ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хотя эта печаль таилась где-то в глубине и не мешала Зигфриду одним взглядом вселять уверенность собеседнику. Глаза Зигфрида проникали в душу. Он как бы приподнимал человека, поддерживал его, не давал отчаяться и упасть. Хотелось довериться этому мудрому гиганту, а если он что-то прикажет, выполнить это беспрекословно и радостно, как волю Богов.

Однако иногда его взгляд становился ужасным. Голубые глаза еще более светлели и испепеляли противника каким-то неземным ледяным огнем. И горе было тому, кто вызывал гнев этого человека, выражавшего волю Богов и говорившего от имени тех сотен погибших героев и гениев, которые волею Судьбы доверили именно ему продолжать дело, за которое они отдали все, что имели.

Он часто вспоминал их. Вспоминал и в трудные годы борьбы и позже, когда все задуманное вроде сбылось. Но, вот же особенности памяти, сейчас он думал о них все чаще и чаще. Они жили рядом с ним. И это не было преувеличением. Он был почти уверен, что действительно советуется и с Профессором, и с Летчиком, и с Бомбоделом и со всеми другими. И это именно они, а не его собственная память (по аналогии или как-нибудь еще) подсказывают стратегические решения, которые в последнее время требовались все чаще и чаще.

И то сказать, борьба давно закончилась, началось то, что Профессор называл цивилизационным строительством. И Президент Светлой Руси должен был направить это строительство в нужное русло. И не дать стране и нации съехать на обочину.

Да, читатель, ты прав в своей догадке. Президентом Светлой Руси уже много лет был Зигфрид. Правда, политическая система страны изменилась. И Президент не формировал правительство, не «командовал» регионами. Он действительно выполнял роль некоего наставника, если хотите, Верховного жреца.

Можно было бы назвать его гарантом. Однако это слово очень уж дискредитировало себя в прошлом. И его откровенно не любили все. Зигфрид в том числе.

Именно в качестве такого «капитана-наставника» участвовал Президент Светлой Руси в обсуждении всех стратегических решений. Впрочем, иногда не только стратегических. Вот и сейчас он слушал бурные дебаты по поводу работы правоохранительной системы в новых цивилизационных условиях.

Слушал как бы в пол уха, не показывая откровенно свое отношение к выступлениям, чтобы дать возможность всем говорить, не оглядываясь на авторитеты.

Это было правильно, и дебаты велись предельно свободно. Иные молодые политики, участвовавшие в обсуждении, вообще подумали даже, что «старик спит» с полуоткрытыми глазами.

Между тем, Зигфрид следил за обсуждением очень внимательно. И когда сторонники восстановления (разумеется, в мягкой, цивилизованной форме) тюремной системы запальчиво исчерпали свои аргументы, заставив задуматься своих оппонентов, Зигфрил резко встал.

Его голос звучал по-молодому звонко.

– Никогда на Светлой Руси не будет тюрем! Никогда людей не будут запирать в клетку как зверей! Хотя мы даже зоопарки сумели организовать по-новому, без клеток, – усмехнулся он.

Эта усмешка и снижение тональности обманули некоторых участников совещания. Молодой, пышущий энергией автор проекта, начинающий полнеть ответственный чиновник соответствующего ведомства, воспользовался паузой и попытался возразить Президенту.

Зигфрид умел слушать и умел корректно спорить. Но этот молодой человек чем-то сильно его задел. Он неуловимо напоминал наглых бюрократов путинской России, или их комсомольских предтеч. Как мог оказаться такой типаж в руководстве Светлой Руси? Нет, наставнику рано было расслабляться. Прав, прав был Профессор, говоря в свое время, что придется еще очень долго «долечивать» народ и страну от сотен лет бюрократического ублюдства. Именно для таких целей и был оставлен пост Президента, в сущности не нужный в ситуации, когда политическая система полностью адекватна цивилизационной модели.

Зигфрид внутренне усмехнулся своим мыслям. Профессор сказал бы, что он сильно вырос интеллектуально, если даже про себя мыслит такими категориями. Эх, Профессор, Профессор, может быть можно было обойтись без твоей жертвы? Так часто потом нам не хватало тебя. Но, если разобраться, ты был прав. Никто не поверит даже в самые умные разговоры, если внутренне не осознает, что говорящий готов пожертвовать всем ради своих убеждений.

Но, наша печаль светла! И хотя годы берут свое, в этом есть не только грусть, но и радость. Уже скоро мы непременно встретимся с тобой в Стране Вечного Лета, за одним столом со Сварогом и Тором.

Ну, а пока займемся кадровыми вопросами. Пора напомнить кое-кому в какой стране мы живем. Конечно же, Зигфрид был опытным лидером и мог бы не давать волю эмоциям. Но это был не тот случай. Сейчас надо было напомнить всем основополагающие принципы политической системы страны. Странно, но он в этот момент даже не вспомнил свои собственные тюремные муки. Он был настоящим лидером и мыслил прежде всего как стратег. Именно стратегические и идейные резоны были у него сейчас в голове.

Хотя… многое мог бы сказать по поводу дел тюремных зэк по кличке «Фашист» этому явно излишне избалованному судьбой везунчику. Но «Фашист» был в далеком прошлом. А сейчас говорил не он, а Президент Светлой Руси.

Его глаза гневно вспыхнули. Сталь взгляда дополнила сталь голоса.

– А сами вы не хотели бы опробовать предлагаемые вами «пенаты»?! Или вы отделяете себя от своего народа?!! На то вы и находитесь в руководстве страны, чтобы искать решения любых проблем, не нарушая основ нашего строя и нашей цивилизации. Или вы забыли основополагающие принципы политической системы Светлой Руси?! Тогда вам место не в правительстве или Народном Собрании, а на первом курсе Академии Управления. И я не уверен, что вы смогли бы с такими настроениями сдать там соответствующие зачеты.

Зигфрид выпрямился во весь свой немалый рост.

– По-моему, коллеги (он любил повторять это слово, каждый раз произнося его, вспоминая Профессора) вас явно занесло не туда. Осадите, господа!

– Мне, – продолжал он, – печально слушать эту дискуссию. Во-первых, мне кажется просто диким сама возможность выдвижения такого предложения. Неужели каждому новому поколению управленцев надо не из учебников, а, извините, на собственной шкуре, убеждаться в правильности принципов, лежащих в основе нашей политической системы?! Она не авторитарна, но моральные и интеллектуальные авторитеты должны быть у каждого из нас! Они внутри нас. С ними мы должны сверять свои мысли.

Неужели вы думаете, что выдающиеся интеллектуалы стоявшие у основ нашей системы, отдавшие за это свои жизни, черт побери!… Неужели эти деятели позволили бы даже помыслить о том, чтобы сажать своих сородичей в клетку!

А русская нация именно нация сородичей. Помните об этом, господа политики.

Впрочем, и это, во-вторых, меня огорчает, что оппоненты выступавшего были столь не убедительны. Напрягите мозги! И найдите методы решения общественных проблем в рамках нашей цивилизационной модели, а не вне их.

Будьте достойными, черт побери, тех достижений, что каждый день… Да, да, каждый день, демонстрирует наша цивилизация, наши коллеги в науке, технике, производстве.

А не можете, идите операторами мусороуборочных машин. Набираться, так сказать, практического опыта.

Он долго мечтал об этом часе. Наконец-то состоится его первый полет в качестве испытателя.

Сверхмалое летающее блюдце нельзя было назвать принципиально новым изделием. Первые образцы «летающих блюдец», как называли иногда этот аппарат, подъемную силу в котором обеспечивал открытый еще в начале ХХ века «принцип прилипания струи», построили в конце упомянутого века. Построили, но не использовали и не тиражировали.

Впрочем, в дебильном СССР и еще более дебильной России не использовали практически ничего из достижений русского инженерного гения. Все изменилось, когда недобитую империю под названием Россия сменила Светлая Русь.

Летающие блюдца стали одним из символов новой цивилизации. Однако не так просто оказалось пройти путь от больших аппаратов к малым и сверхмалым. Между тем малые «летающие блюдца», сочетающие в себе возможности и самолета и вертолета обещали стать основой транспортной системы страны. Они могли заменить автомобили. И все понимали, что это означает для бескрайних просторов Руси, где так трудно поддерживать в идеальном состоянии (а они на Руси действительно стали идеальными, и средств для этого не жалели) дороги в условиях долгой зимы.

54
{"b":"12181","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Корабль приговоренных
Код да Винчи 10+
Жизнеутверждающая книга о том, как делать только то, что хочется, и богатеть
Кофейня на берегу океана
Зима Джульетты
Мир уже не будет прежним
Как работать на идиота? Руководство по выживанию
Время первых
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас