ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

То, что составляло суть неудавшейся ведуньи Яры должно уйти из души царицы богов Геры, жены грозного и страшного бога-громовержца Зевса.

Глава 10. Вольница начинает и выигрывает

– Луки у них есть, но хуже наших. И то сказать, для наших лук единственное оружие. А у них в достатке и бронзовые мечи, и бронзовые топоры, и копья с массивными бронзовыми наконечниками.

Купала и Зев осматривали долину, по днищу которой велась узкая дорога.

– Купала, ну что за привычка обсуждать все в общем. «У нас», «у них». У тебя, у тебя лично, как обстоят дела с луком?

– А ты что, не помнишь, как вместе охотились в наших лесах?

– Опять не о том. Это теперь наши леса. Забудь ты о варварских землях, где прошла наша юность.

– Зев, не становись царем больше, чем это надо. Мы все это затеяли, чтобы оставаться бессмертными, не покидая некой новой Лысой горы. Поэтому оставайся хоть немного ведуном. Добрым, внимательным к братьям и сестрам.

– Слушаю тебя внимательно, брат.

– Так вот. Луки у них хуже. Тем более, они будут стрелять вверх, а я сверху. Так что я для них неуязвим.

– Но ты с лета можешь промахнуться.

– Попасть в человека вообще, это не белке в глаз. Не промахнусь.

– Но ты не свалишь тогда кого надо с одной стрелы.

– А для чего я болтался на берегах грязной реки Ра? Чтобы удовлетворить любопытство брата Зева, и сластолюбие меднокожих жриц Иштар? Нет, не только для этого. Кое-чему научился у тамошних жрецов. Стрелы будут отравлены. Так что, куда бы не попал, смерть гарантирована.

– Эх, попробовать бы!

– Как?

– Купим раба, а ты попробуй задеть его своей стрелой с лету. Посмотрим, как скоро подохнет.

– А ты и впрямь стал хуже волка Волчий Зев.

– Купала, когда я стану царем богов, за такие слова будешь у меня пасти коз.

– Благодарю, царь! А я думал сразу брюхо вспорешь.

– Тебе, никогда. А с другими посмотрим.

– Ладно. Но покупай местного. Тут на невольничьих рынках полно наших. Я своего за так убивать не стану.

– Вот и ладно.

Богатый вельможа с золотым обручем на голове в сопровождении красавицы-жены ехал по глухой горной дороге без охраны.

Белая колесница вельможи была кричаще роскошной. Она даже была украшена золотом. А кони! Ах, какие кони! Белые. В богатой упряже. Тоже украшенной золотом.

Одноглазый атаман разбойников ах зажмурился от изумления. Он повернулся к своему помощнику.

– Боги лишили этого богача разума?

Атаман имел в виду одинокого вельможу.

– Не знаю.

– Столько золота!

– Он может быть славным воином.

– Он один, а нас больше, чем пальцев на двух руках. Этот обруч будет на моей голове, раньше, чем зайдет солнце.

– А моей будет эта женщина.

– На сегодняшнюю ночь. Потом пустим по рукам.

– Согласен.

– Пошли!

Атаман свистнул. Его разбойники высыпали на дорогу.

Вельможа, казалось, заранее услужливо остановил лошадей.

– Эй, ты, слазь, коли жизнь дорога! – атаман положил грязную руку на передок колесницы.

– Несчастные! – вдруг сказала женщина. – Разве вы не знаете, что имеете дело с богом?! На колени! Иначе прервется нить вашей жизни.

Разбойники замешкались. Слишком странным было поведение путников.

Атаман опомнился первым.

– Не пугай нас, глупая женщина.

Он сделал шаг. Стрела, казалось, пущенная с неба царапнула его в шею. Его лицо страшно исказилось и мгновенно начало наливаться синевой. Он захрипел, схватился руками за шею, и покружившись на месте повалился на землю.

Разбойников ужаснула смерть атамана, но некоторые пришли в себя довольно быстро. И, отвернувшись от колесницы стали смотреть, откуда могла прилететь стрела.

– Отведи им глаза, – прошептал Зев.

Разбойники удивленно водили головами, не видя никого вокруг.

– На колени! – страшным голосом рявкнул Зев.

И откуда-то посыпались невидимые стрелы.

Те, кто пал на колени, остались живы. Остальные хрипели в страшных корчах.

Среди стоящих на коленях был и помощник атамана.

Яра сошла с колесницы и, подойдя к молодому разбойнику, положила ему руку на плечо.

– Ты поступил правильно, вовремя став на колени перед богом. И теперь станешь царем. Хочешь стать царем?

– Хочу, моя богиня! Что я должен делать? Приказывай!

– Построй в этом месте небольшой храм в честь бога Зевса-громовержца. А потом подойди к стенам ближайшего города, и скажи, что если его правитель не отдаст тебе свой трон, тебе, царю милостью громовержца, то город будет разрушен.

– Сделаю, как ты велишь, моя богиня!

– Послушай, Купала, а у тебя получится? – тревожно спросил Зев.

– Получится, получится. Я ведь лучше всех слышу, не только небеса, но и землю. А земля здесь стонет. Она хочет разрядиться трещинами и обвалами.

– А как ты ей поможешь?

– Вместе поможем, Зев. Вызовем грозу на том месте, где земля стонет громче всего, и она разверзнется.

– А сами-то уцелеем?

– Ну, упадем. А потом встанем.

Городская стража посмеялась над наглостью подходившего к стенам разбойника. И смеялась три дня подряд.

А потом разразилась страшная гроза. После которой землетрясение разрушило городскую сену и дворец правителя.

Правильно уверовавший атаман стал царем. Вернее местным царьком.

А его пример стал заразительным для других разбойников. Но не только для них. Многие царьки, хотели прибрать к рукам земли и богатства соседей. И получалось так, что выигрывали поверившие в громовержца.

Через пару-другую лет вся Эллада верила в бога-громовержца. И его власть была большей, чем власть фараона из далекой имперской метрополии и его смуглых наместников.

Разумеется, Зевс был отнюдь не ангелом гуманизма, как сказал бы наш современник. Но прагматичная жестокость белого бога-громовержца казалась верхом либерализма по сравнению и порядками южной империи.

А лишенные родовитости мелкие царьки, женатые на бывших рабынях и самых симпатичных местных крестьянках, являли в быту верх простоты и народности.

Пьяные ветры свободы гуляли над Элладой.

Бывшие разбойники и иные маргиналы всех мастей строили социум по законам вольницы.

– Я простой царь! – орал на пиру с царственными собратьями владыка Аттики. И это не было неудачной шуткой.

А рядом с простым царем сидели простые боги. Которых неловко и писать с большой буквы.

Настолько они просты.

Впрочем, не во всем. Что положено Зевсу, не положено быку. А также одетому в плащ из бычьих шкур царьку.

И громовержец уводил в соседнюю с пиршественной залой комнату очередную царицу, чтобы сделать с ней очередного полубога.

А храмы новых Богов росли и росли как грибы после дождя. Им действительно верили, ибо воочию видели их могущество. И им действительно поклонялись, потому что не только боялись, но и были благодарны.

Ибо благодарить было за что. Избавившись от дани имперским наместникам и жрецам ничтожных, но страшненьких имперских богов, очень многие стали жить богаче.

А главное, веселее, вольнее, более открыто.

Нет, подлостей, дворцовых интриг и интрижек хватало. Куда же без них. Совсем извести такую практику не могут даже Боги. Тем более, что они этого не больно то и хотели.

Но даже интриговать и подличать можно по-разному. И верхи Эллады интриговали весело, играючи, не исключая проявлений великодушия и щедрости.

Разумеется, это раскрепощение верхов не отменяло рабства. И рабов также продавали как скот, пороли, а иногда и убивали.

Но меньше, намного меньше, чем раньше.

И благостное облегчение, которые принесли новые Боги, даже самые низы социальной пирамиды почувствовали, буквально на своей шкуре.

Так впервые в истории человечества, возникшая в жаркой душной и грязной долине реки Ра, государственная машина дала задний ход. Нет, она не развалилась, а именно сделала шаг назад. Мрачную тупую империю на землях Эллады сменило государство, которое было для эллинов хотя бы отчасти своим.

44
{"b":"12180","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Время первых
Кофейня на берегу океана
Двойная жизнь Алисы
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Все наши ложные «сегодня»
Кровь деспота
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас