ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И зачем нам становиться источником этих приказов, которые не будут выполняться? Зачем нам, как это сейчас модно говорить, брать грехи режима на себя?

– А что тогда делать? – грубо спросил Третий. – Лапки вверх поднимать?

– Кстати, многие, кто мог бы нас поддержать, именно так и думают, – заметил Первый. – Ведь если власть возьмут эти жрецы-нацисты, многие из тех, кто мысленно распрощался со своими капиталами на Западе и от этого стал «патриотом-государственником» поневоле, предпочтут роль политических беженцев, жертв фашизма. И гуманный Запад их капиталы не конфискует, а еще и пособия назначит.

– Но жрецы пока еще не позиционировали себя как фашисты, – заметил Второй.

– А ты ознакомься с трудами их главного идеолога, и увидишь, что до этого один шаг.

– Не думаю, что он подставится так примитивно. Тот же лозунг отделения Кавказа можно представить и как расистский и как демократический, вполне в духе цивилизованности и уважения прав человека. Так что надо быть кретином, чтобы выставлять себя в худшем свете. А он не кретин.

– Его дружки далеко не так умны А он не бессмертен…

– Это точно, – хохотнул Третий.

– Разумеется, этот вопрос не должен уйти от нашего внимания. Но мне кажется, мы отвлеклись. Как я понял, мы имеем шанс, только если подыграем им, а потом с помощью Запада их же скинем. Ведь теперь нам будут помогать, как «борцам с фашизмом». Или я не прав? – сказал Второй.

– Ты во многом прав, – ответил Первый.

– Совершенно не прав! – энергично возразил Третий. – Если они возьмут власть, их не сковырнешь уже. Ни нам самим это не удастся, ни с помощью Запада. И потом, чего-то вы, товарищи, мышей не ловите. Кто их раскрутил? Уж не тот ли Запад, у которого вы хотите просить помощь в борьбе с ними.

– Мы пока не знаем, кто их раскрутил, – с легкой горечью признался Первый.

– Вот тогда и оставьте в покое ваш Запад, – сказал Третий. – Пока не разберетесь.

– Времени разобраться уже нет, – констатировал Первый.

– Тем более, кончайте тогда пытаться что-то схимичить с Западом.

– Согласен, – сказал Первый.

– Но мы опять отвлеклись, – несколько раздраженно сказал Второй. – Что мы все же имеем? Первое, Кремль деморализован полностью и готов сдать игру кому угодно. Второе. Эту игру никто особо и не хочет у него перекупать. Кстати, мы тоже. Третье. Оранжевый сценарий сам по себе все больше становится чем-то устаревшим. И бояться оранжевых нам нечего. Четвертое, а вот игру оранжевых, как раз и есть желающие перехватить. Это пытается сделать не до конца понятная компания неоязычников. Кстати, они уже реально выстраивают структуры некой низовой самоорганизации. Сегодня самоорганизация, а завтра самооборона. Это, пожалуй, главное. Есть еще много моментов, но их просто утомительно перечислять. Тогда давайте решим, что мы все-таки хотим? И хотим ли чего-нибудь вообще?

– Хороший вопрос, – медленно сказал Первый.

Пауза. Слышен плеск. Видимо, это река.

– И все же, мы хотим реализовать наш план. А он, в сущности, прост. Мы хотим, чтобы президент в итоге передал власть нам. И потом мы устанавливаем режим, близкий к белорусскому. Придавливаем бизнес. Немного, немного, не беспокойся Влад, – по-видимому эта реплика обращена ко Второму, – немного кидаем поживиться народишку, а сами живем неплохо. Всегда при власти и собственности. Живем, как на Западе, но в России, а не на Западе. И самому Западу не позволяем лезть в наши дела.

– Не думаю, что Лукашенко согласился бы с тобой, что его режим именно такой, – ворчливо заметил Третий.

– Ну, я не с ним дискутирую, – заметил Первый.

– Сделать так нам раньше мешали оранжевые, а теперь эти жрецы. Значит, надо жрецов устранить. Силой при до конца не додавленных оранжевых, колеблющемся президенте и нынешнем потенциале жрецов этого не сделать. Значит, нужна некая интрига. Вопрос, какая? – спросил Второй.

– Их надо представить монстрами. Врагами всех. Абсолютно всех. И нынешнего режима, и Запада, и народа. Тогда никаких запасов их сил им не хватит на сопротивление одновременно всем, – произнес Первый.

– Господи, да что мы тут так долго говорили! Да провокация нужна! Масштабная! Чтобы кровищи было море. И чтобы все можно было свалить на них. После этого их громят. А мы берем за горло этого крысенка. И он передает нам власть. Сначала фактически, а потом и формально, – с энтузиазмом воскликнул Третий.

– Гениально, генерал! – воскликнул Второй.

– И хватит тут рассусоливать. Слушай мою команду! Готовим акцию. У меня есть на примете один объект. Хранилище химических боеприпасов под Старовоткинском. Рвем его и сваливаем все на них.

– Но тогда половина Поволжья отравится! – воскликнул Первый.

– Перебьются. И хватит, хватит болтать! На мне взрыв хранилища. На вас вопрос, как свалить это на жрецов. А потом все вместе берем крысенка за горло. Все. Время пошло.

– Согласен, – сухо сказал Первый.

– Согласен, – сказал Второй. – Но когда взрыв? Нам надо составить план наших мероприятий в этой связи.

– Через две недели.

– Не рано?

– Поздно! Мать вашу! Поздно! Хватит болтать! Работаем!

Глава 23. Катастрофа отменяется

Зтгфрид и Юра молча выслушали кассету.

– Ну, что, Петрович, – спросил Зигфрид, – все еще сомневаешься?

– В чем, Зигфрид, в чем?!

– Да все в том же. Рано, не надо, не с кулаками…

– Ты чего, Зиг, с дуба рухнул?! Уж меня-то пацифистом не выставляй. Все, надо действовать. Кстати, Старовоткинск где-то в твоих родных местах. Так что вперед и с песнями. Задействуем все наши возможности по максимуму.

– Особо их там не задействуешь. Так что все придется старым дедовским способом, – сказал Зигфрид.

– Вот для этого, черт побери ты и готовил своих боевиков! Именно для этого. А не для драк на демонстрациях, и не для того, чтобы замочить нескольких ретивых ментов! Все, Зиг. Работай по специальности.

– А разве я против. Юра, чего молчишь?

– Знаете, мужики, я единственный из вас воевал по-настоящему. И говорю как профи, очень трудно будет. Очень.

– Что ж, господа, как вижу энтузиазма у вас мало. Тогда есть вариант эту кассету передать в СМИ и действовать моими методами, – сказал Чугунов.

– Нет, твердо сказал Зигфрид. Ты неправильно нас понял. Просто хотелось, признания что ли. А то ведь мы как бы бесплатное приложение, все время где-то на подхвате. И вот теперь наша очередь. Так скажи же Верховный жрец, что сейчас Боги надеются на нас.

– Они надеются на вас, Зигфрид.

Задача предотвратить взрыв, который мог отравить половину Поволжья, оказывалась не столь уж проста. Кого, собственно, перехватывать? Неких нападающих на склад? Но ведь на склад не обязательно нападать. Может склад вообще в подчинении данного генерала? Тогда те, кто должен взрыв организовать, вообще официально прибывают на склад, сменяют охрану и спокойно все делают. Закладывают мины с часовым механизмом и уходят подальше.

Но как тогда все это свалить на неких боевиков, да еще и связанных со жрецами?

Нет, просто организовать масштабную засаду, как это планирует Зигфрид, недостаточно. Надо быть на месте самому. И разумеется, с Юрой.

И опять самолетик летит вдоль Десны, поляна в Брянских лесах, посадка, дозаправка, снова посадка где-то под Тверью. Дальше можно ехать на машине. Все связи активизированы, все работают на Верховного жреца.

Решение пришло достаточно быстро. Стоило только посмотреть на этот склад, затерянный в лесах Приуралья, чтобы понять, как же жутко и тоскливо там служить. Охрана и обслуживающий персонал склада прибывали в постоянной депрессии, от безысходности глуша алкоголь ведрами.

Продать что-нибудь считалось удачей. Но продавать было некому. Ближайший крохотный поселок находился в двадцати километрах. А городок Старовоткинск в семидесяти.

Главной трудностью было оказаться в этом поселке и не вызвать подозрений. К счастью, у Зигфрида оказались там дальние родственники. Разумеется, был риск появляться там самим. Но ничего другого не оставалось делать. Ибо начиналась уже настоящая война, а не некая специальная политическая акция. Опасаться расследований и преследований не приходилось. Скоро придется и так раскрываться полностью.

48
{"b":"12181","o":1}