Содержание  
A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
48

Ее звали Жга. Спасибо тебе, сестрица! Ты именно сестра мне. И я век тебя не забуду. И я бы был благодарен своим Богам, если бы мне довелось отплатить тебе, или твоим детям, добром за то, что ты для меня сделала.

Я выздоровел. И даже потом был чемпионом МГУ по боксу.

А моему товарищу не повезло.

Он умер.

У него не было денег на австрийское лекарство (их не было и у меня). Но не было у него и доброй феи Жги, которая не могла ставить капельницы всем. Просто не было столько воды. Вдумайся, читатель, воды!!! Простой дистиллированной воды, а не каких-то чудодейственных лекарств.

Вот такая бесплатная лучшая в мире советская медицина.

Сейчас она не лучше.

Но и не хуже.

Но, не «телом единым». Поговорим, например, о доступном жилье. Его в СССР, по мнению все того же черного вельможи С. Кара-Мурзы можно было получить от государства. Только надо было уметь «совсем немного» подождать.

Вот сейчас, при либералах (кстати, это Путин-то либерал?) за всю жизнь не накопишь на квартиру. А в СССР…

Мой дед, отец моей матери, был шахтер. Его общий трудовой стаж 52 года, из них 37 лет подземного стажа. И денег он к концу своей жизни скопил. Решил приехать поближе к дочери в Москву (старый ведь уже), и купить на эти честно заработанные за всю жизнь деньги квартиру в ЖСК.

Для нормальной страны все элементарно, но не для совка. Деда и мать мурыжили 3 года. И только после вмешательства газеты «Правда», ибо ко всему дед еще имел и больше 50 лет партийного стажа, ему милостиво разрешили купить на честно заработанные за всю жизнь деньги скромную малогабаритную квартирку.

Такая вот «доступность жилья в СССР».

Я думаю, что и сейчас, в далекой от благополучия нынешней России, человек за 52 года тяжелой работы на малогабаритную квартиру накопит.

Да, все хорошо, что хорошо кончается.

Соглашусь, жить в СССР было можно.

Но, не хочется возвращаться в совок. И не только мне. Среди своих знакомых любого, я подчеркиваю, любого социального положения (от безработного до полковника или профессора) никто не хочет «назад в СССР».

На нынешнюю жизнь плюются, лают ее матерно, но назад в СССР не хотят.

Иногда туда, назад, хотят люди помладше, которые не знают, насколько там было гнусно.

Но этим молодым, читающим С. Кара-Мурзу хочу по-простому напомнить, что оный деятель был замом директора московского элитного института, занимал должность номенклатурную. И, кроме того, судя по его же собственным воспоминаниям, без конца ездил за границу.

Такие, разумеется, жили неплохо.

Да и вся номенклатура не бедствовала. Например, в Казахстане 30% мясопродуктов потреблялось покупателями закрытых распределителей по демпинговым ценам. Так что неплохо жила номенклатура, неплохо.

Но они и сейчас не бедствуют. На деньги либо Березовского, либо Кремля, либо еще кого-нибудь.

А хвала СССР входит, мне кажется, в их «должностные» обязанности.

Роль у них такая.

Потому, как назначили их в «патриоты-традиционалисты». Или в «советские патриоты».

Но, то, что вы говорите, касается распределения! – воскликнет иной читатель. А ведь были успехи в производстве! Просто надо было немного подкорректировать организацию жизни, и все наладилось бы.

Во-первых, дорогой читатель, давайте не залезать в заоблачные выси. Человеку внизу наплевать на то, почему его жизнь так гнусна.

Во-вторых, производство тоже было, что называется «на пределе».

Это отрицают многие красные. Тот же уже упоминавшийся Ю. Мухин. Не буду разбирать взгляды этих господ подробно. Ибо иногда достаточно указать только на одно гнилое звено, чтобы иметь основание утверждать – вся цепь непрочна. В данном случае, цепь доказательств.

Так вот, оный Мухин утверждает, что при плановой экономике приписок быть не может в принципе.

Это совершенный бред. При плановой бюрократической экономике приписок и нестыковок масса. Мой, уже упоминавшийся дед, отец матери, закончил свою трудовую карьеру мастером на рудоремонтном заводе (заводе, ремонтирующем, а потом монтирующем шахтное оборудование).

И он часто с болью в душе говорил, что приписки составляют до 40% якобы выполненных работ. Я больше верю своему деду, чем г-ну Мухину. И не потому, что это мой дед. А потому, что производственный стаж моего деда неизмеримо больше производственного стажа г-на Мухина.

Кроме того, я уже сам, когда наш институт входил в систему Госплана СССР принимал участие в исследованиях, ставящих целью выяснение объема приписок в республиках Средней Азии. Еще до известных разоблачений Гдляна и Иванова, мы знали, что производство хлопка ниже того, что значится в отчетах как минимум в полтора раза. А по некоторым оценкам и в два.

Курьезно, но была создана даже совместная группа Госплана СССР, АН СССР и МВД СССР с целью определить с помощью… аэрокосмических (!!!) методов, сколько же все-таки, черт побери, в этой Средней Азии хлопковых полей и каналов на самом деле

Из официальных отчетов это было узнать невозможно.

Вот такая «идеальная» система государственного управления экономикой в СССР.

Но в военной то области! – воскликнет иной читатель, и наверняка при этом сошлется на Максима Калашникова. На его чудесные книги, среди которых лидирует «Сломанный меч империи».

Да, г-н Калашников, ярко описывает выдающиеся достижения советских военных инженеров. Согласен с ним.

Но, внимательно вчитываясь в это обилие совершенно прорывных разработок, невольно начинаешь испытывать определенную досаду.

Не слишком ли много чего напридумывали? И не от этого ли обилия в итоге так ничего и не внедрили? Либо внедрили позорно мало.

Например, если готово к запуску производство т.н. экранопланов, по существу «летающих тарелок», то вертолеты уже просто не нужны.

Почитайте учебники менеджмента. В этом случае надо понемногу свертывать производство принципиально устаревших изделий. И начинается это со свертывания НИОКР.

Зачем же, если экранопланы вот-вот пойдут в серию, продолжать работать над вертолетами?

Это, повторяю, азы организации производства, в том числе и военного.

Значит, те, кто управлял военным производством, были болванами. И свели на нет гениальные достижения русских военных инженеров. И я знаю об этом не понаслышке. На своем, так сказать, личном, опыте.

О чем рассказал в начале этой книги, упомянув драму со сверх быстрой торпедой.

И всем господам, типа М. Калашникова я хочу задать один и тот же вопрос. Если СССР было такое хорошее, то почему неизменно наверху оказывалась такая мразь, что сводила на нет все достижения, с таким трудом достигнутые внизу?

Очевидно, это не случайность, а закономерность. И тогда надо сказать, что СССР как система была изначально порочна.

Для нас это очевидно, ибо СССР это современный вариант бездарной, как динозавр военно-бюрократической государственной модели. Которая не может не погибнуть.

А вот для М. Калашникова это не понятно. И он все время напряженно ищет путей «модернизации» советской системы. Например, внедрением в кадровую практику нацистского опыта.

Так, он предлагает, готовить «элиту» в школах СС.

Хочется спросить, и много эти громилы поймут в военно-технических проектах?

Да и потом, господа из СС уже командовали одной из самых развитых стран Европы. И что? Где их Третий Рейх?

Впрочем, мы возвращаемся к уже рассмотренным вопросам.

Однако, реплика о Третьем Рейхе весьма характерна.

Ну, тянет всех этих «нациков», «традиционалистов», «красных», «православных», «государственников», «поклонников князей и вельмож» на определенные «места идеологических встреч».

Где они непременно пересекаются, громко, но часто и украдкой, обмениваются комплиментами, потом разбегаются, иногда открещиваются от состоявшихся встреч, но возвращаются туда вновь и вновь.

Нам, русским хорватам, надо четко знать эти «места встреч» наших идейных врагов и заранее «пристрелять цели».

35
{"b":"12182","o":1}