ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но разве волхвы, мастера и кузнецы виноваты в том, что их творения попадают не в те руки? Нет. Глупость, злоба и жадность нашли бы возможность проявить себя в любом случае. Поэтому не надо косо смотреть на мастеров, сетуя на издержки их творчества.

Просто не настали еще те времена, когда все, в ком течет кровь тупых потомков людоедов, будут стерты с лица земли в последней войне. Вот тогда и исчезнут тупость и жадность.

И настоящие люди вновь смогут увидеть цветение степей и вдохнуть этот ни с чем не сравнимый дурманящий запах буйных весенних трав.

Но во времена Ахилла степь еще была степью. И они с Хироном медленно ехали по ней. Почему медленно? Да потому, что в таких буйных травах, стоящих стеной по пояс человеку, невозможно ехать рысью. А долго не проскачешь, коней загонишь.

– Спустимся к реке, – предложил Ахилл.

– Давай, – согласился Хирон.

Они косо пересели склон крутой балки, и оказались у ее устья, на берегу Большой реки.

У самой воды они увидели человека. Среднего роста, сухощавый, ладный, одетый довольно скромно и не совсем по здешнему.

– Эй ты! – окликнул Ахилл.

Незнакомец обернулся, и смело улыбнулся, сверкнув яркими голубыми глазами.

– Это ты мне?

– Как ты разговариваешь с царем этих мест?! – крикнул Хирон.

– А в этих местах еще есть цари? – усмехнулся незнакомец. – Не всех еще перебили?

Хирон ударил пятками коня и пустил его вскачь по прибрежному песку, стараясь смять незнакомца. Ахилл так и не увидел, как и когда тот подхватил из лежащей не песке небольшой груды вещей длинный меч.

А потом все завертелось в каком-то бешенном ритме. И на песке остались лежать конь с разрубленной головой и Хирон, как будто распавшийся на две неравные половины.

Кровь ударила в голову Ахиллу. Выставив копье, он понесся на убийцу своего наставника.

Но стальной меч легко снес наконечник копья. А потом незнакомец на миг исчез из поля зрения Ахилла, и тот не помнил, как оказался лежать придавленный мертвым конем.

Незнакомец стоял над ним и жестко улыбался своими прозрачными глазами.

– Так ты и правда здешний царек, невежа?

– Не царек, а царь!

– Царь! – рассмеялся незнакомец. – Запомни, юный громила, нет на земле ни царей, ни рабов. Все люди свободны. Судя по всему, ты глуп, но, мне кажется, еще сможешь кое-что понять. Поэтому я не буду убивать тебя.

Впрочем, – продолжал незнакомец, – даже если ты поймешь очень мало, запомни хотя бы, царек. Запомни, и скажи всем своим, что для вас, мы, люди севера, боги. И мы, в отличие от ваших царьков, можем все.

Ты понял, большой дурак?

– Я убью тебя! – заорал Ахилл, пытаясь выбраться из-под коня.

– Убьешь? – светлые глаза незнакомца загорелись ледяным пламенем.

Он приставил свой меч к горлу Ахилла.

– Оставь его в покое, Перун – раздался голос откуда-то сбоку.

Ахилл увидел тень на песке, а потом смог разглядеть и еще одного незнакомца. Он был чем-то неуловимо похож на первого, но заметно старше.

– Извини, отец, этот юный грубиян очень разозлил меня.

– Не надо поддаваться гневу, сынок. Мне кажется, он только хорохорится. А так, он все неплохо запомнил. И впредь будет срывать свой гнев только на своих смугленьких сородичах. Ведь для них этот полу северянин почти бог.

Я ошибаюсь? И ты ничего не понял? – вдруг обратился он к Ахиллу.

– Извини меня, северный бог, – смиренно сказал Ахилл.

– Идем, Перун, – бросил старший.

Когда Ахиллу удалось наконец выбраться из-под коня, он увидел, как с крутого обрыва взлетели две крылатые фигуры.

Они действительно боги, – подумал он.

И впредь зарекся ссорится с северянами. Однако неуемная агрессивность этого плода пьяного зачатия искала своего выхода.

И он с радостью и без раздумий принял предложение Одиссея присоединиться к походу на Трою.

Впрочем, эмоции эмоциями, но южане весьма прагматичны. И Ахилл был приятно удивлен перспективами стать наследником Агамемнона, царем царей Эллады.

А дочери Агамемнона Ифгении, которая должна была стать женой Ахилла, суждено было играть роль залога выполнения этого обещания.

Глава 10. Комментарии экспертов

– Так вот какая она, твоя богиня! – с восхищением воскликнул Суппелулимас Рамзесу, увидев Афродиту.

На высокую террасу дворца фараона богиня любви спустилась с небес. И стояла сейчас перед обоими царями голая, раскрасневшаяся от мази и долгого полета.

– Я же говорила тебе, Рамзес, что на этой террасе не должно быть посторонних! – раздраженно бросила Афродита.

– Извини, богиня, это не посторонний, это царь хеттов.

– Все равно! В наших с тобой отношениях посторонними являются все.

– Я буду нем, как могила, – сказал Суппилулимас.

– О, царь! Уж ты то должен знать, что слова ничего не значат. Даже царские – прервала она готовые сорваться возражения владыки хеттов. И продолжила.

– Вас спасает только то, что Зевс по настоящему никакой не царь. И нет у него соответствующих служб. Хотя он сильнее вас как предводитель группы сильных колдунов. Таких, которые перевелись в ваших царствах. Если, конечно, когда-то вообще были.

– Мои жрецы могут многое, – обиженно заметил фараон.

– Дурить головы рабам, травить фараонов, и готовить дурманы, – вот и все, что они могут. Не обманывай себя, а тем более меня.

– Хорошо, моя богиня, – смиренно сказал фараон. – Но, почему ты прилетела? Что-то срочное?

– Да. На стороне ахейцев будет сражаться тавроскиф Ахилл, сын Пелея. Теперь у ахейцев появилась конница. И у вас не будет преимуществ в этих войсках.

– Наша конница многочисленнее, – заметил царь хеттов.

– Но Ахилл будет воевать железным оружием, которого нет у ваших воинов.

– Это тем оружием, которым некий северный бог поразил скифов? – спросил царь хеттов.

Афродита внимательно посмотрела на него.

– А ты хорошо осведомлен о делах в других землях, царь.

– Ты хочешь сказать, что я осведомлен плохо, – грустно усмехнулся Рамзес.

– Не будем пререкаться, мой царь, – сказала Афродита, неожиданно ласково посмотрев на старого больного фараона. Она все же жалела этого умирающего владыку, ведь, что ни говори, он в свое время сразу поверил ей и помог затеять ту игру, которую она вела сейчас.

Впрочем, Рамзес явно держался из последних сил. Его близкая смерть была написана на его лице.

Царь хеттов был помоложе и поэнергичнее. Во всяком случае, лет десять еще протянет, – жестко подумала про себя Афродита. – Но Рамзеса надо будет поддержать. Будет неприятно, если он умрет в ближайшие месяцы.

А царь хеттов внимательно смотрел на богиню. Он уже знал, что после кончины Рамзеса она станет его агентом, и его любовницей.

Афродита заметила его взгляд и незаметно подмигнула ему.

Как это ни странно, это не укрылось от глаз Рамзеса.

– Мой наследник еще не созрел как правитель. Твоя спартанская царица стала для него единственным занятием в жизни. Но без помощи Египта ты не выиграешь войну Суппелулимас, а ты не осуществишь своих планов, богиня. Поэтому обещайте мне помочь сыну укрепиться на троне, а я сделаю все, чтобы он не бросил начатого нами всеми дела.

– А то, что теперь ты становишься главным в этой войне, мой хеттский брат, мне уже ясно, – продолжил Рамзес. – И богиня, начавшая ее, станет твоей богиней.

Он хотел сказать еще многое, но не смог, и в изнеможении откинулся в кресле.

Афродита подошла к нему и с неожиданной нежностью провела ладонью по лбу.

Рамзес слабо улыбнулся.

– Ты настоящий мужчина, мой царь. И, поверь, я жалею, что великодушие и стойкость, достойные бога пришли к тебе так поздно. Иначе, я могла бы попробовать сделать тебя бессмертным.

– Благодарю, моя богиня, – снова улыбнулся Рамзес. – Но пойди вымойся и переоденься с дороги. А потом поговорим по делу.

Хеттский царь, все так же внимательно смотрящий на них, вдруг поймал себя на мысли, что не смотрит на эту обнаженную ослепительно красивую женщину с козлиным вожделением. А восхищается ее красотой, но в не меньшей степени ее умом и великодушием.

71
{"b":"12180","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Mass Effect. Андромеда: Восстание на «Нексусе»
Запутанная нить Ариадны
Сфинкс. Тайна девяти
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
И снова девственница!
Туннель в небе. Есть скафандр – готов путешествовать (сборник)
Хронолиты
Замуж не напасть, или Бракованная невеста
Самый желанный мужчина