ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Извини, Веда, мне наплевать, волхв я, или не волхв. С чем пришла? Мне надо работать.

Она вдруг радостно смеется.

– Выдержал, выдержал, брат! Ты найдешь еще свой волшебный металл. И потом еще вернешь себе молодость.

– На молодость мне тоже наплевать. А металл я найду. Это я знаю и без твоих слов.

– Молодец! Молодец! Не буду тебя задерживать, брат. Вот, принесла тебе меда и творога. А еще этот камешек, прилетевший с неба.

Она протягивает ему довольно тяжелый кусок странного камня. Но это не камень, это явно некий металл.

– Посмотри на него. И хватит на сегодня работы у горна. Выйди на улицу. Посмотри на весну.

– Уже весна?

– Да!

– Забавно, – жесткая усмешка кривит его губы. – А я и не заметил. За творог и мед спасибо. Но от горна не отойду. Некогда.

– Отойди, Сварог. Отойди. Походи вокруг, умойся первой весенней водой. И подумай о Боге, Творце этого мира, и о других Богах, которые помогают ему в этом бесконечном совершенствовании сотворенного.

Подумай, и пойми, что ты выполняешь Их волю. И ты один из них.

– Не надо…

– Помолчи! Помолчи, мальчик, когда с тобой говорит человек, старше тебя на пять тысяч лет. Гаси горн и пойди погулять. Сегодня это не будет слабостью и уступкой самому себе. Сегодня это часть твоего поиска.

Чего хотят Боги? Интересная загадка. И как они осуществляют свои желания? Как Зев, дурача и пугая тупых людишек молниями среди ясного неба?

Нет, это недостойно Богов, это достойно обманщиков и фигляров.

Но они как-то подсказывают нам свою волю? Наверное, да. Иначе, зачем мы им. А если мы правильно эту волю понимаем, то помогают ли они нам? Наверное, тоже да. Иначе, чем бы отличались понимающие волю Богов, от тех, кто ее не понимает, либо по злобе и глупости противится ей.

И зачем внушать кому-то замыслы, которые потом нельзя будет осуществить? И как не помочь тому, кто своими скромными силами выполняет твою волю?

А мы, мы волхвы, ведуны, понимали волю Богов? Что мы делали? Помогали своим родовичам, лечили и омолаживали друг друга. Любили друг друга.

И все. И так мы могли жить до бесконечности. Нам было хорошо. Да и родовичам неплохо.

И даже Зев, кровавый предатель Зев, в чем-то лучше нас. Ведь поначалу он просто попытался приобщить к нашей жизни больше людей.

Какой ценой? И тех ли он приобщил? Но это уже другие вопросы.

А нам? Нам было хорошо, и мы ничего не хотели. А должны, должны были чего-то хотеть и как-то постигать Божий замысел! Не захотели сами, скифские акинаки, вспарывающие животы наших братьев и сестер заставили нас захотеть чего-то еще.

Не будем благодарить этих насильников. Но мы сами вызвали их появление в нашей жизни. Без них мы бы так и не захотели искать что-то новое.

А так, ищем. И найдем. Ибо в этих поисках мы выполняем волю Богов.

Захотелось пить, и умыться студеной водой.

Сварог спустился к ручью. Ржавчина на его берегах была особенно густа.

Что за рыжая грязь? Как привык я к ней у порога своего жилища. Но где я ее еще видел?

Сварог помчался назад. Похожий рыжий налет лежал на некоторых горках перекаленной рыхлятины, оставшейся от его опытов. Но он был намного слабее, чем у ручья. И похожий налет лежал на небесном камне, подаренном Ведой.

Знак? Знак Богов?!!

Он выбежал назад. И начал жадно черпать эту рыжую грязь. Вернулся и раздул горн.

Плавить медь и бронзу можно и не применяя древесный уголь и поддув. Но с ними все же гораздо эффектней. И мастера с Каменного пояса так и делали.

Делал это и Сварог. Но не с медными рудами, а с рыжей рыхлой грязью из крошечного болотца в излучине ручья близ его собственного жилища.

Какая-то спекшаяся масса осталась в горне. Тяжелая, сероватая. Это был явно не камень. Но пока и не металл. Было, тем не менее, очевидно, что металл в этой массе есть. Да что там! Это был в основном именно металл!

Сварог умел отличить металл от камня.

Глава 5. Волшебный меч

Как легка, как упоительна работа, закрепляющая найденное решение трудной задачи!

Эта работа слаще любой праздности, любых развлечений, почестей и роскоши. Ничего не сравнится с восторгом летящей от радости души. И этого ощущения своей неутомимости, этой возможности работать, работать и работать, не ощущая усталости.

Вот оно, осязаемое чувство бессмертия!

Хотя… Хотя есть еще одно чувство, почти такое же сладкое.

Любовь? Нет, любовь, несомненно, хороша. Но такую же запредельную сладость дает не любовь. Не любовь, а… Ну, догадайся друг! Не можешь догадаться? Тогда я помогу тебе.

Осуществленная справедливая месть! Месть, сладкая и упоительная. Месть, без которой невозможна ни справедливость, ни достоинство, ни честь. Уничтожение оскорбителя, уверенного в своей безнаказанности. Насильника, наглого пахана, за спиной которого или банда, или государство. Которое, в сущности, такая же банда, только побольше.

Но ведь месть это тоже завершение трудной, кажущейся поначалу безнадежной (противник то силен, нагл и, на первый взгляд, неуязвим) работы, ее финальная стадия. Работы по достижению справедливости.

И не есть ли работа Сварога с металлом просто эпизод в этой долгой дороге к справедливости?

Наверное, и да, и нет. Ибо новый металл это отнюдь не только орудие мести. Это гораздо большее. Но и это, в том числе. И это. И дорога к сладкому мигу теперь открыта.

Но до этой сладостной минуты желанной мести еще далеко.

А Сварог все колдует с железом. Новым металлом, который он открыл. И который все больше открывает перед ним свои тайны.

Металл, мой металл! Которого так много. Буквально под ногами, у этого ручья, в окрестных болотах, в старицах наших речек. Его гораздо больше, чем меди в Элладе или на Каменном поясе. И он гораздо тверже и прочнее меди.

Как сладко смотреть на этот сероватый блеск. Какая занимательная игра импровизировать с этими полосами, представляя, что можно из них сделать.

И кажется, что не тяжеленные горячие калачи катает Сварог, а что-то легкое, воздушное. То, что может стать всем по его воле.

Но всем оно станет позднее, а пока в первую очередь нужен меч.

Волшебный меч. Ибо металл-то ведь тоже волшебный, подаренный Богами Сварогу, а Сварогом людям.

Своим людям, чтобы можно было воевать с людьми чужими.

– Привет, Сварог! – приветливо улыбающаяся Рыська входит в кузницу с ладным ловким подростком.

– Привет, Рыська!

– На этот раз не прогонишь?

– А когда я тебя прогонял? Привиделось тебе это, колдунья моя.

– Ладно, прощаю.

Она подходит и привычным движением как будто смахивает ладошкой некую паутину с его лица.

– Устал, кузнец. Устал. Но, ничего, я верну тебе молодость и бессмертие. Вернее только молодость. Бессмертие, похоже, ты вернул себе сам. Сгорела твоя смерть, Сварог в этом горне. Сгорела. Это говорю тебе я, ведунья Рысье Сердце.

– Мам, я пойду погуляю?

– Нет, Перун, потом.

Она отходит к подростку и встает рядом с ним. Как мило смотрятся они рядом. Как будто брат и сестра.

– Ну, Сварог, как тебе наш сынок?

Сварог смущен.

– Не смущайся, кузнец! Ведь ты даже не знаешь, сколько лет провел в своих поисках. Но тебя нельзя упрекать за то, что ты забыл обо всем остальном. Ты выполнял волю Богов и сам в это время был Богом. А я в это время растила тебе помощника.

Он будет теперь жить с тобой и помогать тебе. Веда сказала, что он довершит, сделанное тобой, когда ты устанешь от бессмертия.

– Да, а где Веда? Как она?

– Ушла.

– Ушла?! Как много я хотел у нее еще спросить! Зачем, зачем, она ушла?! Как нам будет не хватать ее!

– Она предвидела твои вопросы, и сказала, что ответить на них ты теперь сможешь сам. А еще, она передала мне все, что знала и умела. И теперь я живу в ее жилище. А Перун с Велесом, помнишь его?

– Помню.

– Так вот, Перун с Велесом живут в жилище, построенном тобой для меня.

53
{"b":"12180","o":1}