A
A
1
2
3
...
49
50
51
...
55

– Да, и они оставят ваш склад в покое. И придумают чего-нибудь еще. А что касается кампаний в СМИ, то разве они не показывали неоднократно, что им плюй в глаза, все Божья роса. Нет, кампания в СМИ нужна, но совершенно убойная.

– Считайте, что я ваш, – сказал майор. – И уверяю, ничего они оригинального не придумают. Кстати, лучшим подтверждением ваших слов была бы та самая инспекция. В противном случае, вас просто надули. А может, просто выманили сюда, чтобы тихо прикончить в этих лесах.

Чугунов посмотрел на Юру.

Тот сосредоточено молчал.

– Хорошо, майор, мы ждем еще три дня. Если за это время вас не предупредят о внеплановой инспекции, или если эта инспекция не нагрянет, мы уезжаем.

– А если она нагрянет на четвертый день?! – озабоченно сказал майор.

– Ага, дружище, поверили! – торжествующе сказал Чугунов. – Тогда давайте договоримся о формах нашей связи и о взаимодействия. Мы берем на себя внешнюю часть. А вы уж позаботьтесь о блокировании «инспекторов». Наверное, не стоит нам ввязываться в действия внутри периметра. Еще в неразберихе столкнемся с вашими.

– А вертолеты?

– Их мы сбиваем без предупреждения. На подлете.

– Как считаешь, это подстава с пленкой? – спросил Чугунов Юру на обратном пути.

– Не думаю. Но надо рассосредоточиться и пригласить подкрепление. А ты, Петрович, улетай. Каждому свое. Это наше дело.

Чугунов попытался возразить, но Юра прервал его:

– Ты и так много сделал. И правильно, что приехал и меня вытащил. Думаю, Зигфрид наделал бы тут без нас засад и устроил пальбу на весь мир безо всякого толку.

– Не будь к нему так строг.

– Нет, Петрович, нет! Надо быть строгим. Это для их же, дураков, блага! А ты уезжай, а лучше улетай!

Но улететь Чугунову не пришлось. Уже вечером майор сообщил о прибытии внеплановой инспекции.

Нападения можно было ожидать уже на следующее утро.

Но нападения не последовало. Инспектора потратили день на изучение обстановки в хранилище. А в поселке появились дальние родственники нескольких наиболее убогих жителей.

Этих родственников было трое.

Обстановка накалялась. Прапорщика нельзя было отпускать на службу. И его продолжали поить в бане у родни Зигфрида.

Было очевидно, что эти трое составляют разведку внешнего отряда. И они объявят тревогу, как только узнают, если уже не узнали, о наличии в поселке посторонних. Однако, возможно, они захотят кое-что уточнить?

Что делать?

Ситуация разрешилась сама собой. Один из прибывших увязался за троюродной сестрой Зигфрида, в доме у которой и жила их команда. Вернее руководство в лице Чгунова, Юры, и самого Зигфрида.

Вера, сестра Зигфрида была крупная эффектная женщина, блондинка с серыми глазами. Она, правда, была изрядно помята жизнью нелегкой и беспорядочной. Но в свои тридцать два года выглядела еще хоть куда.

Вполне естественно, что приезжий увязался за ней и набивался в гости. Не менее естественным было то, что у ворот ее дома завязалась небольшая потасовка.

Неестественным на первый взгляд было то, что приезжий оказался вдруг весьма профессиональным рукопашником. Однако ему, вот ведь невезение, противостоял не один Зигфрид, а еще пять человек, «случайных знакомых», появившихся как из-под земли. А вернее из-за сарая, бани и с соседнего двора.

Недаром инструктора в карпатском лагере натаскивали боевиков. И недаром для обучения в самой первой команде были отобраны только те, кто уже умел нимало. Возможно, спецназовец и справился бы с Зигфридом. Но не с пятью своими коллегами.

– Ну, будем говорить, или нет, – ласково спросил Вини Пух у связанного по всем правилам незадачливого ухажера. Зачем ломился к такой славной женщине? Узнать, кто здесь живет? А почему такой интерес? И не надо тянуть время и валять дурака. Скажи, что вы успели узнать и не дали ли отбой основному отряду на выдвижение сюда.

Только не строй из себя подвыпившего ловеласа! – окрикнул Юра, как бы предвидя, что пленник, несмотря на предупреждение, хочет начать сейчас каяться в своих желаниях оказаться в Вериной койке.

Пленник, не пытаясь больше валять дурака, угрюмо молчал, не показывая вида, что озадачен таким знанием деталей своей миссии.

– Что ж, коллега, не будем в этой глуши идти на поводу у ситуации и предаваться азиатскому варварству.

Запасливый Юра имел при себе несколько ампул с теми средствами, которые им передал Гийом. Средствами, совершенно новыми, экспериментальными, которые еще не поступили на вооружение ни одной из спецслужб мира.

После ударной дозы экспериментальной сыворотки правды пленник рассказал, что пока они еще не дали отбоя. А решили только проверить подозрительных людей. Связь держит старший по радиотелефону.

Точное время выхода на связь он не знает. Но оно будет не раньше, чем через три часа, уже вечером. Собственно ничего особого здесь не ждали. Так что, если сегодня они не дадут отбоя, то операция будет завтра утром.

Опять возник вопрос, что делать? Брать этих двоих и потом заставить старшего дать подтверждение, что все чисто? Можно, но могут быть накладки. Надо искать нечто оригинальное.

Знает ли пленник, что планируется? В общих чертах. И после посылки подтверждения, что все чисто, они должны убраться побыстрее.

Как Вера оказалась в бане, где шла работа с пленником, потом не мог объяснить никто. И когда она вдруг заговорила, Юра от возмущения чуть не упал с лавки.

– Ребята, а можно его отключить на сутки?

– Ты как здесь оказалась! – рявкнул Юра. – Зигфрид, ты не немец, а азиатский раздолбай! Почему Вера здесь?! Где охрана?! Куда смотрит?!

– Так она разве не наша, Алексеич? – спросил один из охранников. – Мы думали, она по делу.

– Я начну верить в твоих Богов, Петрович! – только чудо удерживает нас от полного провала с такими раздолбаями.

– Ладно, Алексеич, послушай даму, а то только один человек у вас воспитанный, – она стрельнула глазами на Чугунова.

– Послушаем, Юра, согласился Чугунов.

– Хорошо.

– Так можно его отключить на сутки, или нет?

– Можно, – ворчливо сказал Юра.

– Тогда вкалывайте ему что надо. А перед этим пусть выпьет моего самогона с табаком. Мы с Зигом поведем его туда. Как будто пили здесь. А он отрубился. Будем или их приглашать к нам, или набиваться остаться. Короче, мы свои в доску. Вряд ли подозрительные сами бы к ним так набивались.

– Как раз профи высокого класса вполне могли так подумать. Но вряд ли эти мордобойцы таковыми являются, – задумчиво сказал Юра.

– Пошли, братик, – сказала Зигфриду Вера.

Да, стереотипы ли сыграли свою роль, заурядный уровень мышления простых спецназовцев, или просто шкурное желание поскорее убраться оттуда, где завтра должна была быть отравленная пустыня. Но в версию Веры коллеги их бывшего пленника поверили. Они после некоторых дежурных возлияний, выпроводили Веру и Зигфрида, отрапортовали о том, что все чисто, и укатили, прихватив своего незадачливого товарища.

Ошибка это была, или преступная халатность, или даже скрытое дезертирство?– думал Чугунов. – Не знаю. Но империя давно сгнила. И не может выставить против своих врагов ничего кроме гнили.

Ясное ранее июльское утро было просто чудным. В лесу стояла легкая дымка. И одуряющие запахи трав и смолистых сосен щекотали ноздри. Боже мой, да мы же, помимо всего прочего, защищаем эту красоту, это чудо Творения. Которое было бы уничтожено в огромном ядовитом облаке. Уничтожено ради того, чтобы какая-то сволочь могла ничего не делая, а занимаясь только бюрократическим онанизмом, жить как князья.

Далеко вам до князей, мразь совковская, – подумал Чгунов. Вдалеке раздался звук моторов нескольких грузовиков.

– Приготовиться! – скомандовал Юра.

Они не стали оригинальничать. Все то же заминированное шоссе, заминированные кюветы. Только вместо пулеметов были автоматы. А кроме того, взяли пятерых пленников.

Гул вертолетов наполнил пологую котловину, в которой располагалось хранилище. Вероятно, их не успели предупредить, или подтверждение на вылет не предусматривалось? Так или иначе, четыре вертолета шли к хранилищу. Их ждали, и сбили на подлете из переносных зенитно-ракетных комплексов.

50
{"b":"12181","o":1}