ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К сожалению, нас опередили.

Последний «слив информации» о том, что ему не только изменили, но и готовят покушение, я передал ему за два дня до роковых событий.

– Лев Яковлевич! Уйдите на дно. Ведь без вас все рухнет, – взмолился я.

– Я не могу уйти на дно. Тогда я не буду иметь морального права отдавать вам приказы 20 июля. Или ты думаешь, Петр, что все это будет так легко и безопасно?

– Нет, – ответил я. – Но, Лев Яковлевич, эти предатели, связанные с красными, мастера подковерной борьбы. Они вас элементарно переиграют. Надо как-то сломать им игру.

– Когда мои БТРы будут стоять на Красной площади, я скатаю все ковры в России и засуну их в жопу всем мастерам подковерной борьбы. Веришь мне, Петр? – спросил он меня.

Как будто пружиной меня подбросило с места. Вскинув руку в каком-то неведомом приветствии, я заорал:

– Верю, мой генерал!

Лев Яковлевич искренне засмеялся.

Через день его убили.

Подло, ночью, спящего.

С самого начала наши люди установили, что генерала убили трое, затаившиеся ночью на чердаке его дачи. Потом их самих ликвидировали в близлежащей лесопосадке. А трупы попытались сжечь. Но до конца не сожгли.

Потом «правоохранители» говорили, что трупы трех мужчин спортивного телосложения, найденные сразу после убийства генерала в 800 метрах от дачи это «случайное совпадение». И что они там лежали «уже долго».

Ты веришь в это, читатель?

Я, нет.

Тем более, что тогда было очень жарко. Трупы, лежащие на солнцепеке несколько дней в непосредственной близости от поселка, провоняли бы всю округу и не остались бы незамеченными. Тем более, что в поселке полно собак, весьма чутких к такому соседству. Значит, трупы появились именно в день убийства.

Было еще масса нестыковок в официальной версии убийства. Все эти нестыковки многократно предоставлял прессе помощник генерала А. Морозов.

Я же хочу обратить внимание на поведение «соратника» генерала, депутата от КПРФ Илюхина. Его направили от Думы контролировать ход следствия. Первое, что заявил по приезде этот «борец с режимом» было:

– Я доверяю профессионализму своих бывших коллег.

Ты можешь себе представить, читатель, что партизанский командир хвалит профессионализм гестаповцев? Но примерно так выглядели комплименты «непримиримого оппозиционера» Илюхина ельцинским жандармам.

Еще один эпизод врезался мне в память.

После смерти генерала, я плакал так, как плакал только после внезапной для меня смерти своего отца. И я был не одинок. Все соратники Льва Яковлевича (за исключением его генеральского окружения) ходили с красными глазами.

И вот, идя вместе с пресс-секретарем генерала полковником Волковым, по коридорам Думы мы встречаем веселую гурьбу генералов, его былых «соратников». Среди них особенно веселыми рожами выделялись небезызвестный Ачалов и генерал-лейтенант Леонов, часто мелькающий по ТВ в программе у православного патриота Крутова.

Красная рожа Ачалова прямо-таки блистала от счастья.

– Чего такие смурные мужики? – весело проорал он.

Да, не успел Рохлин засунуть по назначению ковры мастерам подковерной борьбы.

Я смотрю ТВ и вижу крысиную морду того, кто отвечал тогда в команде Ельцина за деликатные дела. После убийства генерала его карьера резко пошла вверх.

Я ни на что не намекаю, читатель. Ты просто неправильно меня понял.

Но наши Боги видят все. Я верю Им. И пусть они простят меня за то, что я просто устал ждать. Ведь я обычный человек. Не герой и не пророк. Но, извините меня Боги за это желание собственными глазами увидеть Ваше Возмездие всей этой сволочи.

5. Игры красной сволочи

Во время моей работы в Русском Соборе я почти сдружился с одним из функционеров этой организации. Бывшим партократом среднего уровня. В своих разговорах мы были весьма откровенны. Как-то раз, обсуждая проблемы, тогда уже терзавшие Собор вовсю, мой приятель с досадой сказал примерно следующее:

– Как этот бардак надоел. Вот ведь не повезло в жизни, что при дележе ролей меня назначили в националисты.

– Как назначили?! – изумился я.

– Да очень просто. В конце 1980-х всех нас, партийных работников распределили по будущим секторам политического спектра. Кому поручили быть либералом, а кому национал-патриотом. Тогда просто не верилось, что СССР рухнет. И те, кого назначали в либералы, возмущались, что их готовят к роли мальчиков для битья.

А мы, национал-патриоты, должны были наоборот стать будущими правителями, «спасшими страну и партию».

– Слушай, но как же назначенные либералы соглашались на такие жертвы?

– Партийная дисциплина. Да и потом, своих бы не тронули в любом случае. Что мы их, что они нас.

– А кого бы «тронули»?

Он усмехнулся.

– Трогают всегда таких, как ты, добровольных энтузиастов той или другой стороны.

Этот эпизод вспомнился в 1993 году, когда за два часа перед штурмом по Белому дому шныряли многочисленные суетливые людишки. Что-то кому-то шептали. И те, предупрежденные «своими», уходили, не удосужась предупредить об опасности остающихся.

Впрочем, я опять отвлекся. А тогда спросил:

– Так о чем же ты жалеешь?

Мы гуляли по довольно элитному старому дачному поселку ближнего Подмосковья.

– Вот видишь, – он указал на пару, возвращающуюся с прогулки, – эта женщина моя бывшая коллега. Ее, бабу, тогда назначили в либералы. Теперь она совладелица одного завода и реконструирует неплохой особнячок типа этого.

Он указал на шикарную, т.н. «академическую» дачу сталинской постройки, стоящую посреди участка старого соснового леса. На даче, судя по всему, сейчас вовсю шел евроремонт.

– Да, неплохой особнячок.

– Вот именно. И заводик тоже неплохой. А я как был, так и остаюсь в своей трехкомнатной квартире.

– Значит, не на тех поставил?

– В том то и дело, что я сам ни на кого не ставил. Я подчинился приказу.

– И все «патриоты» у нас такие?

– Не все. Без таких, как ты, и без искренней массовки любое общественно-политическое движение бессмысленно. Купленные и назначенные много не сделают.

Я смотрю сейчас на современную политическую жизнь России, где абсолютно все купленные и назначенные. И не удивляюсь, почему горстки мусульманских экстремистов держат недобитую империю за глотку.

Купленные и назначенные бессильны не только в политике. Они бессильны везде.

А идущие на смерть с криком «Аллах Акбар» вопреки официозной пропаганде не куплены, и тем более не назначены.

Я не люблю их. Но уважаю.

А в последние годы завидую.

Их же противников презираю и ненавижу.

А Собору, и этому своему приятелю я благодарен за науку, давшую мне возможность понимать происходящее.

Меня больше не обманут.

А тогда, до этого разговора, я искренне изумлялся многому. Например, зачем национал-патриоты, которые в то время были достаточно сильны (их взгляды разделяли едва ли не большинство депутатов Верховного Совета) тащат в политику политические трупы – красных.

То, что красные были тогда политическими трупами очевидно. Разогнанные и униженные своей позорной капитуляцией в 1991 году, они имели вид приживалок при барине. Но их агентура в националистической среде, эти «назначенные» националисты тащили красных из политического небытия. Но те не слишком наглели. И до времени таились.

Мне запомнился Зюганов того времени. Какой-то согнутый, не рокочущий своим знаменитым басом, а едва бормочущий. Он отирался вокруг вождей разных патриотических партий и объединений, откровенно заискивая перед ними. Робкая полу улыбка на его мясистой красной физиономии выглядела просто карикатурно.

Было откровенно смешно смотреть, как он пытался согнуться перед депутатом Павловым, который был значительно ниже его ростом.

И все улыбался, улыбался.

Эта улыбка превратилась в мстительный оскал, когда Зюганов в 1993 призвал не поддерживать защитников Белого дома.

Когда я спросил позднее об этом своего, упомянутого выше, партократа, он откровенно злорадно рассмеялся.

10
{"b":"12182","o":1}