ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Ветер Севера. Риверстейн
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
В погоне за счастьем
Сидней Рейли. Подлинная история «короля шпионов»
Апельсинки. Честная история одного взросления
#Сказки чужого дома
Неизвестный террорист
Содержание  
A
A

Впрочем, проявляя эту ровную холодность в отношении своих детей, Афродита отнюдь не выделялась в худшую сторону среди богинь и героинь того времени. Она, можно сказать, была верхом проявления материнской нежности. Гера так та выбросила надоевшего ей сына, младенца Гефеста с обрыва. А легендарная Медея вообще перебила всех своих детей от не менее легендарного Ясона, чтобы просто досадить изменившему ей мужу.

Неплохой метод выяснения отношений с супругом для любящей матери семейства.

Так что действительно поразительно нежна и добра была богиня любви на этом фоне.

– Да, трудно тебе будет возвращаться в наши родные холодные места. Там и люди и богини теплее и добрее.

– А может, наша роль как раз в том, чтобы эти добрые родовичи немного подтянулись? Ведь может статься, не спасет их холод наших равнин от нашествия злых и энергичных откуда-нибудь из этих мест. А как вести себя с ними северяне не знают.

– Знают, Афродита, знают. Сварог это отлично показал. Но тогда второй вопрос. Царство Зевса разрушится. И придет на его место какой-нибудь потомок твоего Рамзеса. Который будет похуже. Что тогда делать будешь? И не пожалеешь ли?

– Не знаю. Но мне кажется, что само рамзесово царство еле дышит. Он не то что придти куда-то не сможет, а вообще с места двинуться.

Афродита хоть и была неплохой ведуньей, но видела далеко не все. И не все понимала.

Не видела она, в частности, как несколько раз за ее полетами попыталась проследить Афина. Поначалу это было просто пристрастное любопытство обиженной женщины. Все же в свое время Парис не купился даже на ее обещания побед на поле брани. И предпочел эту глупенькую куколку.

Но потом, Афину стали терзать смутные сомнения. Костлявая воительница, разумеется, не смогла проследить все перемещения Афродиты в воздухе, ибо сама летала еле-еле.

Но коренная южанка Афина, не будучи искушенной в полетах и волховстве, была от рождения гораздо искуснее в интригах.

Всей игры Афродиты, она, разумеется, до конца не поняла. Но общее направление угадала в целом верно.

Папочка Зевс, хоть и царь богов, и царство, надо признать, организовал оригинально, но все же, как был, так и остался северным простаком, – думала Афина.

Игры этой куколки, вот же какой умной оказалась, стерва, – невольно прервала сама себя Афина, – он не поймет.

Поэтому от идеи примитивного, как бы мы сейчас сказали, политического доноса Афина отказалась.

Но не отказалась от игры в целом. Ибо крушение олимпийского царства Зевса будет и ее крушением. И поэтому игру куколки Афродиты надо было сломать.

Они сидели с Герой в одном из дворцов, которыми теперь часто являлись их храмы. В сущности, Эллада давно была примитивно поделена на сферы влияния олимпийскими богами. Многие из них уже не стесняясь нелепостью такого положения, когда помимо того, что они были богами, становились еще и царями. Например, Арей, был царем Фракии.

Но Зевс с ним, с этим истеричным красавчиком.

Итак, богини сидели в покоях одного из дворцов Геры. Царица богов как всегда была слегка навеселе.

– Мамочка, – после случая с яблоком, они сдружились, и уже без злобы, шутя называли друг дружку «мамочка» и «доченька», – не кажется ли тебе, что настала пора отомстить потомкам твоих обидчиков.

– Кого ты имеешь в виду?

– Ну, этих, о которых ты как-то рассказывала. Кажется Соломона и Харона.

Геру передернуло.

– Я тебе о них рассказывала?!

– Да, мамочка.

– Это надо же было так напиться! Я никогда никому об этом не говорю. Надеюсь, ты будешь деликатна, доченька?

– Мамочка! За кого ты меня принимаешь?!

– Ладно, ладно. Так что ты там говорила?

– Дело в том, что троянский царевич Парис похитил жену Менелая Елену…

– Это дочь этой потаскухи, Леды? Наверное, сама такая же потаскуха. И не он ее похитил, а она сбежала от мужа с любовником.

– Это не важно, мамочка. Главное, что теперь ахейцы идут мстить троянцам. И надо бы им помочь.

– Кому? – не поняла Гера. Она уже за время их разговора успела опорожнить еще одну свою любимую чашу, подарок сынка Гефеста.

– Ахейцам, разумеется! Ты же хотела уничтожить троянцев.

Гера, наконец, поняла в чем дело. Зад засвербел. Сколько лет прошло, а напоминание о порках Соломона всегда вызывало легкое жжение маленького, почти незаметного рубца на правой ягодице.

– Куда смотрит царь богов! – вдруг истерично заорала она. – Тут у него на глазах эти враги Эллады, тайные союзники египетского фараона и царя хеттов хотят унизить, а потом уничтожить Олимп, а мы спокойно на это смотрим?!

Вот это да! – подумала Афина. – Тут и на трезвую голову так не скажешь. А она после третьей гефестовой чаши так гладко все излагает. Иногда она действительно кажется царицей.

– Ты права, мамочка, но папашке не стоит это говорить так сразу и без подготовки.

– А как ему говорить?

– Предоставь это мне. А сама только поддакивай.

Горячая пузырящаяся газом вода из глубин земли била из расщелины в скале. У самого устья источник был взят в широкую медную трубу, которая направляла бег воды в нужном направлении.

Вода падала на широкую мраморную плиту. Вернее, это была не плита, а скорее очень мелкая плоская ванна, слегка наклоненная в сторону от источника.

Царь богов нежился в этом потоке горячей целебной воды. А с двух сторон его массировали две верные подруги, Гера и Афина.

Раскрасневшаяся кожа Геры лоснилась. Сейчас она была похожа на ту Яру, какой она была в молодости. Этакая сладкая гладкая молодуха.

Стройная худая Афина тоже выглядела весьма неплохо. И глаз Зевса переходил на нее, когда он все же замечал на животе и бедрах царицы богов довольно заметные складки.

А когда вертлявая худоба Афины надоедала, он снова смотрел на Геру. Купание в этом источнике всегда возбуждало Зевса. И он готов был сказать своим девочкам, что пора заканчивать это омовение и массаж, а переходить к иным процедурам.

– Папик, обещай своим девочкам маленький подарок, – вдруг сказала Афина тоном маленькой девочки.

У этой костлявой девицы с глазами убийцы данный пассаж получился весьма смешным из-за несоответствия тона и вида.

Зевс расхохотался.

– Обещаю. И что за подарок вы хотите?

– Выслушай нас после того, как мы тебя ублажим.

– Это, смотря как ублажать будете, – с деланной строгостью сказал царь богов, и снова расхохотался.

А Афина незаметно подмигнула Гере.

«Девочки» Зевса превзошли сами себя. И он выслушал их. Сначала лениво и снисходительно, а потом все боле внимательно.

Боги редко появлялись в своих храмах. Еще реже жрецы, даже заслуженные, поднимались на Олимп.

Но просьба седого Калхаса была уважена. И Зевс, уже подготовленный Герой и Афиной выслушал жреца не просто внимательно, но даже с напряжением.

Разгром Сварогом верных Зевсу племен скифов-работорговцев, а потом провал нашествия на Египет сделал царя богов весьма чувствительным к проблеме сохранения своего царства. При всех своих достоинствах и способностях, Зевс все же не был, говоря словами потомков, «профессиональным» царем.

Тем более, что организованное им царство управлялось по совершенно новой для тех времен модели.

Поэтому иногда он чувствовал себя в политике, как офицер боевого управления ВВС на первом самостоятельном дежурстве.

Впрочем, о чем мы, читатель. Опять автора занесло на тридцать пять веков вперед. Но ты-то понимаешь, мой друг, что мы имеем в виду.

Итак, угрозу своему царству от троянского инцидента Зевс почувствовал.

Но решения пока не принял, ибо в некоторых вещах все еще сомневался.

Можно ли допустить разгром Трои? – думал царь богов и людей. И отвечал сам себе, – нет. Пока, во всяком случае, нет. Ибо что такое разгром Трои ахейцами, почитающими Зевса? Это демонстрация его, Зевса немилости троянцам. А будут ли они потом верить ему? Сомнительно. Между тем, Троя это форпост влияния его жрецов в Азии. Да, политически Троя входит в орбиту влияния восточных империй. Ее окружают вассалы царства хеттов.

68
{"b":"12180","o":1}