ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И эта Светлая Русь, как они ее называют, будет неотъемлемой частью Европы. Она поможет Европе освободиться и от мусульманского нашествия и от наглых янки. Не будет Европы без Руси. Не будет будущего у белой расы без белой Европы.

Но нельзя самого себя поднять за волосы. Они не поднимутся без нас, мы без них.

Но мы с вами знаем еще больше. Не будет будущего у Земли, если цивилизованная белая Европа снова не начнет познавать Божий замысел.

– Хорошо, Гийом. Хорошо. В целом вы правы. Хотя последний ваш тезис явно навеян вашей первой специальностью. Как я мог заметить, астрофизики все немного…нестандартные.

– Помимо того, что я астрофизик, я еще и потомок королей, одновременно бывших великими мыслителями.

– Ладно, оставим это, Гийом. Но напомню вам, чтобы вы были особенно аккуратными. Все же мы встроились в чужую игру. Я имею в виду организаторов оранжевой революции. И до времени нам нельзя показывать свои истинные намерения. Признаюсь, я сам долго раздумывал, прежде чем решиться на все это. И только долгие дискуссии с вашим кузеном Генри помогли мне сформулировать проект, который в итоге будет нашим. Но который, на первых порах начинается под эгидой и в интересах тех, кого мы с вами называем «другой Запад».

– Ах, дядя, вы не представляете, насколько ближе нам с вами эта Светлая Русь, чем «другой Запад».

Глава 21. Суд фемы

– Ну что, Петрович, куда теперь рулим? – спросил Зигфрид.

Они сидели на берегу реки недалеко от загородного дома Чугунова.

– Теперь дружище, пора начинать реализовывать твою идею.

– Давно кулаки чешутся, – с садистской мечтательностью протянул Зигфрид.

– А вот кулаков, дружище пока не надо.

– Опять какие-нибудь свои штучки готовишь? Эдак, мои ребята совсем деквалифицируются.

– А что им не хватает потасовок на демонстрациях и вокруг наших языческих игрищ?

– Это так, разминка. Мы же подготовили боевиков, а не тусовщиков.

– Согласен, дружище, согласен. Но не будем нарушать последовательность событий.

Чугунов вдруг грустно посмотрел на Зигфрида.

– Ведь дело идет действительно к большим битвам. Успеем еще и сами пострелять и получить в ответ. Не торопи, Зигфрид.

И он вдруг пропел строку из песни:

А без нас ребята, драка не начнется

– Что-то ты загрустил, профессор.

– Да не загрустил я, дружище. Просто предчувствие. Вернее даже точное знание.

– Да ладно. В конце концов, ты же не из пехоты. Уж не дадим тебя в обиду. Ты у нас один.

– Все мы одни. И в каждом целая вселенная. И во мне и в каждом из твоих ребят, и в каждом Лешином раздолбае. Впрочем, ариец идет навстречу судьбе с открытым забралом. С нами Бог!

– С нами Бог! – вскинулся Зигфрид.

Во всех храмах новой религии прошли проповеди о святости народного волеизъявления. И были провозглашены проклятия всем фальсификаторам выборов. Газеты откровенно посмеялись над эпатажными выпадами неоязычников. Общее мнение было таково. Проект начал выдыхаться. И его руководители прибегли к такой экстраординарной мере, чтобы поднять свой рейтинг, эксплуатируя тему грядущих вскоре выборов, которые действительно все больше занимали умы общественности.

«Сатанисты примазываются к общественному интересу», – изгалялся Московский комсомолец. «Дождь смывает пыль. Недолгая популярность неоячычников сходит на нет благодаря возрождению политической активности масс». Это уже респектабельная «Независимая газета». «Клевета сатанистов – врагов России на государственные институты». Это официоз, «Российская газета».

Посмотрим, посмотрим, что вы запоете дальше? – думал Чугунов, просматривая газеты в храме-офисе, как называли они новую штаб-квартиру своей конфессии. Он набрал телефонный номер:

– Василий?

– Я, Петрович.

– Зайди ко мне.

Василий появился в его кабинете довольно быстро.

– Как наши верующие относятся к происходящему? У тебя вообще есть сводка или хотя бы неформальная оценка настроений наших масс?

– Знаешь, Петрович, сейчас решается быть нам религией, партией фанатиков, замаскированных под религию, или чем-то в этом роде… Или все провалится. После огненных клятв люди действительно верят. Хотят верить. В конце концов, история показывает, что без неких прорывных успехов, которые воспринимаются в итоге как чудо, нет ни религий, ни квазирелигиозных «партий нового типа».

Про религии все ясно. Но ведь и большевикам просто дуром везло в 1917-ом. И Гитлер бы не стал, тем, кем он стал, если бы не ряд настоящих «чудес» в экономике, политике, военном искусстве. Типа мгновенной победы над безработицей, поразительными политическими капитуляциями заведомо более сильных врагов, или разгрома Франции.

– Понятно, Василий, понятно. Что ж, готовь массы к восприятию чуда.

– А оно будет?

– Дружище, верь. Ты же один из жрецов новой конфессии.

Это изделие Чугунов хотел изготовить еще очень давно. До своей женитьбы. Когда соседи по лестничной площадке, наглые выходцы с Кавказа достали его своими придирками. К счастью, вскоре они уехали. Ни много ни мало в Голландию. Потом он узнал, что в Голландии глава семьи умудрился попасть в тюрьму. Семья, вывезшая некоторые ценности из СССР, полностью разорилась, и вернулась уже не в СССР, а в буржуазную Россию.

Да, ценным приобретением для цивилизованного мира оказались эти горские евреи. Что и говорить.

Но в то время Петр не столь много рассуждал о политике, а услышав раз о наличии возможности извести кого угодно даже за стенкой с помощью инфразвука, просто попытался заказать у друзей подобную установку.

Оказалось, что электронику сделать легко, а вот изготовление соответствующей акустики потребовало бы больших усилий. Потом сама жизнь отвела его от этой идеи. Но так случалось, что он несколько раз соприкасался в различных проектах биофизического характера с изделиями, поражающими противника звуком частотой 7,6 герц.

Он вернулся к этой идее, когда стал председателем Союза русских инженеров. Боже, насколько гениален русский народ! Стоило только поставить соответствующую задачу, и идеи посыпались как из ведра.

Во-первых, решили проблему, условно говоря, «репродуктора». Дело в том, что его линейные размеры должны быть сопоставимы с длиной волны, а для такой частоты это больше десяти метров. Но оказалось можно сделать его не столь большим. Вернее его поверхность была довольно большая, но при этом сконструирована в виде так называемой фрактальной структуры. То есть сложнейшим образом гофрирована. В итоге она могла разместиться в микроавтобусе.

Но даже в этом случае мощность, подаваемая на акустическую систему, должна была быть достаточно большой, чтобы инфразвуковое облучение вызвало летальный исход.

Эта вторая проблема не решалась. Надо было подводить энергию от стационарного источника. А это делало невозможным использование системы в качестве мобильного оружия.

Но тут прорывную идею подал сам Чугунов. А почему, собственно, источник энергии должен работать долго. Ведь вполне можно сконструировать турбину, длиной в полтора, два метра, мощность которой будет очень большой. Другое дело, что в микроавтобусе не запасешь такого количества горючего, чтобы эта турбина работала долго. Но долго и не надо. Достаточно секунд сорок-шестьдесят. Максимум восемьдесят.

Оставалась проблема шума от самой турбины. Но это было уже делом техники. Сотовые глушители делали звук турбины вполне приемлемым.

В итоге получилось, что боковая стенка микроавтобуса скрывала источник направленного смертоносного потока инфразвука. Единственной сложностью было то, что сами операторы в машине, хотя и находились вне этого потока, подвергались весьма неприятному косвенному воздействию. Впрочем, терпимому.

Итак, грозное невидимое оружие было готово.

И даже испытано тайно боевиками Зигфрида. Деталями этого испытания Чугунов не интересовался. Знал лишь, что они прошли успешно. А жертвами стали враги, которых Зигфрид давно собирался ликвидировать старыми стандартными способами.

46
{"b":"12181","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Умереть, чтобы проснуться
Дар Дьявола
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
«Смерть» на языке цветов
Дурная кровь
Земное притяжение
Группа крови