A
A
1
2
3
...
48
49
50
...
55

Увидев первого полупьяного прапорщика в магазине поселка, Чугунов сразу понял, что охрану и персонал не собираются оставлять в живых. Никто не собирался их менять. Эти алкаши потом раструбят на весь мир, что их, вот счастье-то, сменили как раз накануне катастрофы.

Прапорщика быстро взяли в оборот. Он сидел в бане на огороде у родственников Зигфрида и тупо смотрел на Чугунова и его соратников:

– Ну, я не понял, мужики, чего от меня-то надо?

– От тебя надо устроить нам встречу с начальником склада. Можешь его сюда пригласить? Вот тебе аванс тысячу баксов. Потом получишь столько же.

Прапорщик дрожащими руками пересчитал деньги.

– А не фальшивые?

– Хочешь отвезем в Старовткинск и там обменяем.

– Да не, не надо. А кстати, майор едет завтра в Старовоткинск.

– Его вызывают? Или сам?

– Не знаю мужики.

– Точно едет?

– Точно.

– Тогда вот что. Останься пока с нами. А то придешь на склад и раструбишь все всем.

– Но мне на службу.

– А то ты такой дисциплинированный! Вот тебе еще две тысячи за то, что рассказал и согласился здесь еще денек водки попить. Как видишь на тысячу больше, чем обещали.

– Мужики, а вы не шпионы?

– Да на хер вы кому из шпионов нужны?! Бизнес у нас. И деловое предложение к твоему шефу.

– Не из Чечни, случайно?

– А что, бывали из Чечни?

– Нет, просто предупреждали как-то.

– И давно?

– Да с год назад.

– Вот видишь, даже чеченцам вы не понадобились. Ладно, вот ящик водки, колбаса, сыр, хлеб, соленые огурцы с помидорами. Отдыхай. А компанию тебе вот Серега составит. Ты же не пьешь один?

– Что я шизанутый, что ли, пить одному. Вот у нас был такой. Пил один, а потом повесился.

– Давно?

– Да у нас каждый год кто-то с катушек съезжает. Тоска.

– Ну вот, и повеселись.

К складу вела железнодорожная ветка, уходившая в сторону от поселка. А шоссейная дорога сначала шла параллельно железной, а потом наоборот, поворачивала в сторону поселка и шла дальше к Старовоткинску.

Они перехватили газик майора на шоссе перед поселком. В лесу. Разумеется, никто и не думал сопротивляться, когда газик остановили вооруженные люди в камуфляже. Да и чего сопротивляться водителю-срочнику. А сам начальник вообще дремал и проснулся только, когда машина встала.

Их отвели в сторону от дороги. Майор, кажется, ничему не удивился. Его рыхлое, нездоровое, красноватое мясистое лицо не выражало ничего, кроме какой-то усталой брезгливости ко всему. Мутные глаза, бывшие скорее светлыми, чем темными смотрели на Чугунова и его друзей безо всякого интереса.

– Мы хотим дать вам заработать, майор, и заодно спасти жизнь, – сказал Чугунов. Остальные молчали.

– Благодетели, – его толстые вялые губы покривились.

– Не совсем. И все же начнем с денег. Вот десять тысяч долларов за то, что вы согласитесь внимательно послушать вот это.

Ему прокрутили конец разговора, переданный Чугунову неизвестным доброжелателем из ФСБ.

Прослушав ее, майор оживился.

– Вы понимаете, что вас не оставят в живых?

– Не дурак.

– Согласны помочь нам перехватить нападающих?

– А если не соглашусь?

– Мы уходим.

– А десять тысяч останутся у меня?

– Ну, вы же послушали пленку.

– Чудные вы ребята. Кто вы вообще?

– Мы жрецы новой веры.

– А, смотрел по ящику кое-что про вас. Скажите, а правда вы своими проклятиями хренову тучу паразитов жирных замочили?

– Ну, вы же сами видели. По ТВ это передавали.

– Тогда перехватите и этих, помолившись вашим Богам. – Майор посмотрел насмешливо.

– Богам надо помогать своими руками.

– Так бы сразу и сказали. Меня тоже своими руками приберете?

– Зачем?

Майор вдруг подтянулся и посерьезнел.

– А может вы провокаторы?

– В чем же цель нашей провокации?

Майор помялся.

– Хватит вести с ним твои интеллигентские беседы, вступил в беседу Юра. Уйди-ка в сторонку и дай мне поговорить с ним по-своему. Он плотоядно ухмыльнулся.

– Но десять тысяч оставим при нем. Мы же обещали, – сказал Чугунов, отходя к дороге.

Одного взгляда на Юру оказалось достаточно. Умел Вини Пух быть убедительным.

– Да я собственно и не отказывался, быстро сказал майор, не дожидаясь, пока Чугунов отойдет.

В сущности, он пока ничего не терял, продолжая разговор с ними.

– Тогда давайте подумаем, как им лучше и склад ваш захватить без особых усилий, и при этом нападение инсценировать.

– Вообще-то охрана у нас неплохая, – сказал майор. Правда, пьют много. Тоска, безысходность. Лучше всего направить инспекцию. По линии той же охраны, например. Потом они снимают нашу охрану на въезде и пропускают еще группу своих людей. А там уже они делают все, что хотят.

Потом уходят. Но уйти надо подальше. После того, как у нас рванет, на сотни километров ничего живого не останется.

– Значит, надо не уйти, не уехать, а улететь. У вас внутри вертолет приземлиться может?

– Да, площадка есть.

– А могут они сразу с вертолетов высадиться?

– Если с инспекцией приедут, то лучше все-таки через проходную. Вертолетная площадка посреди территории. Гораздо больше шума и возни. А ведь если чего случайно заденут, то в живых не останется никто.

– Теперь, через проходную они пройдут, или приедут на машинах? У вас пара-другая лишних машин подозрений потом не вызовут? Ведь машины останутся, когда они улетят.

– Черт его знает, что у нас тогда останется. Но даже, если все останется, еще несколько машин на таком складе вполне уместны. Постоянно техники не хватает.

– Значит, неожиданная инспекция. Нападение изнутри на охрану в проходной. Проезд их людей на нескольких машинах. Уничтожение вашего персонала. Инсценировка какая-нибудь с целью бросить тень на нас. Минирование. И уход на вертолетах.

И все же, может быть все организуют как-нибудь иначе?

– Это что ж, преодолевать заграждения, снимать охрану где-нибудь на периметре, просачиваться на территорию. Да зачем им вся эта комедия?

– Ладно, но допустим, приедут не на машинах, а подойдут пешком, сосредоточатся у проходной…

– Послушайте! Я вспомнил, это вас по телевизору показывали, – вдруг прервал майор Чугунова. И что же, вы вот так сами…

Он оторопело замолчал.

– А кто, если не мы, – с силой проговорил Чугунов. – Ну, кто майор! Подскажите! Кому нужны вы с вашими прапорщиками и солдатиками, кому нужны те, кто погибнет из-за их игр. Ведь сами то вы готовы подохнуть как бараны. Либо в дыму своих ядов, либо от ножей их спецназа.

Лицо майора вдруг переменилось. Вместо страдающего от хронических запоев обрюзглого циника на Чугунова смотрел интеллектуал, когда-то учивший в Академии биохимию, фармакинетику, метеорологию. Он как будто впервые понял, как убога его жизнь завсклада ядовитой гадости. Что было у него другое предназначение. Но он ни разу даже не попытался это предназначение угадать.

– Но скажите, профессор, ведь вы же тоже не ангелы. Вы ведете настоящую войну. Вы устраиваете масштабные провокации. Вы отнюдь не собрание благотворителей.

– Во-первых, не мы первые начали. Разве надо было бы все это делать, если бы просто не фальсифицировали выборы, просто более прилично вели политику. Разумеется, не ангельскую, но хотя бы не так откровенно грязно, не с таким открытым глумлением над всеми. Не взрывая своих земляков в инсценированных терактах. Не начиная этих бесконечных кавказских войн, не нужных никому в коренной, русской России. Ну и так далее.

Так что начали они, а не мы. Скажу больше. Все в России просто ждали, когда появимся мы, или нам подобные, когда их наглая безнаказанность получит должный окорот.

А во-вторых, если вы посмотрите, уже не в общем, а конкретно, то увидите, что любой новый виток противостояния начинают тоже они. И они просто не оставляют нам ничего иного.

Ну что остается делать нам сейчас? Оставить все как есть?

– Но ведь с этой пленкой можно устроить массовую кампанию в СМИ.

49
{"b":"12181","o":1}