A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
82

– Алхимик, не надо обобщений! Я сам москвич в третьем поколении, – заметил Интеллектуал.

– Исключения лишь подтверждают правила, – не сдавался Ваня.

«Ого, да он в наших рядах начал обретать ментальный лоск,» – подумал Интеллектуал и продолжил вслух.

– Ещё мнения по этому вопросу?

– По вопросу о москвичах? – съязвил Юморист.

– По вопросу о музыкальном сопровождении половецких плясок на природе, – с неизменной элегантностью в жестах возразил Граф, как-то неуловимо поставив Юмориста на место и, в то же время, сохраняя лёгкий тон разговора.

– Умри, Пушкин, лучше не скажешь! – Граф, как всегда, точной формулировкой расставил точки над «i». Что значит школа МИФИ! – Господа, половецкие пляски, как, кстати, и пляски вообще, по моему глубокому мнению, не могут сопровождаться тяжёлым роком. Ритм не тот.

Интеллектуал был доволен.

– Итак, Кондор. Тысяча семьсот долларов за десятикиловаттный дизель-генератор. На Москворецком строительном рынке великолепный выбор. Может, удастся за те же деньги купить и двенадцатикиловаттный. Триста – за наем грузовика. Пятьсот – на аренду аппаратуры у моего давнего партайгеноссе. Кстати, запиши его телефон! – Интеллектуал протянул Кондору открытую на нужной странице телефонку. – Итого, две пятьсот. На! – Он отсчитал и протянул Кондору деньги.

– Коллеги, – хрипло сказал Алхимик. И повторил, пытаясь подражать Интеллектуалу, – коллеги…Мужики, блядь! – вдруг резко сменил он тон. – У вас совесть есть?! – Он красноречиво обвёл взглядом кухню, на которой они сидели.

Надо сказать, что обстановка в московской квартире Интеллектуала была, мягко выражаясь, спартанской. В отличие от его загородного дома. Но дом был далеко, а убогая кухня – вот она. Интеллектуал с неизменной самоиронией вспоминал случай середины 1990-х годов, когда один партийный товарищ из провинции, бандит средней руки, остановился у него на ночь. Уходя утром, он сказал.

– Знаешь, братан, я думал, вы в вашей партии – трепло! Хотите нас охмурить. Но теперь я вам поверил! Обманщики не живут в такой нищете!

Простая душа. Он брякнул это при жене Интеллектуала. Которая на его реплику рассмеялась так искренне, что он был удивлён ещё больше. Прошло время. Партия была расколота и удушена. Но смоленские партайгеноссен сохранили своё уважение к Интеллектуалу, и при случае передавали ему приветы. Правда, всё реже и реже.

– Заберите ваши баксы, коллега, – продолжал между тем Ваня Алхимик. – На тебе, Кондор, тысячу… тысячу пятьдесят. – Он вынул тонкую пачку долларов и оставил себе пятидесятидолларовую купюру. – Завтра я ещё принесу. И вообще, нас, я имею в виду оргкомитет, бля, этого долбаного праздника на природе, уже около пятнадцати! Ну, скинемся хотя бы по две тысячи рублей! Ну, по тысяче! Не всё же с профессора тянуть! Мы же соратники, а не наёмники!

«Положительно, его лексика стала гораздо более гладкой, – подумал Интеллектуал, глядя на Ваню с теплотой. – Хотя местами ещё корява и вульгарна. Но и моя собственная лексика далеко не всегда образец изящного стиля. Не то, что у Графа!»

– Спасибо, Алхимик, – сказал Интеллектуал. – Но давайте несколько скорректируем ваши предложения. Те деньги, что я сейчас дал, пусть останутся у Кондора на цели, которые мы оговорили. Из тех средств, что ты предложил, оставь всё же себе не пятьдесят, а пятьсот долларов. Шестьсот будет у Кондора резервным фондом. И, Бога ради, не надо больше заниматься твоим бизнесом! То-то я гляжу, ты так измотался в последние дни! Дружище, твоё участие в нашем проекте и, соответственно, твоя безопасность намного дороже тех денег, что ты сможешь заработать, рискуя собой! Тем более, по мелочам!

Пойми, дружище, – продолжал Интеллектуал. – Я не сентиментален, поэтому не стоит стесняться этих моих оценок твоей персоны. Я говорю это, как, если хочешь знать, циничный практик. Если припрёт, мы используем тебя на полную катушку – и для получения денег в том числе. Совсем недавно именно я предлагал это сделать. Но пока не припёрло.

Далее, господа. Несомненно, надо финансово поднапрячь толпу. Не менее двух тысяч баксов надо собрать с московских участников тусовки!

– Две не удастся, – сказал Граф.

– Хорошо, полторы! Полутяж, как думаешь, полторы толпа потянет?

– Москвичей будет больше двухсот человек. В конце концов, по двести-триста рублей с носа скинуться будет по-божески!

– Отлично! Собственно, если с музыкой все решили, то у нас больших трат больше нет. Автобусы заказаны. Реквизит закуплен. Жратва, вино и пиво тоже либо куплены, либо на закупку отложены деньги. Деньги на оплату проезда гостям тоже отложены, а иным даже высланы. Резерв есть. Теперь – последнее, по мероприятию! За исключением приглашённых из регионов, среди которых масса общественно-политических активистов нашего толка, московская половина участников должна быть в основном из числа технарей. Полуграмотные активисты нам не нужны!

Все обсудили?

– Не все, – сказал Юморист. – Женский вопрос остался вне нашего внимания! – Юморист, как всегда, явно немного ёрничал.

– Существенное замечание! Прошерстите диких скинов. Вернее, их подружек. Короче, понимаете? На одного приглашённого скина – три подружки. Конечно, среди технарей девок, как правило, мало, тем более забойных. Но всё же найдите в своей среде пару десятков достаточно отвязных, которым самим интересно принять участие в таком мероприятии. Хотя тут я не совсем прав, я знаю наверняка, что в вашем институте, – Интеллектуал обратился к Вадиму, – контингент весьма лихой! И ещё, я лично выделяю дополнительно тысячу баксов на съем девочек по дороге. И ещё на полторы снимем здесь в Москве пяток опытных организаторов-участниц массовых безобразий.

Иногда Интеллектуал предпочитал хлёстким определением заменять долгие объяснения.

– Итого, к двенадцати, уже потраченных вами, ещё пять. В сумме – семнадцать, вместо девяти по плану, – мрачно заметил Алхимик. – Ещё одно такое мероприятие, и тусовку можно распускать!

– Не все так пессимистично! Просто, первое мероприятие должно быть супер! Потом всё пойдёт в значительной степени само. И, Ваня, – Интеллектуал нарушал оговорённые правила, но не мог удержать свои чувства, которые можно было выразить только так, назвав Алхимика по имени, – поверь, дружище, ты глубоко ошибаешься, столь скептически относясь к мероприятиям подобного рода! Они нужны! Без них мы не запустим свои щупальца в массовку. А это нам надо! Сначала тусовщики, но наши тусовщики. Потом идейные симпатизанты, но принявшие не только наши идеи умом, но и нашу этику, эстетику, а потом символику, сердцем. А потом и бойцы! Ведь нам надо набрать много соратников в кратчайшие сроки.

– Х…м и брюхом они примут нашу этику, а не сердцем.

– Неважно чем, важно, что на физиологическом, нутряном уровне.

С момента этой встречи прошло всего несколько дней. И вот автобусы, пара газелей, грузовик и даже несколько личных легковушек привезли народ в Чёртово Городище. Из Москвы выехали рано утром. Передовая команда была уже на месте, выехав на день раньше. Отставших, в основном приезжих из других регионов, ожидали в оговорённых местах резервные автобусы и соответствующие провожатые, чтобы, собрав их с нескольких вокзалов, сразу везти на место. Они должны были подъехать к городищу позже, но не позднее вечера 22 июня.

Как это ни странно, в последние дни команда работала слаженно и на редкость чётко. Интеллектуал, после памятной встречи с соратниками на собственной кухне, несколько дней почти не вмешивался в дела, ограничившись передачей соответствующих средств. Кроме того, он сделал несколько звонков по старым партийным друзьям. И, в итоге, на встречу подтянулись ещё человек шестьдесят из Смоленской, Московской, Калужской и Брянской областей на собственном транспорте.

Однако, 21 и 22 июня Интеллектуала всё же захватила суматоха встреч, согласований, созвонов по мобильнику. И он был немало утомлён, в четыре часа пополудни выходя, разминая ноги, из машины на большой луг, примыкающий к Чертову Городищу.

22
{"b":"12183","o":1}