A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
55

– А ты неплохо сохранилась, – не замечает он ее реплики. – Как там поживает ваша великолепная грудь, мадам?

Она не отвечает, но начинает медленно снимать боди.

– Чулки снимать?

– Да.

Она остается перед ним совершенно голая. Он не понимает, как и когда он тоже скинул с себя одежду.

– Одень резинку, – робко просит она. – У меня сегодня опасные дни.

– Ничего, ликвидацию возможных последствий оплачу.

Он заваливает ее на край дивана. Жестко вцепляется пальцами в ее нежные ляжки, в то место, где они переходят в ягодицы и, как будто стараясь разорвать ее напополам, тянет низ ее ягодиц в стороны. Она закусывает губу и закрывает глаза. А он резко входит в нее. Она не готова к сексу и постанывает от боли. Но его не волнуют ее чувства…

Боже! Чего только не привидится! Вот тварь, она всю жизнь провоцировала его если не на грязные поступки, то хотя бы, как вот сейчас, на грязные мысли. Но ему было стыдно даже за эти мысли, за минуту невольного грязного бреда. За этот короткий сон наяву.

Да если бы это случилось, как он мог бы смотреть в глаза своему Тигрясику, своей фее, своему талисману?! Как мог бы гладить ее нежно белеющую в ночи руку. Он помотал головой, сбрасывая наваждение. Она все также стояла у стола, разумеется, вполне одетая, удивляясь, отчего он вдруг впал в ступор. И продолжала улыбаться, но не так вызывающе.

– Бери деньги и иди себе, дорогая. У меня дела, – хрипло проговорил он.

– Больше ты ничего не хочешь мне сказать?

– Знаешь, чем отличается настоящий джентльмен от поддельного? Тем, что настоящий джентльмен, джентльмен не всегда и не со всеми. Всего наилучшего. И не влетай в такие авантюры больше. У меня может не оказаться таких денег.

Она повернулась и вышла в коридор. Когда Чугунов, после короткой паузы вышел за ней, она была уже в своем пальто и сапогах. Поворачиваясь в дверях, она как бы через силу выдавила из себя.

– Спасибо.

– Пустое. Рад был помочь.

Он закрыл дверь и, вернувшись в комнату, завалился на диван. Он устал, как будто только что переколол два куба дров.

А может быть даже три.

Глава 16. Благословение Сварога

На этот раз Володя позвонил в офис Союза русских инженеров. Он застал Петра совершенно случайно.

– Петр, извини, но надо продолжить разговор…

– Хорошо.

– Я приеду к тебе в офис…

– Не стоит. Встретимся там, где мы гуляли в парке полтора года назад.

– Напомни.

– Весной. Говорили о теоретических проблемах астрофизики.

– Разве астрофизики? По-моему…

– Значит вспомнил.

– Да, но…

– Вот там через час.

Не хватало еще, чтобы засекли его встречу с таким известным деятелем атомной промышленности. Впрочем, разумеется, засекут. Но попозже, попозже. Хотя, может, сегодня опять дежурит неизвестный доброжелатель?

Сварог посмеялся наивности своего потомка. Разумеется, дежурил именно этот деятель. Иное было просто невозможно. События убыстрялись, и Чугунова надо было опекать гораздо надежнее. Ибо сейчас он напрямую работал на Мироповорот.

– Петр, я согласен, – сказал Володя без обиняков.

– Подожди, дружище. Давай сперва выслушай весь наш план. Он может тебе не понравится.

И он рассказал Володе абсолютно все. Это было не профессионально. Но Володя был воплощением благородства. И никогда не подвел бы доверившегося ему человека.

– Как, не передумал? – спросил в завершение Чугунов.

– Нет.

– Но что-то тебя гложет?

– Ты наблюдателен, Петр. Если бы подобное я услышал от кого-нибудь другого, я бы, может и попросил тайм-аут на дальнейшие раздумья. Но тебе я верю. Понимаешь, не только твоим аргументам, но и тебе лично.

– Благодарю. В твоих устах это большая похвала. Но к делу. Давай я по-дилетантски прикину некоторые планы по созданию изделия. Я конечно же буду пороть чушь, но ты, опровергая меня сам будешь генерировать идеи. А кроме того, более подробно ознакомишься с нашими возможностями. Идет?

– Давай. Тем более, что согласившись, я сам не представляю, как это можно сделать.

– Чудесно. Итак, начнем с готовых изделий. Помнишь, как ты рассказывал о своих инспекторских приключениях. Как один командир склада бомб продал все бензопилы, и теперь дальние подступы к складу представляют собой дремучий лес, через который не ходят часовые и не обновляют внешнюю сигнализацию. А другой склад регулярно обесточивается и еле тянет на собственной резервной станции, у которой не хватает горючего. Ибо оно тоже продано…

– Таких баек можно набрать не один десяток. Более того, профессионалы некоего государства, располагающего соответствующими силами, могли бы эти склады захватить и уничтожить. Но вот вывезти оттуда изделие не смогли бы даже они. Тем более не сможем этого сделать мы.

– А помнишь байки о том, что изделия фактически не осматриваются толком. Некоторые части их можно было бы увести?

– А зачем? Ведь нам надо всего три компонента. Первое – материалы, второе – обжимной заряд, третье – саму механику. Стащить корпус по частям, а потом его собрать – это дело бессмысленное. Его можно просто по частям изготовить при наличии чертежей.

– А они есть?

– «Тоже мне, бином Ньютона» – сказал Кот Бегемот.

Веточкин к месту процитировал Булгакова.

– Теперь, обжимной заряд.

– Вот его можно достать за деньги. Помнишь, мы были на семинаре, где рассматривали вопросы утилизации этих зарядов? Все стало еще более запущенным, а люди стали еще более жадными и беспринципными. Его увести можно, заплатив кому надо и сколько надо. Ведь это всего лишь взрывчатка. А деньги, как я понял, у вас… У нас, – он поправился, – есть.

– Материалы?

– Вот это самое трудное. Но их то можно собирать малу помалу. Отдельными порциями. Тем более, если у нас есть активисты среди студентов и выпускников МИФИ и МИТХТ. Кстати, если наши радиоуправляемые авиамодели такие эффектные, их можно использовать для кражи, – он поморщился, – соответствующих материалов со складов. Запустил модель в склад. Там она села. Ее загрузили, и отправили обратно. Такие летающие предметы, размером с крупную птицу охрана не перехватывает. Тем более, если периметр будет пересечен на значительной высоте.

Ну и потом есть другие источники. Уж их то я знаю. И как бывший инспектор Минобороны, и как сотрудник Минатома, и как инспектор МАГАТЭ.

– Так что наскребем помалу?

– Наскрести то, наскребем. Но вот хватит на одно – два изделия. Придется использовать без испытаний. Для такого кустарного образца это риск.

– Может не сработать?

– Весьма вероятно.

– Тогда пусть благодарят своих богов, суки. А мы попросим помощи у своих. Богов с большой буквы.

– Помогут? – Володя был абсолютно серьезен.

– Пока помогают, – так же серьезно ответил Петр.

Итак, все шло по плану. Чугунову иногда отдельные составляющие их проекта виделись штурмовыми колоннами, двигающимися по сходящимся направлениям, зажимая врага в клещи.

При этом курьезным было то, что на самом на первый взгляд простом, направлении они пока отставали.

– Василий, готовь презентацию новой конфессии, – сказал Петр несколько раздраженно через неделю после их последнего совещания у него за городом.

– А разве конфессию презентуют?

– Нет, дружище. Но надо провести несколько публичных мероприятий, где эта идея будет озвучена. А кроме того, нанять юриста, который бы начал процесс регистрации. Если будут затруднения, войдем в контакт с язычниками Мари-Эл, и станем массами вступать в их религиозную общину. Или как там это называется. У них ведь соответствующая конфессия зарегистрирована. Если не пройдет с Мари-Эл, поезжай на Украину. Там сейчас Юра. У него есть несколько наших соратников из УНА-УНСО в парламенте. Они сейчас вроде в победившей команде. Они помогут зарегистрировать нашу конфессию на Украине. А потом мы уже будем выступать ее филиалом здесь. Короче, думай, дружище.

35
{"b":"12181","o":1}