ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русское сокровище Наполеона
Стеклянная ловушка
В погоне за счастьем
Видящий. Лестница в небо
Девушка из каюты № 10
Последний шанс
Занавес упал
Ответ перед высшим судом
Братство бизнеса. Как США и Великобритания сотрудничали с нацистами
Содержание  
A
A

– Валера, ты? Где я?

– Ты в палате. Очнулся. Был в коме.

Он медленно вспоминает случившееся.

– Что с Ольгой?!

– Убита.

– Сын?

– Жив и здоров.

– А этот черножопый орангутанг?!

– На этот раз убит окончательно. Я рад, что ты держишься.

– Это тебе только так кажется, Мефистофель.

Снова серое, переходящее в черное. А потом все тот же пляж. Она уходит за мыс.

– Олюня, родная, подожди!! Я люблю тебя!!! – орет он.

Она оборачивается. Грустно улыбается. Слегка приподнимает ладонь. И отрицательно качает головой.

Глава 16. «Я помогу тебе!»

Их старшего сына забрала к себе в Америку Тамара.

– Тимофея не беру, – сказала она Петру. – Заике трудно будет осваивать чужой язык.

– Спасибо, Тамара, – ответил Петр вяло.

Как жить дальше, он не представлял.

Уже с месяц они целыми днями сидели с Тимофеем, обнявшись на диване. Иногда Петр начинал читать ему сказки. Изредка выходил в магазин и чего-то покупал. А потом приходил домой и варил еду. В основном, манную кашу. Которую потом ел вместе с сыном.

Как-то приехала генеральша, и, не говоря ни слова, забрала Тимошу. В последний момент, она обернулась и неожиданно сказала:

– Не убивайся так. Она была счастлива. Ты любил ее по-настоящему. И она тебя тоже. Это, поверь, не каждая женщина в жизни испытывает. – Она жестко усмехнулась, – как это вы говорили, лучше тридцать лет питаться живой кровью. Вот вы и питались. Не предавай памяти об этих светлых счастливых днях. Не черни их этим унынием.

Только потом Петр узнал, что Мария Павловна не приезжала раньше, потому что ухаживала за генералом, которого свалил тяжелейший инфаркт.

А страна в это время переживала бурную осень 1991 года.

Петр даже не понимал, откуда у него были какие-то деньги. Наверное, остались некие заначки. Но зима реформ напомнила ему, что надо зарабатывать на прожитье.

И именно в это время вновь раздался звонок в дверь.

Он открыл, стоя на пороге с пистолетом в руках. Высокий, худощавый джентльмен в светло-сером плаще и модной шляпе чуть иронично улыбался на пороге. С легким акцентом он произнес.

– Доктор Буробин, если не ошибаюсь?

– Он самый.

– Вы разрешите мне войти?

Он, казалось, не замечал пистолета в руке Петра.

– Прошу, – махнул рукой с этим самым пистолетом Петр, показывая вглубь квартиры.

Гость аккуратно снял плащ и шляпу. И прошел в комнату.

– Присаживайтесь. Извините, совершенно нечем вас угостить. Манную кашу вы вряд ли будете.

– Не беспокойтесь. И давайте сразу к делу. Мы хотим купить все имеющиеся у вас материалы о работах ВНИИСИ-2.

Петр не спросил, кто этого хочет. И откуда кому-то известно о ВНИИСИ-2. И то, что у него есть эти материалы. Ему было на все наплевать.

– Сколько? – коротко бросил он.

– Сто тысяч долларов.

– Сто пятьдесят.

– Сто двадцать пять.

– Согласен.

На участке, который они с Ольгой все-таки успели купить в конце восьмидесятых, он построил хороший просторный дом со всеми городскими удобствами. Участок был в деревне, которая примыкала к небольшому райцентру в ста с небольшим километрах от Москвы.

Потом он пришел в ближайшую школу и устроился там на работу. Это вызвало легкую панику в среде учителей. Не каждый день в провинциальную школу устраиваются работать члены-корреспонденты Академии наук.

– Почему вы хотите работать у нас? – осторожно спросил директор.

– Мой сын нуждается в особом присмотре и смене обстановки. Он заика. И мне бы хотелось, чтобы он учился рядом со мной. И чтобы авторитет и постоянное присутствие отца ограждали его от трудностей, сопровождающих адаптацию к школе детей с такими отклонениями.

– Но у нас очень мало платят. Должен вас предупредить. Мало и не регулярно.

– Я не нуждаюсь в деньгах.

– Ничего не получается, Петр, – сокрушался Юрий Тимофеевич. – Никак это заикание не проходит.

– А других отклонений нет? Чего врачи говорят?

– А, что они говорят! Так, надейтесь. Обеспечьте здоровый образ жизни.

– А наши биорезонансные чудеса?

– Да развалилось все! Никого и ничего не найдешь!

– Давайте попробуем на новом месте. Я специально для этого туда учителем устроился.

И он рассказал тестю все.

– Ну, попробуй, Петр, попробуй. Может, повезет.

Смена обстановки действительно немного благотворно повлияла на Тимофея. Но на учет к детскому невропатологу все равно надо было становиться.

Петр пришел с Тимофеем в местную детскую поликлинику. Прием вела врач, которая показалась Петру чем-то знакомой. Она внимательно осмотрела Тимошу.

Как она внимательна и добра, – подумал Петр. – Прямо-таки светится добротой. Она точно врач от Бога. Но где же я ее видел?

– Тимоша, подожди папу в коридоре, – ласково сказала докторша. И когда Тимофей вышел, спросила:

– От чего это у него?

– Маму убили на глазах, – деревянным голосом ответил Петр.

Сострадание судорогой боли пронзило ее. Она смотрела на Петра с такой теплотой и добротой, что ему стало не по себе.

– А вы не помните меня? – спросила она.

– Извините, нет – с сомнением произнес он.

Она расстегнула ворот и показала звездчатый сапфир на цепочке.

– Я помогу тебе дяденька волхв! Я вылечу твоего сына!!

Я помогу тебе!!!

ЧАСТЬ II

ЛЫСАЯ ГОРА ОЛИМП

Глава 1. Сварог и Рыська

Волхвы всегда жили на отшибе. Нельзя волхву жить с родовичами. Это не удобно ни для них, ни для него. Хотя жить одному тоже не сахар. Скотину в загоне держать не с руки. И поэтому молочка не попьешь. Если, конечно, родовичи не принесут.

А молоко Сварог любил. Но не молоком одним. Дальние потомки скажут «не хлебом единым». Хотя, Сварог и слова-то такого не знал «хлеб».

Но, с другой стороны, к чему хлеб, когда рыба в реке идет такой стеной, что река из берегов выплескивается. И какая рыба! Стерлядка…

А в лесу грибов, ягод и орехов на любой вкус. Да еще меда полны дупла старых деревьев.

Да и не надо волхву много есть. Разжиреешь, не полетишь.

Жилище Сварога стояло на склоне глубокого оврага, который впадал в широкую речную долину. Река в этом месте текла почти строго с севера на юг. А овраг, разумеется, протянулся с востока на запад. На северном склоне оврага, открытом солнечным лучам с юга и стояла полуземлянка волхва. Ее торец был углублен в склон. И таким образом жилище было защищено от северных ветров. А вход был открыт солнечным лучам.

Внизу, как раз напротив входа, ручей делал петлю. И небольшое расширение днища было залито какой-то рыжевато-бурой жижей.

Тогда Сварог еще не знал, что это та самая естественная ржавчина, которая одарит его родовичей новым металлом. Вернее одарит их этим волшебным металлом Сварог.

Но, это, повторим, в будущем. А пока волхв и без того, мог гордиться многими умениями. Мог угадать, когда возможно вызвать грозу. Мог усилием воли снимать многие хвори наложением рук. Знал тайны целебных трав. Мог летать на огромном ажурном крыле, каркас которого был сплетен из гибких орешин, и обтянут тонкой кожей. Мог не заплутаться в лесу и на лугу, ориентируясь ночью по звездам.

Да много еще чего мог, чего не смогут даже его далекие потомки. А тем более, не могут родовичи, занятые борьбой за существование и выращиванием детей. Ибо только волхву с его умениями и одиночеством неплохо в таком изобилии. А когда на руках дети и старики, да женщины, по большей части беременные, изобилие уже не таким покажется.

И все же главное умение Сварога, как и всякого волхва, это умение работать с огнем и металлом. Металл этот потомки назовут бронзой. Его мало, очень мало. Он привозной. И поэтому его берегут. Изделия из него многократно чинят и переделывают.

А женщины, падкие на украшения, иную безделушку, от прабабки доставшуюся сто раз починят, а то и переделать попросят.

33
{"b":"12180","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вигнолийский замок
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Лестница в небо. Краткая версия
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
Пропаданец
Люди в белых хламидах