ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он действительно был нужен. Но, в то же время, от него в перспективе хотели планомерно и постепенно избавляться. Но, в конце концов, мало, что ли, продажных холуёв в патриотической политтусовке?

И холуёв действительно было много, но не настолько, чтобы создать нечто дееспособное и провокационное только из них. Нужна была массовка. Хоть небольшая. А массовки не было. Вообще.

Зато ширилось нечто неуловимое, ускользающее. Появлялись новые интеллектуальные кумиры, новая этика, новая мифология, новая символика. И все это никак не контролировалось.

Между тем, подорожание услуг ЖКХ в два с половиной раза вызвало определённый ропот даже у тупого и покорного быдла. Аномальная летняя засуха гарантировала резкое подорожание хлеба из зерна небогатого урожая текущего года. Прогнозы обещали холодную зиму. А это значит, что даже подорожавшее ЖКХ оставит массу людей без тепла и света. И, наконец, весьма вероятной была победа демократов в США. А это значит падение цен на нефть. Ибо ставленник нефтяных компаний Буш-младший только имитировал борьбу за дешёвую нефть. Новый президент-демократ стал бы делать это не понарошку.

Но тогда конец бюджету, конец рублю! Конец халявной стабилизации в России!

В этой-то ситуации не иметь прикормленного козла-провокатора во главе стада баранов было опасно. Тем более, по лесам уже горели огоньками глаза невидимых и неуловимых волков. Языческих оборотней.

Алекс выписывал организационные пируэты, как отбомбившийся бомбардировщик. Основные книги Интеллектуала были переизданы большими тиражами на деньги найденных Алексом спонсоров. Символика, наиболее ёмкие формулировки и слоганы из этих книг широко тиражировалась и пропагандировалась. Поэтому Интеллектуал не удивился, когда его пригласили в одно издательство по поводу выпуска сборника всех его работ.

В отличие от «Кометы» офис имел затрапезный вид. А принимавший Интеллектуала человек был довольно неряшливо одет, суетлив и как будто даже засален. Тем не менее, нервно потирая ручки, он предложил Интеллектуалу полмиллиона долларов.

– Но что я должен сделать? – спросил Интеллектуал.

– Передать нам право на издание ваших книг.

– Я думаю, что «Береговая морфодинамика», «Экологическое моделирование» и «Основы системного анализа» таких денег не стоят.

– Но ваша популярнейшая «История цивилизации и человека»?

– Права на её издание в Европе уже куплены издательством «Комета».

– А знаете, нам всё равно, что и где издавать!

Человечек посмеивался и суетливо потирал ручки. Он вдруг стал карикатурно похож на своего шефа.

Интеллектуал жёстко улыбнулся.

– Давайте начистоту. Те, кого хочет уничтожить, кому хочет отомстить Борис Абрамович, весьма не нравятся и нам. Я преклоняюсь перед проницательностью вашего шефа, который вдали от России первым догадался, что только мы можем свалить этот режим. Но, скажу больше, мы поставим точку на истории этой империи вообще. Вас это не огорчит?

– Ну что вы, что вы!…

– Тогда надо сразу сказать, что полмиллиона за такой проект очень мало.

– Ну, кто же вам даст больше? Тем более, вот так, сразу!

– А мы не просим задаром. Мы предлагаем сделку с неким гарантийным обеспечением.

– Любопытно, любопытно…

– Знаете, у меня есть данные по нефти Центральной России. Её запасы ориентировочно составляют 3,5 миллиардов тонн. Они сосредоточены в Вологодской, Ярославской, Владимирской, Московской, Тульской и Рязанской областях. Вы понимаете, что значат такие запасы буквально под ногами у потенциального потребителя на территориях, обеспеченных инфраструктурой. Эта нефть будет не намного дороже арабской.

– В самом деле?

– Если интересно, сможем посчитать.

– А где, мне просто любопытно, основные залежи в Московском регионе?

– В районе станции метро Юго-западная.

– В самом деле?! Ха – ха – ха – ха – ха!… Как чудненько!

– Но мы же не будем заливать отходами нефтедобычи элитный район Москвы?

– Да, это было бы неприятно. Ну, так что с нефтью? При чём тут наши смелые планы?

– Центральной России, вернее, Новой Руси, с такими запасами нефти остатки империи не нужны. Мысль понятна?

В лице человечка промелькнуло глубочайшее удивление.

– И вы берётесь этот… потенциал использовать?

– Разумеется. С вами или без вас. Но лучше с вами. Быстрее будет.

– Я не могу вам ответить немедленно…

– Я понимаю.

– Но всё же, в общих чертах, как вы мыслите… использование наших средств?

– Нефтяная компания. С большой долей западного капитала. Развёртывание работ в указанных областях. С соответствующим захватом власти в этих регионах. Параллельно и вашими, экономическими, методами и нашими, специфическими, которыми мы убрали некоторых конкурентов в последние месяцы.

– Так это вы?…

– Не стану разубеждать.

– А потом?…

– Марш на Рим Муссолини помните из истории? Мы удушим Москву. Кстати, план уже давно разработан. Покойным генералом Рохлиным. Мы его реализуем и отомстим за его смерть.

– Но Рохлин не хотел развала остатков империи!

– А мы – хотим! План от этого не меняется.

– Восхитительно!… То есть, я хотел сказать, ужасно. Да, ужасно! Но… наверное, это неизбежно. Да, вы правы. Но как это всё осуществить в деталях?

– Я думаю, что получу долю акций компании, вложив в качестве нематериальных активов свою интеллектуальную собственность. Я понимаю, что те предварительные данные о нефти, которыми я обладаю, не тянут на серьёзную интеллектуальную собственность. Но это будет предлогом, для того, чтобы способами, лучше известными вам, перекачать на моё имя 10 миллионов долларов. Не беспокойтесь за их использование. Если желаете, наведите справки, как я использовал деньги, полученные от «Кометы».

Я использую ваши средства на борьбу с империей. До последнего цента.

– Ну, себе то на жизнь надо что-то оставить.

– Давайте, если проект начнётся, оговорим это отдельной строкой. Я не хотел бы путать свой гонорар и смету расходов на проект. Впрочем, это не важно. Я привык на политику жертвовать, а не получать от неё.

– Ладно, допустим, мы начали работать и завоёвывать эти области экономически, а вы получили свои деньги и начали свою специфическую работу…

– Что вас беспокоит?

– Вы нас не кинете?

– Я в себе уверен. Но вам, очевидно, нужно нечто более весомое.

– Несомненно.

– Знаете, я не спец в этих делах. Да, кстати, а как бы вы проконтролировали расходование совершенно халявных денег за фиктивное издание моих книг?

– Но там другие суммы. Это – рискованная операция. Не более того. Можно при случае смириться с потерями.

– А, бросьте! Неужели для Бориса Абрамовича большая разница в пятьсот тысяч и десять миллионов?

– Как раз для него это – большая разница. Люди с иным менталитетом больших денег не наживают.

– Ну, не знаю, господа. Со своей стороны могу заверить, что согласен на любые ваши условия обеспечения своей лояльности. Что надо, то и сделаю. А там думайте сами. В конце концов, пусть пироги печёт пирожник, а сапоги шьёт сапожник.

– В этом есть рациональное зерно.

– Кто бы сомневался!…

– И всё же, а если мы не договоримся, что вы будете делать?

– А это, извините, не ваше дело. Мы своей дорогой шли без вас. Пойдём и дальше без вас. Но, ей Богу, я разочаруюсь в Борисе Абрамовиче, как коллеге, если он, доктор технических наук по специальности «прикладная математика», не оценит красоты проекта. Право, поверишь, что пребывание в роли олигарха не способствует развитию личности.

– А вы шутник!

– Слышу это уже второй раз в сходной ситуации.

Глава 14

В отличие от деловой и точной «Кометы» шарашкина контора, бывшая, видимо, одной из подставных фирм опального олигарха-эмигранта, молчала неделю. Затем Интеллектуал был вновь приглашён на рандеву.

– Знаете, мы подумали, и хотим предложить вам такой вариант, – сказал похожий на своего шефа человечек, нервозно потирая руки. – Вы продаёте нам всю информацию о нефти Центральной России за миллион долларов, но она должна быть немного более развёрнута, чем то, что вы хотели предоставить нам изначально.

34
{"b":"12183","o":1}