ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вердикт
Революция платформ. Как сетевые рынки меняют экономику – и как заставить их работать на вас
Земля лишних. Побег
НеФормат с Михаилом Задорновым
Изумрудный атлас. Книга расплаты
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Как работать на идиота? Руководство по выживанию
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Тетрадь кенгуру
Содержание  
A
A

Но, – генерал назидательно поднял палец, – это не отменяет необходимости для нас, для тебя и меня, добиться там успеха.

– Всегда готов! – пошутил тогда Петр.

И вот на одном ответственном совещании вдруг объявили, что и оперативные и геофизические возможности созрели. И надо как можно скорее ехать и начинать работы на месте.

К этому времени в Афганистане уже находилась небольшая группа их специалистов. Но масштаб операции требовал гораздо большего числа участников. И грамотного общего руководства.

Петр сразу вызвался вылететь на место. И новый представитель заказчика по этому разделу их работ предложил сделать это немедленно. Поразительно, но все формальности оказались неким чудным образом уже улажены.

Так Буробин оказался в Кабуле.

И сразу понял, что никаких возможностей и условий для их работ не было и нет. Не было в них и никакой потребности. Похоже, в штабе армии впервые слышали о геофизическом оружии. А на Буробина смотрели как на московскую сволочь, приехавшую на халяву приобщиться к участию в войне.

Которая была настоящей и полномасштабной, а отнюдь не полицейской операцией.

Через три недели после интенсивного обмена телеграмм с Москвой все же выяснилось, что кто-то в штабе действительно хотел бы «тряхнуть гнездо душманов» в районе Хоста.

Но возможности вызвать там землетрясение никто не изучал. И откуда взялась информация об условиях для этого никто не знает. А тот, кто это все планировал, вообще уже заменился, и уехал в СССР.

Немногочисленные сотрудники Буробина, которым успели навесить погоны, сидели в «микрорайоне советников» тише воды ниже травы, и кляли свою злую судьбину, а заодно и его самого с его теориями.

Те же, кто был без погон, успели смыться как можно скорее.

Петр и двое его сотрудников сидели в одной из квартир этих «охраняемых кабульских Черемушек». Как это здесь было принято, мрачно по-черному пили. Все изрядно набрались. И не стеснялись.

– Я, Петр Николаевич здесь уже больше полугода, – говорил старлей, бывший сотрудник Института геофизики. – Призвали из запаса двухгодичником и сразу сюда. Можно сказать, по вашей милости. И если вы человек, а мы знаем, что вы нормальный мужик, то должны понять, что не надо здесь геройствовать. Яйца отрежут и пришлют в штаб в качестве сувенира. Так что не мельтешите, сидите здесь, пейте водку, получайте командировочные. Просидите с полгода, на машину заработаете.

– Ладно, Леха, мы с тобой знакомы уже долго. И я на тебя не обижаюсь…

– Да, вы у нас известный демократ.

– Ладно, не перебивай. Я обещаю тебе, веришь мне?

– Верю…

– Так вот, я обещаю тебе, что, во-первых, постараюсь вытащить вас отсюда, а во-вторых компенсирую ваши лишения по прибытии в Москву…

– Туда еще прибыть надо…

– Ладно, не ной. Сидишь в Кабуле. Деньги капают. Чего еще надо?

– Во-первых, сидим тут, пока вы не начали ваши эксперименты. Во-вторых, если вы их не начнете слишком долго, о нас могут и вспомнить. И послать в полк. Чего я, не скрываю, совсем не хочу. Я окончил Геологический факультет МГУ. Военная специальность – сапер. Знаете, сколько здесь саперы живут в среднем? Не знаете. То-то и оно.

Он говорил с Петром, как старший. И он действительно был сейчас старше Буробина. К месту, а может не к месту, вспомнилось что-то о Киплинге, «старый мальчик». И захотелось начать горланить эти такие славные песни о «солдатах Киплинга». Но здесь это звучало бы просто издевательски.

Поэтому Петр, собравшись сказал:

– Тогда у нас единственный выход, сделать свою работу и уехать победителями.

– Здесь мы не победим.

– Дружище, я же не о родном СССР, а о нас с вами. Итак, какие соображения есть. Ты же был один из самых перспективных разработчиков…

– Был, а вот к вам во ВНИИСИ-2 не попал. Рылом не вышел.

– Леха, ну мое упущение, ну не обижайся.

Сидевший до того молча молодой лейтенант – двухгодичник, коллега Алексея вдруг пьяно истерически рассмеялся.

– Никогда не видал таких полковников, что извиняются перед старлеями! Умора! Кому рассказать, не поверят!

– Заткнись, Витя! – рявкнул Алексей.

А Петр миролюбиво произнес.

– Ребята, ну какой я полковник. Таких в 1945 называли ряженными. Я ученый, черт побери! И это единственное, что принадлежит в этой жизни только мне. И чем я никому не обязан. Так что, ребята, забудьте о своих и моих погонах. Давайте подумаем, как нам решить задачу. Подумаем, как профессионалы, а не как дуболомы.

Алексей вдруг собранно, как будто и не пил, посмотрел на Петра.

– Не знаю уж, Петр Николаевич, что там в Москве, но идея сотворить что-то наше под Хостом гнилая. Если бы я начитался политических детективов, то подумал бы, что нас просто кидают в осиное гнездо, чтобы там мы и кончились. Ну, мы-то мелкая сошка, кому мы нужны. Значит, кончить хотят вас.

– Здесь, насколько я успел понять, везде осиные гнезда. Но наши то игры там возможны?

– В том-то и дело, что нет.

– Тогда, где есть возможность? Ну, ты же классный геолог, к тому же здесь кое-что усек.

– Есть возможности в Панджшере. Там есть район пещер. И этот район как бы узел сопротивления, угрожающий флангу любого, наступающего вглубь Панджшера. Наши этот район бомбят по-черному. Но без толку. Там, однако, есть один разломчик. Подозреваю, разломчик напряжен. Вот его можно слегка шевельнуть. Тогда произойдет небольшой сдвиг. Но его хватит, чтобы большинство пещер завалилось. Да, к тому же, после этого душманы все равно из них сами уйдут. Хотя бы на время.

– Так. А подробнее информацию о геологической обстановке в том месте где найти?

– Разумеется, не на фронте с Ахмад-шахом Масудом. Но с наших кретинов станется организовывать экспедицию под огнем. Вся информация, между тем, есть в геологических фондах в Москве. В тех краях наши геологи раньше много работали.

– Так, вот видишь, мастерство не пропьешь.

– Это, смотря сколько пить…

Молчаливый лейтенант громко икнул.

– Полковник, Николаич, чеки есть?

Петр посмотрел на него удивленно.

– А зачем?

– Хватит пить! Пошли по блядям!

– А они тут имеются?

– Еще как имеются. – Лейтенант пьяно рассмеялся. – В любых позах имеются. Но нужны чеки. Однако, нас сегодня угощает товарищ полковник. Поэтому, господин профессор, полковник, то есть… товарищ полковник. Продолжим банкет по полной программе. В Разгуляй, к цыганам!

– Витя, не х…я искать приключений, – сказал Алексей. – А то вернешься домой в цинке. Ладно, Петр Николаевич, вы уж нас извините. Очень уж гнусно. А потом, с другим бы так не говорили. Просто вас знают, что вы свой мужик. Кем бы вы не стали. Хоть академиком, хоть генералом, хоть генсеком.

– Знаешь, Леха, когда я служил двухгодичником был у меня такой случай. Полагался мне утром после ночных полетов, я в авиации служил, стартовый завтрак. А моими бойцам не полагался. Ну, я с ними его делил. И вот, наш зам командира полка говорит мне: «Не смей делиться с солдатами. Им не положено. А ты, отдавая им эту колбасу и сыр, подвергаешь сомнению установленные не тобою правила». «Но кусок же в горло не полезет», – ответил я. «Не быть тебе, Буробин, большим начальником. В России начальником может стать только тот, кто может со вкусом жрать на глазах голодной толпы». «Не надо мне быть начальником такой ценой», – сказал я. И подумал, не надо мне и такой страны, где начальниками становится только такая сволочь.

Так что, Леха, не быть мне большим начальником.

– Не скромничайте, Петр Николаевич. Вы и сейчас начальник не маленький. А страна… Не знаю, что с ней будет. И мне это не интересно.

– Леха. Ты с другими-то хоть поосторожней с такими высказываниями.

– Я же сказал, с другими мы другие. Это с вами вот так, по-человечески. Тем более, что и вы особо не стесняетесь.

Сбоку раздался шорох. Молодой лейтенант отключился и съехал со стула на пол.

После разговора со своими сотрудниками Петр выбрал верную тактику. Он прекратил активность и начал ждать. Через полтора месяца его нашли сами. Тогда он выдал свое мнение. Операцию проводить в Панджшере. Алексея и Виктора командировать на два месяца в Москву для работы в геологических фондах.

26
{"b":"12180","o":1}