ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот и сейчас, не иначе девчонка Рыська пришла. Она еще подросток, и у нее только маленькое такое колечко с какой-то фигуркой есть. Она таскает его на сыромятном шнурке, одетом на шею.

– Здравствуй, дяденька Сварог!

– Здравствуй, Рыська!

Рыська похожа на маленького рысенка. Быстрая, ловкая невеличка. С круглым румяным личиком, на котором ярко сверкают длинные узкие голубые глаза. Она постоянно улыбается. Глаза при этом лукаво щурит. Ну, точно, рысенок. Если бы только тот умел улыбаться.

– Дяденька Сварог, мое колечко не переделаешь? Смотри какой я камешек нашла, хочу его к колечку приделать.

Камешек потомки назовут гранатом. Выпал он должно быть из гранитного валуна, и попал на речную отмель.

Сварог посмотрел на камешек. Красивый и редкий. Повезло Рыське. Чутье у нее на камни и травы. И вообще чуткая она, трепетная. Хорошая ведунья будет. Надо бы со старшим родовичем поговорить, да к ведунье в обучение отдать.

Но колечко маленькое. Как к нему камень приделать?

– Трудно это, Рыська. А потом, чем больше металл жжешь, тем больше он теряется. Так и совсем без колечка останешься.

Рыська, кажется, готова заплакать от огорчения.

– Так не приделаешь, дяденька Сварог?

– Куда ж я денусь, приделаю. Камешек больно красивый.

– А я тебе творога принесла, – вспоминает Рыська. – Ты же его любишь.

– Люблю. Спасибо.

– А меня любишь?

Сварог, мужчина без возраста. Потомки бы сказали, вечно сорокалетний. Впрочем, родовичи в то время до такого возраста не доживали. Иное дело волхвы. Они друг друга лечат и бессмертными делают.

– Не спеши с любовью, Рыська. Успеешь еще.

– Да, ты эту лосиху Яру любишь. Я знаю.

– Эх, Рыська. Да не завидуй ты Яре. Она обычная смертная. А ты ведуньей стать можешь.

– А почему Яра ведуньей стать не сможет? Она ведь многое умеет из ваших дел?

– Да, многое умеет. Но надо дольше учиться. А для этого надо на наши сборы приходить.

– Да чего это, так трудно, до Волчьей горы добежать?

Волчья гора это высокий холм посреди древнего озера, ставшего болотом, где собираются ведуны-волхвы и ведуньи.

– До Волчьей горы добежит. Но этого мало. Надо и дальше уметь добраться. А тут без крыльев не обойтись.

– Ну, сделает ей крылья кто-нибудь из ваших. За любовь да ласку. Сладкая она, эта Яра.

Среди родовичей нет мужей и жен. Есть пары довольно длительно предпочитающие друг друга. Но отдельных семей все же нет. И любая женщина может одарить любовью любого родовича.

– Крылья-то сделать можно. Да не полетит Яра. Больно велика и пышнотела. А вот ты легко полетишь.

– Так я еще вырасту. И стану как Яра.

– Как Яра не станешь.

– Стану, дяденька Сварог! Стану!

– Глупая ты еще, Рыська. Станешь ты еще и взрослой и сладкой. Для этого не обязательно быть большой, как Яра. А когда полетишь, поймешь, что и мечтать об этом не надо было.

А потом слетаешь на Лысую гору. С другими такими же повидаешься, поговоришь, повеселишься. Останешься вечно молодой. Многому научишься. О Яре уже и думать забудут, а ведунья Рыська будет людям помогать, да все больше о мире нашем узнавать.

– А если упаду как-нибудь по дороге на Лысую гору?

– Упадешь, так мучиться и лежать на руках родовичей не будешь. Упадешь и сразу в страну Вечного Лета.

– А чего это, если ведуньи все могут, нет у них таких украшений, как у Яры?

– А зачем нам украшения, Рыська? Нас и так уважают, да и любят. И ты научишься так любить, что и через сто лет парни будут у тебя всю свою мужскую силу оставлять.

– Да когда это будет, – вздыхает Рыська.

– Не спеши, – смеется Сварог. – Нам, ведунам, спешить некуда.

– А камешек все же вставишь?

– Вставлю, вставлю. Все же ты сестренка моя будущая.

Рыська сверкнула голубыми щелочками своих глаз.

– Ну, до свидания, брат Сварог.

– До свидания, сестра Рыська.

Через много лет, народ, забывший своих Богов, благодаря чужому идолу под пятой чужих князей и царей, создаст сказки, где ведуньи, несущие только добро и любовь будут названы ведьмами. Чуть ли не пожирающими малых детей.

Это ведуньи! Ведуньи, благодаря которым были спасены сотни тысяч этих малых детей.

Как же гневался Сварог тогда на этих неразумных потомков. И отвернулся от них. Но это будет уже потом. Когда он станет одним из Богов. А пока от только волхв. И родовичи живут своими родами. Иногда скудно, но зато честно и свободно.

И женщины щедро дарят любовь мужчинам. А зачем лишнее богатство, когда есть любовь?

Ну, а если и бывает между родней непонимание, то оно быстро проходит.

Да и какая может быть между своими распря или зависть. Так, разве что иногда неразумная девчонка позавидует красивой молодухе. Но это до первого любовного праздника.

А если из парней кому очень уж скучно становится, то иди на все четыре стороны. Мир открыт. И никто никого не держит.

Вот только, если не дурак, стань для начала волхвом.

Глава 2. Мечты красавицы Яры

Яра была дочерью старшего родовича. Была она высокая и статная. Двигалась плавно. Но за этой плавностью чувствовалась внутренняя сила. Права была Рыська, порой Яра чем-то напоминала молодую лосиху в период гона.

Такая же сильная, стремительная и страстная. Глаза у Яры, как у большинства родовичей, голубые. Волосы густые, цвета меда. И вся она такая гладкая, белая.

Любит Яра всякие украшения. И их у нее довольно много. И от бабок-прабабок досталось. И добирающиеся до этих мест купцы с юга дарят. За что дарят, то не наше дело. Тем более, что еще не одна сотня лет пройдет, пока превратят дальних потомков Яры, Рыськи и Сварога в рабов под пятой царя и бога. И навяжут им мораль ханжескую, подлую, двуличную, лицемерную.

А пока этой проклятой морали, и этого проклятого бога нет, женщины дарят свою любовь щедро. И не стесняются щедрости ответной.

Умна Яра. И хочет стать ведуньей. Многому научилась у окрестных ведуний и волхвов. Не раз бывала и на Волчьей горе. Там собираются окрестные волхвы и ведуньи. Лечат друг друга, молодости уйти не дают. Поэтому и необходимо им собираться иногда вместе. Тут, как в жизни. Самого себя за волосы не поднимешь.

Но настоящей ведунье надо хоть изредка и на большие сборы прибывать. А туда без крыльев не долетишь. Хорошо мужчинам. Если летать не умеешь, то можно хотя бы посуху один раз за многие лета добраться.

А женщине одной это не по плечу. Разве что в пару к кому-нибудь напроситься. Был, кстати, один такой. Звали его Волчий Зев. Летал плохо. Но на Лысую гору упорно добирался посуху.

Зеву нравилась Яра. Она это чувствовала. И хотела как-то напроситься в попутчицы. Да сгинул куда-то Зев.

Яра все спрашивала у Купалы, который летает лучше всех, не слышно ли чего о Зеве.

Но и Купала ничего не слышал. А ведь он где только не бывал! Сварог говорил, что не только в наших краях, но и среди тех, кто собирается на Лысой горе, что над Большой рекой, Купала лучше всех летает.

Да что там, наша Лысая гора. Купала даже далеко на закат летает. Там тоже есть своя Лысая гора. Стоит она среди Черного леса. Так и там нашего Купалу знают.

Купала строен и легок. Хорошо играет на любой дудке. А когда однажды купцы с юга показали ему их «лиру», то он сразу и на лире начал играть.

Сварог говорит, что с таким даром Купала хорошо шепот неба слышит. И слышит, куда какой ветер дует. Высоко подняться может. Любой ветер поймать, и лететь куда надо. Хоть до нашей Лысой горы, хоть до той, что еще дальше на закат.

Нет, никогда Яре так не летать. Тем более, что с годами все круглее и глаже становится.

А мир так хочется повидать. Ведь не пропадет она. Она почти что ведунья. И глаз отвести может, и кровь остановить. Привораживать с ее то красой и учиться не надо. Лишнее это для нее. А что пока молодость сохранять не научилась, так с этим можно не спешить. Молода еще Яра.

И принимая очередное колечко или подвеску от очередного купца с юга, она все более жадно спрашивает их о том, что там, за краем их лесов, лежит.

34
{"b":"12180","o":1}