ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но зачем, черт побери, аккуратно завоевывать территории, которым потом надо будет платить дотации из федерального бюджета?!! Эти территории надо либо тотально уничтожить со всем населением и природой, либо отпустить к чертовой матери.

Кстати, в изучении экологических и медико-демографических последствий применения оружия массового поражения я принимал участие. И скажу профессионально. Применение оружия массового поражения в локальных конфликтах не несет особой угрозы регионам, отстоящим от зоны конфликта на 300-400 километров. Так что российская территория позволяет это делать без особого ущерба.

Но военным не нужна победа, им нужна война. И наши вояки напоминают мне скотов из Минводхоза СССР, которым не нужны были эти дурацкие каналы, а нужна была их бесконечная стройка, на которой можно воровать.

Но чтобы своровать червонец, эти скоты зарывали в грязь сотню.

Точно так же действуют и нынешние путинские силовики.

И они представляют для собственного народа зло в десять раз большее, чем те, от кого они якобы «защищают».

Полагаете, так думаю я один? Вовсе нет. Так думает подавляющее большинство российских граждан. Приведу один пример. Совсем недавно в интерактивном опросе канала ТВЦ, аудитория которого отнюдь не либеральна, а скорее патриотична, терроризм как реальную проблему своей жизни оценили меньше 1 тысячи человек, а «произвол властей» свыше 11 тысяч. При этом даже материальные затруднения в нашей небогатой стране поставили на первый план около 2 тысяч.

Итак, произвол властей, обеспечиваемый силовым прикрытием всей этой совокупности носящих погоны, более, чем в 11 раз больше тревожит людей, чем терроризм, от которого эти власти (в том числе силовики) якобы защищают. Причем рэкет властей достает наших сограждан даже больше, чем несомненная бедность.

Вот как достали сволочи.

Вот такие комментарии к вопросу о том, одиноки ли те, кто мыслит как я в отношении милитаризации и бюрократизации стиля нашей жизни.

Но почему же такой явно антинародной модели поклоняются «защитники русского народа – русские националисты»? Да потому, что для них политическая борьба в национал-патриотическом спектре примерно то же, что и локальная война для вояк.

А именно, вид бизнеса (пусть иногда и опасного). Им не нужна победа. Им нужен процесс. И общность подхода определяет общность стиля.

Который можно назвать «бюрократическим милитаризмом». Именно поэтому часть правых радикалов, «социально близких» всем силовым бюрократам так привержена «национальным воинским традициям». Замшелым догмам, давно изжившим себя. Типа массовых армий, формируемым по принудительному призыву.

Одна атомная бомба стоит стотысячной толпы пехоты. Но атомная бомба это отнюдь не предел военно-технической мысли. И гениальный Рохлин много говорил о необходимости разработки оружия, основанного «на новых физических принципах».

Окружавшие его кретины думали, что это риторическая дань моде. Этим интеллектуальным пигмеям было невдомек, что генерал говорил о свой мечте, о создании совершенно новой армии. Армии технократических рыцарей.

Кстати, большинство не заметило, что генерал весьма холодно относился к массовым армиям. В одном из последних своих телеинтервью он, отвечая на каверзный вопрос корреспондента, желающего выставить генерала этаким военным бурбоном, прямо ответил: «Не можешь накормить – не призывай».

Это максимум, что мог позволить себе этот ужасно одинокий интеллектуально человек, чтобы не провоцировать до времени свое генеральское окружение, помешанное на массовых армиях из солдат-рабов, строящих шикарные дачи высокопоставленной сволочи в погонах.

Однако, возможно, иные правые радикалы просто хотят привлечь на свою сторону силовиков? И именно поэтому демонстрируют столь любезный им стиль.

На это я отвечу кратко, афоризмом из сказки про Алладина: «Раб не может быть другом». Рабы в погонах, пусть даже в больших погонах, как масса ценности не представляют. В их рядах можно вербовать агентуру, в том числе агентуру влияния. Их можно разлагать, а, в случае такой возможности, перекупать массами.

Но совершенно бесполезно стремиться вызвать их симпатии пропагандистскими и политическими методами. Их симпатии ничего не стоят

Раб не может быть другом.

И чтобы продемонстрировать политическое и человеческое ничтожество этой массы, приведу два примера.

В 1992 военный вертолет получившей самостоятельность Грузии просто так обстрелял пляж военного санатория в Сухуми. Прямо на пляже были убиты женщины и дети, жены и дети офицеров.

А когда люди в панике стали покидать Сухуми морем, ибо грузины одновременно прервали железнодорожное сообщение с Россией, другой вертолет обстрелял катер «Комету», на которой эвакуировались женщины и дети. Один ребенок был разорван ракетой буквально на руках у матери.

Повторю, это были жены и дети военных.

Ни одного ответного выстрела не прозвучало в ответ, ни одной бомбы не упало на Тбилиси.

Русские офицеры не смогли ни защитить своих, повторяю, своих собственных, жен и детей, ни отомстить за них.

Приказа не было (интересно, мочатся или моют руки они тоже только по приказу?).

Так неужели кто-то думает, что они смогут защитить кого-то другого? Например, свой народ.

Раб не может быть другом!

А таких, как Рохлин, в среде российских силовиков больше нет. Он был исключением, подтверждающим правило. Остальные без приказа ни на что не способны.

Другой пример широко известен и даже ворчливо комментировался иными национал-патриотами.

В середине 1990-х годов, когда социальная обстановка в армии была тяжелой, ежегодно кончало жизнь самоубийством по нескольку сотен офицеров.

Ни один, уже уходящий из жизни, перед этим не пристрелил ни одного вора-генерала, ни одного сановного чинушу. А ведь для человека, расстающегося с жизнью это по логике вещей должно быть так легко.

Но, увы, увы. Даже в условиях крайнего отчаяния эта публика не способна на самостоятельную активность.

Ей Богу, если бы у меня спросили, с кем полезнее стараться наладить контакт в процессе национально-освободительной политической борьбы, с силовиками или бандитами. Я бы предпочел вторых.

У них нет такой бюрократии, они не ходят строем, и они не мешают людям жить массовым принудительным призывом.

Однако, уметь убивать весьма полезно. Но учиться этому лучше самим, или с помощью людей, не связанных со столь любимыми нашими милитаризованными «нациками» российскими силовиками.

10. Главная проблема

Впрочем, одна ли армия, или государственные силовые структуры вообще, столь бездарны и бесперспективны для целей процветания нации?

Нет. Государство как институт, а тем более государство бюрократическое, многонациональное, квазиимперское враждебно целям национального процветания. Оно может способствовать только вымиранию собственного народа, в первую очередь, народа государствообразующего, и бездарному истощению ресурсов.

Эта книга не теоретическая, а публицистическая. Поэтому я не буду подробно обосновывать свой тезис. Желающие могут прочитать об этом в моей гораздо более объемной книге «Свои и чужие».

Однако, правоту этого моего утверждения если не доказывает, то хотя бы иллюстрирует сама жизнь. В том числе и рассмотрение проблем только что затронутых выше.

А чтобы дополнить свои аргументы, обращу внимание читателя на еще один пример из нашей сегодняшней жизни.

Чем отличается режим Путина от режима Ельцина? Укреплением государственной машины. Но русский народ стал вымирать при Путине на 20% быстрее, чем при Ельцине. В 1990-х со скоростью 1 миллион в год, в 2000-х со скоростью не менее 1 миллион 200 тысяч в год.

Вот во что обошлось народу путинское укрепление государства. Отметим, это происходило еще и в условиях благоприятнейшей внешнеэкономической конъюнктуры. В условиях более тяжелых, таких, как в 1997-1999 вымирали бы еще сильнее.

17
{"b":"12182","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Белое безмолвие
Однополчане. Спасти рядового Краюхина
Похитители принцесс
Группа крови
Наследство Пенмаров
Секта
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Как работать на идиота? Руководство по выживанию
Ответное желание