A
A
1
2
3
...
46
47
48
...
55

Мерседес председателя ЦИК остановился возле офиса этой почтенной конторы. Охранники высыпали из машины сопровождения, и цепко оглядываясь по сторонам, грамотно прикрыли выход председателя из машины и его проход к дверям родного учреждения.

Чугунов все же решил сделать несколько вариантов изделия. На базе микроавтобуса и на базе более респектабельного большого автобуса. Это изделие было помощнее, да и сам автобус попредставительнее. Деньги позволили навесить на него номера правительственного автопредприятия. Соответствующие номера в России можно купить. Правда в последние годы цена на такие услуги возросла.

Но деньги брата Гийома сделали свое дело.

Из автобуса, припаркованного не самым удачным образом, раздался короткий вой. Охранники дружно развернулись в его сторону, но были сражены молниеносным инфарктом.

Их охраняемое лицо, разумеется, тоже.

Вой смолк, и автобус медленно тронулся с места.

В течение двух недель от внезапных инфарктов умерло свыше десяти чиновников, об участии которых в наиболее сандальных фальсификациях результатов выборов последних лет было известно всем осведомленным лицам. Да и широкой общественности тоже.

В храмах новой веры торжественно и публично благодарили Богов за справедливое воздаяние.

СМИ подхватили тему с азартом. Причем не только российские. И размягченные мозги обывателей, дебилизированные многолетними усилиями хозяев этих самых СМИ приняли божественное объяснение случившегося. Они готовы были это принять.

«Возмездие Богов», – захлебывались СМИ. «Мы верим!!!», – спешили поклясться и покаяться издания, еще вчера изгалявшиеся над молитвами неоязычников. «Кто следующий?», – гадали иные, называя лиц и целые корпорации. Эти уже готовились к новой инквизиции и не сомневались, кто будет стоять во главе ее. Они не понимали, что у поклонников арийских Богов нет, и не может быть инквизиции. Хотя возмездие не право, а долг арийца.

Между тем, соратники, причастные к использованию инфразвукового оружия, сидели в карпатском тренировочном лагере, поправляя здоровье. Там же находился и Чугунов, уехавший из России сразу после самых первых удачных опытов.

Это был очевидно грамотный ход и с точки зрения оперативной. Но и с точки зрения религиозной тоже. В конце концов, главный храм новой веры располагался на Украине, где впервые и была зарегистрирована новая конфессия. А где должен находиться Верховный жрец в период, важнейший для становления новой веры? Правильно, в главном храме.

Наедине с Богами.

А в России началось то, что в учебниках по психологической войне называется психической эпидемией. Уверовало большинство. В храмы новой веры обыватели понесли деньги.

А многие фальсификаторы спешили в эти храмы, неся письменные признания своих грехов. Ибо устные просьбы об их прощении принимались только после принесения соответствующих бумаг.

Телевидение показывало сюжеты, как обезумевшие от страха чинуши трясущимися руками протягивают жрецам и волхвам пачки своих признаний.

Страну захлестнул вал скандалов. Власть на глазах теряла легитимность. Ибо сведения о фальсификациях почти всех выборов последних лет сыпались, как из рога изобилия.

Разумеется, власти пришли в ужас. Честно проведенные по новым правилам выборы не давали верхам никаких шансов. Была дана команда оказать полицейское давление на неоязычников.

Актив неоязыческих общин стали таскать в правоохранительные органы. Но прошедшие огненное посвящение твердо стояли на своем. Да, молили о справедливости. Молили о возмездии. Да, благодарили своих Богов. Но молиться разве запрещено, а конфессия, кстати, официально зарегистрированная. И закона, устанавливающего цензуру на молитвы, нет. И разве злостные фальсификации, проходившия, как теперь становится известным, повсеместно, не являются и преступлением и грехом?

И, кстати, рекомендуем вам господа самим уверовать. Вы же видите, как сильны наши Боги.

Большая часть правоохранителей подумала трезво: «А может в этом что-то есть?». Тем более, что все вокруг думали именно так. Более циничные рассуждали спокойно и трезво: «А нам это надо?», имея в виду служебное рвение, не сулящее дивидендов, но несущее определенную угрозу. Пусть и непонятную

И все же незначительное меньшинство правоохранителей накинулась на неоязычников, как цепные псы, стараясь выбить из них признания.

Характерно, что рядовые жрецы действительно ничего не знали. Но безнаказанным давление на единоверцев оставлять было нельзя. И Чугунов сказал Зигфриду: «Вперед!».

Не так уж много по России оказалось этих цепных псов. И Зигфриду хватило сил и средств, чтобы организовать их ликвидацию достаточно чисто и быстро.

Но этого ему казалось мало. Зигфрид, почувствовал вкус победы и начал разыгрывать театрализованные действа. Он, словно вспомнил, как такие акции совершали его далекие предки. И посылал врагам предупреждения в виде кинжала, воткнутого в стену, на котором висел плетеный ивовый круг.

В Германии времен раннего Средневековья это называлось «Суд фемы».

Возможно, эта театральщина была ошибкой.

Ибо наверху поняли, что имеют дело все же не с некой мистикой, а с гениально спланированной кампанией. И хотя пока ничего не было доказано, но уже всем стало ясно, что этот виток дестабилизации начался с «мольбы о справедливости». Так стали называть эпизод с просьбой неоязычников к своим Богам покарать фальсификаторов результатов выборов.

Разумеется, власть попала в цейтнот и в цугцванг одновременно. Все, что она могла сделать на законных основаниях, только усугубляло ее положение. Верхам никто не верил. На хозяев Кремля смотрели как на Временное правительство за сутки перед Октябрьской революцией.

Их никто не собирался защищать.

Революция явно становилась не оранжевой, а какой-то другой.

Глава 22. Признание в ненависти

Эту кассету Чугунову передали служители их «Храма-лагеря-штаба», как шутя называли они свою главную базу на Украине, построенную по классическим схемам древних монастырей жрецов-воинов и жрецов-колдунов.

Некто, вероятно из России, хотел предупредить Чугунова. По каким-то неуловимым признакам Петр понял, что это все тот же неизвестный доброжелатель из ФСБ, который на этот раз не просто подыграл им, нарушив инструкции, а предпринял настоящее собственное расследование. Наверняка, опасное для жизни.

Вот настоящее нерукотворное чудо, – думал Чугунов. – Этот парень, – Чугунов почему-то представлял его достаточно молодым, – которого Боги послали нам. Которому они помогли сделать невозможное. Да, невозможное. Это понимает даже такой дилетант, как я. И наша задача своими руками это чудо не упустить. Не уронить того, что дано нам в подарок.

Мысли эти вертелись в голове, не мешая внимательно слушать кассету.

Некий голос, который он назвал Первым, произнес.

– Ребята работают весьма грамотно. Но они облегчили нам задачу. Раньше мы разбирались с мечущимся туда-сюда президентом и группами давления на него и внутри и вне страны. Теперь мы знаем, что наши основные враги не эти ничтожества, а настоящие бойцы. Умные, можно сказать, гениальные и смелые.

– Что нам это дает? – спросил явно более молодой Второй. – Разве их появление сняло хоть одну из наших старых проблем? По-моему только добавило.

– Ты не прав, – сказал Первый. – Старые проблемы просто сметены ими. И президент и заказчики оранжевой революции в растерянности. Мало того, многие откровенно трусят. Их всех можно сейчас брать голыми руками.

– Как? – спросил Третий, хриплый и хамоватый. Судя по всему привыкший орать и командовать.

– И, кстати, зачем? – вставил Второй. – Зачем нам сейчас брать власть. В любом варианте, что фактически, что формально. Как мы справимся с этими жрецами-волхвами и с этими боевиками, играющими в древних германцев. Кто сейчас хоть пальцем шевельнет, выполняя приказы тех, кого все считают политическими трупами? А, тем более, кто, выполняя эти приказы, будет рисковать головой.

47
{"b":"12181","o":1}