A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
82

Интеллектуал, собственно, ничего не ожидал от лондонского изгнанника. Но, тем не менее, был раздосадован. Наплевав на дипломатию, он сказал.

– Борис Абрамович, как всегда, хочет и игру сыграть, и денежки не потерять. Давайте, всё же отделим мух от котлет. Ваш шеф хочет плеснуть керосинчиком в костерок, который разгорается под задницей его кремлёвского ненавистника. То, что этот костерок заметил пока только уважаемый БАБ, делает честь его уму и проницательности.

Но, позвольте, давая нам этот миллион, то есть, тратясь на керосинчик, он удовлетворяет собственные желания. При чём тут нефть? Это отдельный венчурный проект.

Интеллектуал поднял руку, прерывая возможные возражения собеседника, и продолжал.

– Я не большой спец в коммерции, но знаю, что если немного напрягусь и соберу побольше информации, то её можно будет потом продать гораздо дороже, чем за миллион. Конечно, может это и не удастся. Но, я рассуждаю как спец по исследованию операций. Вероятность того, что информация будет успешно перепродана меньше половины. Но возможный выигрыш гораздо больше даже десяти миллионов. Умножаем вероятность выигрыша на его объем и получаем почти гарантированную прибыль.

– К сожалению, я не математик и не совсем понимаю ваши рассуждения…

– Тогда короче. Вы платите мне миллион двести тысяч. Сто тысяч авансом. Через два месяца я приношу вам развёрнутые материалы об этой нефти. Расчёт прямо здесь. Вы и ваши эксперты знакомитесь с материалами в присутствии меня и моих сотрудников, и мы производим обмен. Вы получаете материалы, мы – деньги наличными.

И ещё. Мы не бьём острым по тупым головам…

– Ха – ха – ха! Как остроумно! – засмеялся каким-то мелким рассыпчатым смехом агент БАБа.

– Если вы нас кинете, а это несложно, никто ни в кого стрелять не будет. Просто с неба очень точно и адресно посыплются метеориты.

– Кстати, о метеоритах, мы можем купить у вас некоторые ноу-хау на этот счёт.

Контрагент был уверен, что катастрофа самолёта со Жмыриком их рук дело.

– Не продаётся, – Интеллектуал сделал паузу. – Пока не продаётся. Однако вернёмся к нашим баранам. Вас удовлетворяют наши предложения?

– Я думаю, да. Мы в ближайшее время сообщим о нашем решении. Только один вопрос. Почему такая сумма?

– Ну, миллион, это, как мы договорились, оплата политического керосинчика. В том, что мы его плеснём куда надо, я думаю, ваш шеф не сомневается. Нефть Центральной России – только предлог, чтобы эти деньги нам передать. А сто тысяч – это реальная цена за быструю и квалифицированную работу по уточнению материалов о нефтеносности. Пусть Борис Абрамович проконсультируется у моих коллег за рубежом. Мы не завышаем цены. Ну, а сто тысяч – это моя зарплата.

Интеллектуал немного лукавил. Западная цена за работу такого рода гораздо выше. Однако в России всё это будет стоить гораздо дешевле.

– И, коли уж наш разговор продолжается. Я, знаете ли, немного разочарован. Я надеялся на полноценное партнёрство с Борисом Абрамовичем. А он, судя по всему, в отношении нас ведёт только разведку боем. Это, разумеется, его право. Но он мог бы действовать и масштабнее. Тем более, что с заведомо импотентными красными он был гораздо более щедр. Неужели непонятна разница в перспективах между этими трусливыми старпёрами и нами?

– Вы правы, правы!… Но, как это говориться, обжегшись на воде, дуют на молоко. Или наоборот. Впрочем, это не суть важно. Мысль понятна…

Вдруг он подобрался и как бы преобразился. Взгляд его стал острым, а движения чёткими. Он посмотрел прямо в глаза Интеллектуалу, и тому, надо признаться, было трудно выдержать этот взгляд.

– И благодарите ваших Богов, что на ваше счастье никому непонятна разница между трусливыми старпёрами и вами. Пока непонятна.

Он как бы передразнивал Интеллектуала, повторяя его интонации во фразе о метеоритах и ноу-хау.

– Ты прямо добрый Бог, Слава! – Виктор, давний друг ещё по геологическому кружку, смотрел на Интеллектуала умными голубыми глазами из-за стёкол толстых очков.

– Сотрудников трёх кафедр двух факультетов прямо завалил деньгами, – продолжал он. – Теперь можешь считаться почётным профессором любой из этих кафедр.

– Знаешь, Витя, мне не надо быть фиктивным профессором. Я и так полноценный и доктор, и профессор. А если посчитать, сколько диссеров я написал за бабки всяким боссам, то я вообще пятикратный доктор. Причём, по трём специальностям.

Виктор засмеялся.

– Но всё же резон в твоих словах есть. Я хотел бы присоединиться к тебе при чтении твоего курса.

– Геохимической экологии?

– Да. Можно назвать его, например, «Геохимическая экология с основами системного анализа». Отдашь мне часов восемь, а то и шесть?

– Три-четыре пары? А зачем тебе это?

– Хочу поплотнее пообщаться с будущими офицерами запаса, сапёрами – подрывниками.

Виктор задорно рассмеялся, сочтя последнюю реплику за шутку.

Деньги Интеллектуал получил. Сразу после передачи материалов о нефтеносности Центральной России. В точном согласии с договорённостями и без осложнений. Они приехали в затрапезный офис представителя БАБа на двух машинах. Присутствовали все. Непосредственно рядом с Интеллектуалом при получении кейса с деньгами, стояли Полутяж и Парашютист, которые по виду, да и по сути, вполне годились на роль традиционных боевиков или охранников.

Прощаясь, карикатурный представитель БАБа был отнюдь не карикатурен, подтянут и чёток. Он посмотрел в глаза Интеллектуалу. И тот вдруг понял, как он ненавистен людям, которых представляет этот «миниБАБ». Но нынешнего хозяина Кремля они ненавидят ещё больше. Но лишь потому, что у того несравнимо большие возможности. А как только команда Интеллектуала хоть чего-то добьётся… Впрочем, это уже другая песня. И, на войне, как на войне!…

Интеллектуалу почему-то подумалось, что уже завтра или после послезавтра эта фирма будет ликвидирована, а офис сдан другой организации. Каким дураком показался он себе со своими дешёвыми угрозами взорвать этот офис к чертям. Все гораздо сложнее и масштабнее.

Как будто поняв, что слишком много показал своим взглядом, человек БАБа снова натянул привычную маску и суетливо пожал Интеллектуалу руку на прощание.

Но ладонь его была суха. И неожиданно тверда.

По получении денег Интеллектуал первым делом укрепил собственные тылы. Однако при этом был почти скуп. Старую квартиру он оставил младшей дочери. Купил на имя жены такую же скромную, но, как он считал, вполне приличную, квартиру на юго-западе Москвы близ Битцевских прудов. Этот, не плохой, но и, отнюдь, не элитный район, чем-то очень нравился Интеллектуалу. Кроме того, он оплатил первый взнос на квартиру старшей дочери.

Он мог бы оплатить все, но не захотел делать это. Пусть крутится сама. Тем более, она энергична и умна.

Уф, упарился с выполнением семейных обязательств. Все, баста! Уложился в сто шестьдесят тысяч со всеми накладными расходами. У меня нет больше никаких обязательств перед вами, мои дорогие. Пусть это и звучит жёстко. Но, в конце концов, он теперь воин-монах.

Ладно, не будем юродствовать. Не время. Себе оставил девяносто тысяч как резерв. Ну, и что там у нас осталось? Оставалось почти девятьсот тысяч. Интеллектуал изрядно сэкономил при оплате работы своих, не избалованных деньгами, коллег.

Итак, девятьсот тысяч. Буш-старший признавался потом (или это был не Буш, а Рейган?), что развалить СССР стоило им всего сто миллионов долларов. Врёт, наверное. А может, и не врёт. Но они просто дилетанты по сравнению с нами. Мы грохнем остатки империи всего за девятьсот тысяч.

«Не выполняю ли я заказ своих врагов? – усомнился он вдруг. – По глупости, или, того хуже, жадности? Вот так, за смешные, в общем-то, по меркам серьёзных людей, деньги. Стоп, стоп, стоп!… Разберёмся… Чьих врагов? Врагов этой казённой машины. Которая веками давила твой народ. Которая отдавала его в рабство целому сонму инородцев. Которая низвергла твоих Богов, заменив их, своих и добрых, заморским страдальцем. Или… скажем так, не совсем страдальцем.»

35
{"b":"12183","o":1}