаешь, кстати, о чем я сейчас подумал. В этой комбинации внутренняя логика событий такова, что мы постоянно завышаем ставки. Сначала нам надо было просто выкрутиться из этого довольно дурацкого, и по-американски тупого проекта с громом среди ясного неба.

Мы выкрутились с помощью твоего подопечного. Но тут же возникла идея расширить проект. И уже ставятся задачи о провоцировании землетрясений, цунами, да и вообще любых катаклизмов. В том числе социальных. Хотя толком не доделан еще даже проект с управляемой грозой.

Но это так, частности.

Итак, для обеспечения этих, уже гораздо более амбициозных задач, мы как бы попутно, лишь в качестве вспомогательного инструмента, подводим твоего питекантропа к Ольге Кузьминой.

Но тут оказывается, что тем самым мы получаем своего агента под боком у Кузьмина.

– Не совсем агента, товарищ генерал.

– Валера, мы не в форме и не при посторонних. Борис Петрович, Валера, Борис Петрович.

– Понял, Борис Петрович. Но, повторю свою мысль. Не совсем агента.

– Не цепляйся к словам. Может вы, молодые и современные называете это как-то иначе. Но, по сути, это типичный агент, используемый в темную.

Итак, этот агент, которого можно было использовать как примитивного информатора, вдруг оказывается агентом влияния при такой персоне.

Перспективно, перспективно.

И ответственно. Теперь, дорогой, не упусти этого шанса. Ведь, насколько я понимаю, работать с этим Буробиным трудно. Он так же неуправляем, как вызываемые им грозы.

– Землетрясения и прочие потрясения.

– Да, прямо джин из бутылки. Обратно то затолкаем?

– Если Родина скажет, затолкаем!

– Опять юродствуем и ехидничаем подполковник. Ну да ладно, я сегодня добрый.

Этим летом Юрий Тимофеевич Кузьмин впервые поехал отдыхать не в санаторий Минобороны, а в санаторий ЦК КПСС, который был размещен в одном из бывших царских дворцов в Крыму.

На отдыхе генерала сопровождала жена, младшая дочь, только что закончившая институт, и внучка.

«Бабье царство» – ворчал генерал. Но в целом был доволен. Санаторий ЦК КПСС это вам не профсоюзный пансионат. И даже не генеральский санаторий Минобороны.

Номера в этом санатории походили скорее на апартаменты. Помимо двух спален, в номер входила гостиная и кабинет. В этом кабинете генерал довольно часто принимал посетителей, ибо заботы не отпускали и на отдыхе.

Но это не тяготило Кузьмина. Он сочетал этот облегченный вариант работы и полноценный активный отдых. Купался, загорал, учился играть в теннис и принимал различные оздоровительные процедуры.

Ольга поначалу просто отсыпалась и расслаблялась после трудных госэкзаменов, которые эта лентяйка сдала не без труда. Но все хорошо, что хорошо кончается. А теперь роскошь царского дворца не могла не восхищать девушку. Она хоть и провела свое отрочество и юность уже как генеральская дочь, но такого великолепия до сих пор не видала.

И теперь ощущала себя сказочной принцессой. Особенно понравилось ей гулять в одном из уголков парка, где на обширной поляне из полудрагоценных камней – яшмы, малахита, родонита, различных видов мрамора и кварца была выложена огромная карта СССР. По которой текли реки и впадали в моря, в форме соответствующего вида бассейнов.

14
{"b":"12180","o":1}