ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но потенциально интересных ребят тоже лучше всего отбирать через неформальный инженерный союз.

Ну, как? Убедил?

– Более чем. Тогда к делу. На что вы сами рассчитываете в этом проекте?

– На должность Председателя «Союза русских инженеров».

– Лучшую кандидатуру трудно подобрать.

Он вышел на улицу. Страстно хотелось увидеть ее и поделиться с ней своей победой. Ибо он не сомневался, его разговор с бывшим коллегой это победа, это прорыв. Он вынул мобильник. Ого, три смс-ки. А он в беседах и спорах не услышал сигналов.

«Привет, моя родная половинка. Мне плохо без тебя. Очень одиноко и пусто, хотя я не бываю одна. Обожаю свою работу. Этим и спасаюсь».

«Тугодум, чучундра. Почему молчишь? Но так и быть, очень люблю».

«Петр, даже если обстоятельства будут сильнее нашей любви, или злыдни нас разлучат, то все равно Ты будешь для меня самой большой находкой в этой жизни, самым дорогим самоцветом, который украсил и осветил мою жизнь новым светом».

Боже, она приняла мое молчание черт знает за что! И чуть ли не прощается со мной. Болван! Тумба чугунная!

Он немедленно набрал и отправил.

«Выше стропила, плотники! Господь Бог наш правый пилот! Невозможное – наша профессия! Все отлично! Был занят. Извини за молчание. Вскоре увидимся. Спасибо за смс-ки».

Уже выходя из метро, около своей проклятой коммуналки получил ответ.

«Сладкий, любимый, единственный родной. Верю – быть добру. Целую. Успехов. Жду. Спасибо за все. Спокойной ночи».

С этими ее словами он поднялся к себе и, наскоро умывшись и почистив зубы, рухнул спать.

Ему снился рыцарский замок. Нет, это был не замок, а языческий монастырь. Монахи-воины и жрецы окружали огненный алтарь. И он приносил какую-то клятву. Клятва была связана с неким обрядом. Он должен был пройти через боль инициации. Но он не боялся, а радостно взял голыми руками раскаленный кинжал и воткнул его себе в бок.

Боль сначала пронзила его, а потом отпустила. И он провалился в новый спокойный сон. Сон в сне.

Глава 10. Брызги шампанского

Он проснулся не по-московски бодрым. С предчувствием успехов. Ибо не только беда не ходит одна. Победы тоже не любят одиночества. Он не ошибся.

– Петр? – голос Виталия в трубке он сразу не узнал.

– Виталя, богатым будешь. Не узнал.

– Ну, богатым, не богатым, а наш план начинает осуществляться. Приезжай ко мне в офис.

– Мчусь!

– Как идет распространение? – спросил Виталий, имея в виду продажу книг Чугунова в России.

– Через жопу, – грубо, не по профессорски ответил Петр. – Каждая книга сначала вызывает сильный интерес. Продажи идут стремительно и экстраполяция подобных тенденций обещает быструю реализацию. Но потом как занавес падает. Продажи резко падают. При этом не важен тираж. После распространения примерно половины хоть от пяти тысяч, хоть от восьми сот, как будто кто-то перекрывает кислород.

Виталя слушал, тонко улыбаясь.

– Все правильно. Своими книгами ты многим наступаешь на хвост. Но гасить тебя лично нецелесообразно. Во-первых, это все же хотя бы в минимальном размере хлопотно и не бесплатно. Во-вторых, это лучшая реклама твоим идеям. А это риск. Поэтому лучше перекрыть тебе кислород и выставить неудачником и графоманом. А там, глядишь, и сопьешься сдуру. С тебя станется.

Но, все это лучшее подтверждение, что ты на верном пути. И этот верный путь замечен людьми заинтересованными. Короче, есть предложение о переводе твоих книг.

– Откуда?

– А тебе не все равно?

– Откровенно говоря, все равно.

– Вот и отлично. В этой ситуации, чем меньше знаешь, тем крепче спишь. Оформляй доверенность на меня и спокойно пиши новый опус.

– Нескромный вопрос, сколько я получу?

– Тысяч двадцать пять за все про все. Баксов, разумеется.

– Как говорил наш старшина в мореходке «ссым кверху, господа матросы!».

Виталий рассмеялся.

– Шутник.

Прошло несколько дней. Петр успел оформить доверенность и получить деньги. Для серьезных дел такие суммы ничего не значили. Но вот купить скромный внедорожник российского производства было можно. И еще половину оставалось на жизнь. Он пребывал в радостных размышлениях, какую машину выбрать. И тут раздался звонок Михаила Сергеевича, приглашающего его на встречу с потенциальными компаньонами по проекту научно-технического бюро.

Петр почувствовал, что события начинают ускоряться. Так часто бывает, когда после долгого периода застоя, жизнь как бы сама начинает подкидывать все новые и новые возможности. Надо только их вовремя увидеть и не упустить. С годами умение увидеть повышается, а вот энергии для того, чтобы не упустить остается все меньше.

Однако, впадая в безнадежные депрессии в периоды застоя, он умел собираться и на глазах молодел в периоды, когда ноздри начинал щекотать запах удачи.

И сейчас он буквально на крыльях летел на встречу с потенциальным компаньоном. Ибо понимал, что это не компаньон вовсе, а действительный заказчик проекта, по отношению к которому его бывший коллега играл роль младшего партнера. А может быть даже просто доверенного сотрудника.

Но не в нем дело. Если Михаил Сергеевич просто исполнитель чужой воли, то отнюдь не олигарха, а Арийских Богов. Ибо руками олигарха и его сотрудников Боги давали возможность Чугунову исполнить свою волю.

Подходя к офису Чугунов вдруг подумал, что ввязывается в очень большие игры. Сам факт больших игр его не волновал. В былые годы он нередко ходил по краю. Но при этом он всегда был соисполнителем, подчиненным. И поэтому был спокоен. Его «чугунное» доверие к вождям лишало его страха.

Теперь, похоже, Судьба выдвигает его на первые роли. И он, еще не взвалив на себя эту ношу, уже чувствовал ее на своих плечах. Хотя какая ноша? О чем он? Все пока в проектах и предположениях.

Офис потенциального компаньона, бывшего металлургического олигарха, располагался в центре Москвы, в пределах Садового кольца. Олигарх вовремя продал свой бизнес в России и успел до начала «Большой охоты» силовиков на бизнесменов увести свои капиталы за рубеж. Но при этом его необъяснимо тянуло в Россию.

И он уже «для души» финансировал различные кампании в СМИ по пропаганде «единения бизнеса и власти». А потом, войдя во вкус, давал деньги различным «имперским патриотам» на их политические и пиаровские акции. В значительной степени благодаря этому, олигарх, свернув бизнес в России, оставил этот офис в качестве своеобразного «корпункта».

Чугунов считал имперских патриотов откровенными шарлатанами. Прав был Юра Булаев, говоря, что «патриот» это от слова «потрепаться». Чугунов очень любил его слоган «Мы националисты, а не патриоты». Впрочем, говорить об этом с олигархом Петр не собирался. Тем более, что тот сам многое понял, когда началась «Большая охота». Да и вообще смешно говорить о русском национализме с человеком с такой фамилией.

Милый небольшой особнячок офиса имел вид несколько потрепанный, если только это определение вообще допустимо к особняку в центре Москвы. Но все познается в сравнении.

«Потускнели разящие пики и теперь никого не разят», – вспомнились строчки поэта. Да, особнячок явно знавал лучшие времена.

Чугунов бодро вошел в дверь. Меланхоличный охранник встал из-за стойки:

– Я профессор Чугунов, Лев Борисович ждет меня.

Не спросив документов, охранник пропустил Чугунова в апартаменты бывшего олигарха.

– Рад видеть вас, Петр Петрович, – радушно поднялся из-за стола олигарх навстречу Чугунову.

– И я вас, Лев Борисович, хотя заочно мы давно знакомы.

В свое время Петр написал для олигарха несколько заказных статей. По каким-то признакам Чугунов понял, что бывшего металлургического короля тянет потрепаться «за жизнь». Петр был к этому не расположен. Но вынужден был выслушать его разглагольствования по вопросам текущей политики, иногда вставляя собственные реплики для вежливости.

– Мне представляется, что наш проект научно-технического бюро имеет большое общественное значение, – перешел к основному вопросу олигарх.

19
{"b":"12181","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Танго смертельной любви
Кофейные истории (сборник)
Ложь во спасение
Магическая академия строгого режима
Прощение без границ
Охотник на кроликов
Всё, о чем мечтала
Время-судья