ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Песнь Кваркозверя
Эффект Марко
Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 1. На краю пропасти
Шепот в темноте
Дух любви
Маяк Чудес
Рыцарь страха и упрека
Храню тебя в сердце моем
Грехи отца
Содержание  
A
A

Для нас союз с нашими мусульманами это шанс. Но и для них это единственный шанс!

Чем вы тогда отличаетесь от столь едко критикуемых вами евразийцев?! – спросит иной читатель.

Да всем, дружище, абсолютно всем. Евразийцы объединяются с той паразитарной частью мусульман, которые хотят сохранить «единую и неделимую» и качать халяву из федерального центра. Жить за счет нас с вами.

А мы объединяемся с той частью мусульман, которые честно хотят жить отдельно. И развалить этого имперского монстра. Разумеется, у них есть и планы «на потом». В том числе и в отношении нас. Но и мы не лыком шиты. Монолитная белая, западная, свободная Русь, это не нынешняя Россия. Мы найдем, чем ответить на любое посягательство. Отнюдь не в духе военно-спортивного онанизма. При случае в средствах себя ограничивать не будем.

Но сами никогда не нарушим клятвы верности. И, кстати, как раз среди мусульманских радикалов есть весьма благородные лидеры. Которым можно верить.

А потом, вспомним известную мудрость, что конкурент опаснее врага. Дурак опаснее конкурента. Предатель опаснее дурака. Так что благородные умные враги это вообще-то без пяти минут союзники. Ибо по вполне понятным причинам они не конкуренты, не дураки и не предатели.

Так что нет ничего необычного ни в каком плане в объединении «русских хорватов» и мусульман.

Так что пока будем исходить из презумпции порядочности и ума наших потенциальных союзников. Тем более, это нам приемлемо и по моральным, и по тактическим соображениям.

Ибо сейчас мы друг для друга единственный шанс.

Порознь мы не победим. Даже с внешней помощью. А вот вместе…

Начнем с того, что настоящие мусульманские радикалы имеют, в отличие от своих компрадорских конкурентов, реальный моральный авторитет в мусульманской среде. И этот авторитет, в массах пока в значительной степени скрываемый, мгновенно поднимется, едва забрезжит шанс на реальную победу.

А он забрезжит, едва мы, русские хорваты выйдем на арену.

Но тогда получается весьма интересная арифметика. Нас чуть больше 30%, а мусульман чуть больше 20% населения России. Но тогда вместе нас заметно больше 50%. Так что массовка за нами.

Плюс, и у них, и у нас найдутся внешние союзники. А у наших евразийцев таковых не будет. В итоге расклад такой – 55 против 45 в нашу пользу. За нас внешние союзники, за них их гнилое имперское государство.

Победа не гарантирована. Но играть с такими шансами вполне разумно. Мы это понимаем. Надеюсь, поймут и они.

Теперь о врагах и союзниках внешних.

Собственно, в отличие от «нациков» и патриотов-государственников, внешних врагов у нас нет. Мы щедры и не агрессивны. Ибо нам важны не территории и богатства, а возможность спокойно самим реализовывать нашу цивилизационную модель. Самим среди своих. Наша цель, в отличие от России, не лезть ни к кому со своей «любовью», а чтобы нам самим не мешали.

Скажу больше, у нас вообще нет внешних целей.

Зато, взяв «свое», мы готовы расплатиться за лояльность к себе и Запада, и Китая, и внешних мусульман частями, которые отойдут евразийцам. Ибо евразийские имперцы нам не сватья и не братья. А враги. Такие же, как сербы для хорватов.

С другой стороны, совершенно понятно, что такая наша лояльность в перспективе может обернуться некоторой непредсказуемостью для все тех же потенциальных внешних симпатизантов.

Поэтому на первых порах наш проект может вызвать настороженность. Но настороженность, а не враждебность. Так что хотя бы на благожелательный нейтралитет мы рассчитывать можем.

В этой связи хочется особо рассмотреть позицию Запада. Ибо в стратегической перспективе Западу наш проект весьма выгоден. Белая европейская Русь, этакая «вторая Украина» на востоке от первой, укрепит потенциал Запада.

Более того, мы не выпендриваемся, и готовы признать, что долгое время были частью империи, которая являлась источником угроз и проблем для всего цивилизованного мира. Но мы одновременно были и самыми первыми ее жертвами!

Осознав все это и сбросив имперские путы, мы, повторим, для Запада становимся аналогом Украины, которая в отношении этих проблем занимает точно такую же позицию. Бывшая важнейшая часть монстра, и одновременно его же жертва.

Но Запад совершенно адекватно определился в отношении Украины. Точно так же он вполне может определиться и в отношении Руси.

Хватило бы ума.

Впрочем, тут есть определенные проблемы. Иногда, наблюдая иные действия Запада со стороны, понимаешь, что они во многом ошибаются. Так и хочется вспомнить сакраментальное «сытое брюхо к ученью глухо». Уж слишком они сыты для понимания прорывных идей.

Впрочем, есть же среди них хотя бы те, кто «находится на диете» (шутка). И поэтому не пресыщен. Те должны нас понять.

Ну, и на закуску конечно же «еврейский вопрос».

Кто нам евреи. Пока только в тактическом плане.

Увы, ответить на этот вопрос пока не могу. Ибо до конца не понял соотношение сил в самом еврействе. Ведь как у нас считается, евреи и, как говаривал мой покойный отец, пусть будет он счастлив в Стране Вечного Лета, русские члены «еврейской партии», это либералы, демократы и западники.

Но больших «нутряных» либералов, чем кулаки (или носители кулацких генов), вообще нет. Мы самые радикальные из либералов. Либеральнее миллиона Чубайсов вместе взятых. Мы до ломоты в скулах с кулацкой неистовостью ненавидим государство, мешающее нам и лезущее в наши дела. Повторю сто и тысячу раз, либеральнее нас либералов нет.

Так что, если евреи действительно такие поклонники либеральных ценностей, они закроют глаза на наш национализм. Достаточно умеренный и прагматичный.

Но, в том то и дело, что мне кажется, будто евреи не такие уж либералы. И либерализм, свобода, демократия, для них лишь дымовая завеса. А главный их враг, вернее конкурент, который опаснее врага, это чужой национализм. Пусть даже самый умеренный (ибо они хотят, чтобы их собственный национализм конкурентов не имел).

В этом случае они закроют глаза на наш либерализм и набросятся на наш национализм.

Что ж. Поживем, увидим.

Ну а мы пока оставляем открытыми двери для всех потенциальных союзников. Пусть даже и только тактических.

Прибегая к рыночным аналогиям, сейчас акции нашего венчурного предприятия баснословно дешевы. Скупайте их, господа!

Ибо, в случае успеха они подорожают в сотни тысяч раз.

День перевалил за середину. Надо бы пойти разгрести снег. Мечты окончены. Эк, как меня занесло. Аж дух захватывает. Но жизнь, увы, не сказка.

Но мы должны быть верны своим идеалам хотя бы в мелочах. И поэтому наш с соседом пятачок – единственное чистое место в нашей деревне. Какой бы снег не валил, у наших ворот всегда чисто. И пусть кругом все тонет в свинстве, у нас порядок.

Вчера Саня пришел с вечерней смены (он работает в депо) и сразу взялся за лопату. Мы не договариваемся и не устанавливаем очередности. Но каждый сам знает свою меру. Сегодня явно моя очередь.

Я усмехаюсь про себя. Если бы Саню назвали европейцем, он бы не понял в чем дело. Но наш по-немецки выметенный пятак лучшее свидетельство его западного менталитета. Как, впрочем, и его всегда сияющий чистотой «жигуленок».

И дело здесь не в цвете глаз, не в уровне материального достатка, не в уровне образования. На нашей улице живут люди и побогаче Сани. И такие арийские красавцы, что у баб дух захватывает.

Но вот живут как свиньи.

А мы с Саней, рабочий и профессор, жить, как свиньи не хотим.

Повезет ли нам жить на улице, где все как мы будут чистить снег, убирать мусор, и мостить дорогу, но при этом говорить по-русски?

Не знаю, не знаю.

Но

… Если будешь мерить расстоянье секундами,
Пускаясь в дальний бег,
Земля, твое, мой мальчик, достоянье.
И, более того, ты человек!
Р. Киплинг «Если»
23
{"b":"12182","o":1}