A
A
1
2
3
...
17
18
19
...
82

Пусть они наивны, пусть даже глупы! Но они наши, русские! Наши… наши… наши… – стучали колёса поезда. Интеллектуал с трудом сдержал судорогу, пронзившую его с ног до головы. Ярость, чёрная ярость колотила молотом его сердца в ходившую ходуном грудную клетку. Он украдкой вытер лицо, когда нагибался, чтобы поднять выпавшую из рук газету. И глубоко вздохнул, распрямляя спину. Улыбка стылой ненависти чуть тронула губы…

Так вы плюёте вслед этим русским мальчишкам, господа? А можно узнать, где были вы, когда убивали наших ребят из Русского легиона, когда пытались добить уже четырежды раненого председателя НРПР Юру Беляева, когда убивали Ванину Свету, когда чернозадые менты нагло отказывались искать её чернозадых убийц? Да вы лицемеры, господа!

А это нехорошо…

Теперь Интеллектуал твёрдо знал, на что в первую очередь потратить полученные деньги.

Ребята ждали на веранде открытого кафе. Интеллектуал подошёл к столу твёрдой походкой, чуть ли не печатая шаг. Резко бросил газеты на стол. Разумеется, все они были открыты на том месте, где он их читал – на комментариях по поводу «суда над фашистами». Кондор посмотрел на газеты, на каменное лицо Интеллектуала и попытался что-то сказать. Интеллектуал поднял ладонь, останавливая, и сделал большой глоток из ближайшей к нему кружки пива.

– Сейчас не об этом, коллеги. Мы получили некие деньги. Вернее получил их я, за перевод своей старой книги. В нашем распоряжении сто тысяч долларов. Так что начинаем серьёзную работу. Ибо любой проект становится серьёзным только тогда, когда он начинает притягивать некие средства. Мне кажется, что распределить эти средства стоит так. Шестьдесят тысяч пойдут на проекты Кондора. Тридцать пустим на организации серии языческих праздников. Пять оставим в резерве. Пять – Алхимику. Но эти пять должны нам принести прибыль. Хотя бы в десять – пятнадцать тысяч.

– Мне хватит четырёх, а то и трёх, – хрипло сказал Ваня. – Но проблема со сбытом. Сейчас в Москве мне надо быть тише воды ниже травы.

– Разумеется. Где у нас есть соответствующие люди в регионах, чтобы разовым образом, я подчёркиваю, именно разовым – нам нельзя рисковать, сбыть продукцию Вани тысяч на пятнадцать – двадцать баксов? И лучше, конечно, взрывчатку. К наркоте я испытываю идиосинкразию.

– Есть связанные с соответствующими кругами ребята в Ярославле, Смоленске и Волгограде, – сказал Граф.

– Граф, уточните. И напоминаю. Только разовый сброс. Чтобы сразу обрубить концы. Жаль, конечно, что среди нас нет соответствующих профи.

– А, собственно, зачем нам эти лишние десять тысяч, когда у нас есть сто? – спросил Полутяж.

– Вопрос резонный. Возможно, я просто погорячился. Знаете, башка в тумане от этих поганых статей. – Интеллектуал указал на газеты и снова отпил из кружки. Как оказалось, Ваниной.

– Я пойду принесу ещё пива, – встрял Юморист.

– Это было бы отлично. Извини Алхимик, что столь бестактно воспользовался твоей кружкой.

– Пустяки…, – пробормотал Ваня.

– Собственно мои расчёты строились вот на чём. Те изделия, которые мы планировали сделать с Кондором, потянут на тридцать-сорок тысяч долларов. Мы с ним считали.

– Какие изделия? – спросил Граф.

– Мы увидим их в ближайшее воскресенье, – сказал Кондор.

– Уточняю, – заметил Интеллектуал, – не сами эти изделия, а их гораздо более дешёвые аналоги, – он поднял ладонь, прерывая дискуссию, которую готов был развязать Алекс.

– Кондор, помолчи пока, не уводи в частности. Итак, мне кажется, что расчёты Кондора занижены. Нам надо иметь несколько лучшие модели. И потом, нам надо иметь их уже к августу – сентябрю. Так что ускорение работ потребует дополнительных средств. С самым малым резервом это как раз и будет шестьдесят тысяч.

– Но остаётся сорок. Зачем нам авантюра с Алхимиком? – спросил Вадим.

– Мне кажется, что на каскад, понимаете, каскад языческих праздников и создание нужного нам тайного пиара сорок будет мало. Надо, как минимум, пятьдесят. Тем более, мы и так тормозим. Уже 12 июня. Надо успеть организовать первую акцию 22-го. И потом, до 22-го сентября, не снижать накала.

– Не горячитесь, Вячеслав Иванович…

– Кондор, договорились же обращаться друг к другу по псевдо!

– Извините, Интеллектуал. Но из-за лишней десятки не стоит надрываться. Первые две акции станут нам по восемь, девять тысяч.

– Уверен?

– Уверен. А потом гномы сами потянутся. Я думаю, мы за сорок тысяч в итоге проведём шесть – семь акций. Более чем достаточно за три месяца.

– Отлично! Вот что значит ум хорошо, а два лучше. Итак, вводные по акциям. Первая – 22 июня, на летнее солнцестояние. Проводим с максимальным размахом. Смета – двенадцать тысяч баксов.

– Много!

– Нет, Кондор. Основная акция должна быть за пределами Московской области. В области можно и параллельно пару игрищ организовать за малый прайс.

– Где будем проводить основную?

– Не важно пока, где. Решим. Можно на Синь-камне, можно на Чёртовом Городище, ну, и так далее. – Интеллектуал перечислил ещё несколько известных сакральных мест в Ярославской, Калужской, Смоленской и Владимирской областях.

– А денег надо побольше, потому что необходимо пригласить народ хотя бы из одного региона Урала, из Питера, из Волгограда. Чтобы не только Москва и Золотое кольцо фигурировали. Потом – три игрища подряд, за малый прайс, в Московской области в течение июля, начала августа. Потом – одно большое игрище в Аркаиме.

– Прогнёмся…

– А я что говорил? Но тут надо обязательно! Место действительно сакральное. Можно сначала челябинских ребят пригласить на 22 июня в Москву, вернее, на тот праздник, что будет недалеко от Москвы. А потом – как-то использовать их возможности в Аркаиме. При этом москвичей там может быть и не так много. Главное – отметиться, и чтобы слух пошёл! В конце августа где-нибудь в Волгоградской области…

– Что вам дался Волгоград?

– Не знаю, дружище. Но, поверь интуиции! Мне кажется, там просто необходимо. Да и потом, там есть очень много наших. Ну и, наконец, на оставшиеся деньги, 22 сентября – где-нибудь в Подмосковье. Как, в сорок уложимся?

– Думаю, уложимся, даже с учётом дальнего конца в Аркаим. На собственно подмосковных игрищах сэкономим. Какие-нибудь особые моменты в организации есть?

– Несомненно. Первое. Все акции – не в населённых пунктах. Палатки, костры, лес. Даже если будет трудно добираться. Второе. Никакой идеологии и политики. Просто забойные песни, скачка через костры, много халявного пива. А если хватит средств – и халявных крошек.

– Блядей? – прямо спросил Алхимик.

– Ну, скажем, не только их! Надо иметь, конечно, несколько совершенно «отвязных» девочек, которые зададут тон, работая чётко и по заданию. Но обеспечить платными подругами всех участников мы не сможем. Пусть выписывают, по возможности, своих телок!

– А где же политика? – спросил Вадим.

– В том то и дело, что политики быть не должно! Рано. Из идеологического момента можно пользовать только соответствующий набор песен. Провозглашение расистских и нацистских тостов. Фигурирование символов меча и молота.

– Кувалду можно в любом хозяйственном купить. А меч? – спросил Вадим.

– А мечи, рыцарские, стилизованные, по восемь тысяч рублей – в антикварном магазине на Старой площади.

– Сколько берём?

– Десяток. Но я не окончил. Самое главное – в символическом плане. Никаких свастик быть не должно, а тем более баркашовской бредятины! Везде должен быть Сварогов квадрат, его иначе называют Богородичной звездой.

– Это баркашовский символ, но без свастики?

– Именно он. Выкладывать в виде него костры. Раздавать, а если удастся – продавать соответствующие значки. Ну, и так далее. К концу лета в сознании тусовки этот символ должен стать родным! Цвета плакатов и буклетов, если таковые будут – белый, красный, чёрный, стальной. Да, и никаких маньячных патриотических книжонок! Если что-то продавать или раздавать, то только Истархова – «Удар русских Богов».

18
{"b":"12183","o":1}