ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но, отказавшиеся поддерживать и увеличивать свою силу, становятся смертными.

Расслабившиеся в теплых краях среди изобилия даров, приносимых им скорее как царям, а не волхвам, они уже не понимали этих истин.

Но зато очень хорошо стали понимать то, что уже довольно скоро почитающие их философы назовут «политикой».

– Да, дары это неплохо, – сказала Яра, – но не вернуться ли их старые боги, и не лишат ли они нас этих даров?

– Царица, настоящая царица, – восхищенно посмотрел на нее Зев. И продолжал, – вернуться они не смогут. Но ты права. Мы совершенно забыли о многих вещах.

Ведь для чего мы все это затевали? Чтобы собрать сюда ведунов и ведуний, не умеющих летать. Без этого нам втроем трудно поддерживать бессмертие друг друга.

Но эти ведуньи нужны нам и для других дел.

– Разумеется! – захохотал Купала.

Яра глянула на него со скрытым неодобрением.

– То, что ты думаешь, Купала, неплохо, – царственно ухмыльнулся Зев. – Но я сейчас не о том. Всегда удивлялся, как никчемные людишки и их никчемные волхвы с Ра, правили этой страной. Ведь местные уроженцы могли разгромить их на поле боя. А в море местным вообще равных нет.

Боги? Но боги той страны никчемны так же, как уродливы их жрицы. Они не могли ничем помочь своим почитателям. А только напугать их самих, сделав еще более никчемными.

– Долго говоришь, Зев. В чем же было дело. Где источник их силы?

– Местных царьков тем или иным способом заставляли жениться на дочерях их жрецов. А эти женушки контролировали через этих тупых царьков всю их страну.

Но теперь мы заменили царьков. И настал момент, когда мы должны будем обеспечить их нашими девками с Лысой горы, которые будут для них богинями.

– А следующие царьки, да и вообще большинство вельмож станут нашими родовичами! Да, Зев, ты настоящий бог!

– Но как собрать этих слабых ведуний, не умеющих летать, у нас?

– Для начала их надо уговорить. И это сделает Купала, слетав на Лысую гору. А потом собрать на корабли и привезти сюда.

– Но купцы просто продадут их на невольничьих рынках! И никакой страх перед тобой, Зев, не удержит их от этого! – горячо сказала Яра.

– Да, правы были в чем-то жрецы с реки Ра. Страху у этих скотов еще маловато.

– Не все так плохо, родовичи, – вставил реплику Купала. – Есть один из наших, который осел здесь вроде нас с тобой, Зев. Изредка летает на Лысую гору. Но огрузнел. И предпочитает добираться туда на своих кораблях. Он стал здесь хорошим корабельщиком. А умение вызывать грозы на море, это умение вызывать бури. Так что своих собратьев корабельщиков он держит в узде. Боятся его и почитают.

– А чего до того к нам не пришел?

– Недоволен, наверное. Он волхв, не слабее тебя, Зев. И ему твое грядущее царство над богами, не нравится. Вот и держится особняком.

– А как его зовут?

– На местный лад Посейдоном. Но, думаю, что переделали его местные как тебя в Зевса, Яру в Геру, а меня в Аполлона. Наверное, он наш. Или наполовину скиф. Ведь это по-скифски река называется «дон». Вот и он, наверное, родом с какого-то скифского «дона». А здесь стал Посейдоном.

– Ладно, объявим его владыкой морей, моим братом…

– А все настоящие посвященные волхвы и есть братья, – вставил Купала.

– Да кому это интересно! Что объявим, в то и поверят. Ладно, отвлеклись. Значит, станем почитать его наравне со мной. Ну, почти наравне, – поправился Зев. – Так что уговаривай его привезти на своих кораблях этих хороших девок, но плохих ведуний, с Лысой горы.

– Почему обязательно плохих?! – вскинулась Яра.

– Потому, что летать не умеют, – бестактно брякнул Купала.

На Лысой горе многие волхвы не появлялись подолгу. И поэтому долгое отсутствие Зева прошло почти не замеченным. Тем более, что был он слишком суров, и в последнее время вызывал все меньше симпатий.

Что говорить. В семье не без урода. И загрызший на охоте волка Волчий Зев был среди посетителей Лысой горы фигурой не типичной.

О Купале помнили, и жалели о его отсутствии гораздо больше.

Но он, не появляясь на Лысой горе, иногда мелькал на более мелких сборах. Поэтому вроде бы и не исчезал с поля зрения ведовского сообщества.

И теперь, когда он в лучах утреннего солнца красиво спускался с небес, все сразу заметили его и обрадовались прилету этого весельчака.

– Здравы будете! – радостно прокричал он и направился в центр поляны. – Ха, Сварог, да ты сейчас за старшего?!

– Не ожидал?

– Почему? Ты всегда был сильным волхвом.

– Рада видеть тебя среди нас, Купала, – сказала Тамирис.

– А ты настоящая бессмертная, сестрица. Все такая же молодая и красивая. Сегодня ночью, я постараюсь найти тебя. Вспомним, как ты в былые времена учила меня искусству любви.

– Купала, для ночных дел существует ночь. А сейчас уже позднее утро. С чем пришел? Что нового узнал?

– Да ничего особенного.

Не говорить же им, что научился у жрецов с реки Ра отравлять стрелы.

– Давно не был у нас, а не стареешь. Где молодость черпаешь?

– Да, понемногу на мелких сборах. Ну, еще Зев с Ярой помогают.

– Кто такая Яра? – удивленно спросила Тамирис.

– Это одна неудавшаяся ведунья из наших мест, – ответил за Купалу Сварог. – Давно уплыла с купцами.

– Да, теперь она женщина Зева, – сказал Купала. – И знаете, летать не умела, посвящение не прошла, но колдует не так уж плохо. Зева вот омолаживает, как может.

– Это бывает, – задумчиво сказала Тамирис, – значит, что-то сильно ее взволновало и перевернуло душу в нужную сторону. Но все равно, без посвящения она останется слабой ведуньей.

Да, – подумал Купала, вспоминая историю Яры, – перевернешь тут душу.

– А чего не спрашиваете о Зеве?

– А чего о нем спрашивать. Небось, стал царьком, и едва сохраняет бессмертие стараниями этой самой Яры и твоими.

– Строга ты к нему, Тамирис.

– Ладно, хватит об этом отступнике. С чем пришел?

– Да так, не с чем. Омолодиться на большом сборе. С тобой вот юность вспомнить.

Тамирис была ведуньей сильной. И понимала некоторую лукавость Купалы. Но не могла сердится на этого легкого ловкого веселого красавчика, которого сама учила и искусству волшебства и волшебству любви.

Она промолчала.

– А много здесь таких, как Яра, а Сварог? – обвел Купала глазами собрание на поляне. – Жалко, как много пропадает хороших ведуний. И все из-за того, что не умеют летать.

– Они не пропадают. В этих местах много тех, кто хорошо колдует, но не может летать. Но на их счастье наша гора рядом. Вот и посвящаем их здесь.

– Но, согласись, Сварог, не всех. Не всех. Трудно женщине добраться сюда за несколько дней.

– Да, сейчас здесь есть несколько, что аж целую луну шли. Устали, конечно. Но добрались.

– Посвятим их, а Тамирис! Они того заслуживают.

– Конечно, посвятим. Чего ты вдруг так о них озаботился?

– Так, сестрица Яра из головы не выходит. Ее судьба. Она ведь такая как они. И им угрожают такие же трудности и опасности, которые довелось пережить ей.

– Чего-то ты много о ней вспоминаешь, – с подозрением сказала Тамирис.

– Что ты, сестрица. Это я так. Ведь сами же всегда говорили, что настоящий волхв должен быть добрым и заботиться о родовичах, – с невинным видом произнес Купала.

– Это так, брат. Ха, а кто это пришел посуху? Да никак, брат Посейдон?! Давненько не бывал он у нас на сборах.

Все, – подумал Купала. – Теперь все нормально. Повезло вам, девки. Будете теперь царицами. И не будете ноги бить, чтобы добираться до этой горы. У вас будет теперь своя Лысая гора – Олимп.

Весело плыли ведуньи, не умеющие летать, на кораблях Посейдона. Щеголяли друг перед другом в белоснежных, шитых золотом и пурпуром незнакомых белых одеждах из неведомого легкого и мягкого материала.

Примеряли золотые ожерелья и браслеты.

Много такого добра нагрузил Зев на корабли Посейдона, благо жертвенники новым богам ломились от подношений.

46
{"b":"12180","o":1}