ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я, конечно, понимаю, что это сумбур. Но это – общая канва на апрель-май. Я думаю, она ясна. И побольше экспромтов!

– Наша собственная организация?… – спросил Вадим.

– У нас появились новые люди. – Интеллектуал посмотрел на двух геологов из МГУ, которых он привёл. Это были Геофизик и Вояка, получивший своё псевдо за твёрдую готовность пойти после МГУ в армию и помогать делу национальной революции по своей военной специальности сапёра. Кроме них появился один парень из МИФИ, один из Бауманки, и ещё один из МАИ. Все были, разумеется, испытаны

– Все мы вместе с ними – это, собственно, и есть организация. Остальные – это временный контингент. Ещё организация – это те, кто готовы, не рассуждая, помогать нам в провинции. Но таких тоже не так уж много.

Так что, учитесь работать с временными коллективами, господа будущие управленцы высшего звена!

– Как, в вашей классификации, расценивать огнемётчиков Алхимика и наши с Полутяжем мотогруппы? – с некоторой ершистостью спросил Парашютист.

– Как членов организации, разумеется, как её второй эшелон! Так же расценивать и авиаторов Кондора и прочие функциональные подразделения. Но я говорю сейчас не о них, не об этих нескольких десятках. А о массовке, которую мы, если бы захотели, набрали бы сейчас легко в любых количествах. О тех тысячах, и десятках тысяч, а потом и сотнях, которые будут носить наши значки и говорить знакомым девочкам, что это они, великие и ужасные, скоро станут новыми дворянами. Но нам не надо структурировать эту массу. Мы не РЕ! Любой, кто захочет хоть раз что-то наше проорать на митинге, купить сварогов значок, потусоваться на празднике, должен считать себя нашим. И мы не будем его в этом разубеждать.

– А он в этом убедит других. И все подумают, как это мы собрали такую громадную толпу? А где мы сами? А нас вроде и нет!… Разве мы их собирали, куда-то принимали, и так далее и тому подобное? Гениально, шеф! – воскликнул Граф.

– Благодарю, ваше сиятельство! Но, господа, напоминаю, это удастся только в том случае, если другие потенциальные конкуренты, желающие существовать в виде неких организаций, будут разгромлены.

– Это понятно, – сказал Вадим. – Непонятно другое… А вот, если и конкуренты задумают действовать как мы, в рамках горизонтально организованного сетевого проекта? – Полутяж говорил весьма грамотно с точки зрения теории управления.

«Моя школа!…» – самодовольно подумал Интеллектуал.

– Я надеюсь, до этого не додумаются. Эта мысль внушена нам Богами. А они – не олигархи, и, как правило, «кладут яйца в одну корзину».

– Имея четыреста тысяч баксов, мы эти задачи выполним легко. Мы такое залудим… – мечтательно протянул Кондор.

– Ошибаешься, дружище. На все на это – только сто!

Кондор попробовал возмутиться. Интеллектуал остановил его.

– Остальные триста в твоём распоряжении для реализации спецпроекта. Все, господа! Все свободны. Гироскоп, Полутяж, Парашютист, Алхимик, Граф, задержитесь…

Все, кроме названных, дисциплинированно встали и потянулись к выходу. Разумеется, остался и хозяин квартиры, Кондор.

«А я становлюсь диктатором… – подумал Интеллектуал. – Некоторые называют меня шефом. И вообще… Как всё начиналось!… Сколько я уговаривал, доказывал!… Готов был уйти в любой момент. И вот, как все постепенно переменилось. Но я не стану тем, кого всю жизнь презирал и ненавидел!

А, в сущности, бояться нечего… Просто, я обеспечиваю проект в гораздо большей степени, чем каждый из них. Как только ситуация изменится, изменится и лидер. Однако надо, пользуясь своим авторитетом сейчас, сделать обстановку как можно более свободной. Пусть будет заложена традиция свободы! Не забыть бы это сделать… Но не сейчас!»

И как бы в подтверждение этих мыслей, его затянувшееся молчание было бесцеремонно прервано.

– Ждём, шеф, – безо всякого изящества и почтения отрубил Граф.

– Так, господа, извините, что-то вырубился на ходу. Итак, помимо поставленных задач, Полутяж и Парашютист готовьтесь к следующей работе. Много объектов тропы будет сейчас нами использовано, и, если начнётся противодействие – сразу засвечено. Аналогично с транспортом.

Так, или не так?

– Логично, – сказал Вадим.

– Так вот, чётко определите, какие объекты остаются в резерве. Я думаю – это разные фанерные летние дачи, дома в деревнях и некоторые гаражи. Их не трогайте. Те же объекты, что нам понадобятся сейчас, эксплуатируйте на всю катушку. Но, готовьтесь их к августу продать, и купить новые. И вот их уже не светить!

– Однако, два вопроса…

– Прошу!

– Чтобы это сделать, надо иметь некий фонд именно на данные цели. Продаём-то мы сначала, а деньги получаем потом. Так что, надо иметь некие деньги, чтобы сначала покупать, а потом продавать.

– Логично. Тридцать тысяч – на это. Пятнадцать – из расходов на праздники и аналогичные акции, пятнадцать – из спецпроекта Кондора.

– Я не знаю, что за спецпроект, но на праздники этого явно мало! – взвился Кондор.

– Кондор, прошлым летом мы обошлись в сорок. И у нас не было ни собственного транспорта, ни звуковой системы, ни дизеля, ни сети баз в регионах. А сейчас, имея все это, тебе мало восьмидесяти пяти? Ты просто разбаловался! И потом, нигде ничего не делаем, кроме регионов тропы. Если что на выезде, если нас жаждут видеть где-то, пусть приглашают. Едем на всём своём, со своим реквизитом, со своим звуком, своей толпой, своими авиамоделями, но ни копейки организаторам! Хотят быть с нами, пусть напрягаются! Мне кажется, захотят многие. Но… далеко от тропы не отходить. Не тратить зря не только деньги, но и время.

Понятно?

– Да.

– А теперь – спецпроект.

– Слушаем…

– Бога ради, не надо говорить «шеф»! Это пошло, отдаёт каким-то Альфа-банком, что ли…

– Яволь, экселенц, – не без юмора сказал Граф.

– Итак, господа!…

Все напряжённо молчали.

– К сентябрю, максимум – октябрю, нам нужен свой самолёт. Что-то типа Ан-2 с форсированным новым движком.

– И это всё? – с иронией в голосе спросил Кондор.

– Нет, дружище! Нам надо иметь на северном ответвлении нашей тропы три тайных аэродрома. Один – всесезонный. И два – на дичайших болотах. Последние два будут функционировать, когда болота замёрзнут. Наверное, лучше на неких мелководных озёрах, среди болот. Чтобы можно было взлетать и садиться на лыжах.

– И это за двести восемьдесят пять тысяч баксов?

– Да.

– Но зачем?!

– Я думаю, примерно к зиме, во всяком случае, не позднее весны, начнётся острая фаза кризиса. Что-то типа мини гражданской войны. В этой ситуации должны же мы иметь свою транспортную авиацию!?

– Однако… – протянули одновременно, не сговариваясь, почти все сразу.

– Помните Волгоград, – просто и сухо сказал Интеллектуал.

– С нами Бог! – вскочил Алхимик, вскидывая руку.

И все последовали его примеру.

Глава 16

Апрель, а не март – реальное начало весны в России. Он на этот раз выдался холодноватый, но сухой и ясный. По такой погоде хорошо пробежаться утром. Хорошо также ездить по сухим дорогам, когда шины плотно держат полотно. Хорошо, вернее не так уж и плохо, вставать по утрам на работу. Хотя, смотря, на какую… Но уж точно, по такой погоде весьма приятно идти с работы домой!

А вот что, наверное, не совсем приятно, так это торчать по такому вот «бодрящему холодку», в мини-юбке до самого не могу и тонких коготках на углу Газгольдерной.

Интеллектуал свернул с Чертановской и увидел Татьяну. Она стояла на своём обычном месте. Они не виделись больше полугода после той краткой встречи перед Волгоградом. Было видно, что за эти полгода она ещё больше сдала. Это было заметно, несмотря на весеннюю бодрость, разлитую в воздухе. Которая не могла, хотя бы косвенно не затронуть такую молодую, и, несмотря ни на что, красивую, женщину!

На этот раз Таня не удивилась и не обрадовалась. Не было на её лице и тени досады. Фее нечего было стыдиться своего положения. Фея исчезла… Или спряталась очень глубоко.

39
{"b":"12183","o":1}