A
A
1
2
3
...
41
42
43
...
82

Ситуация в России напоминала маленький костерок, зажжённый на некотором расстоянии от бочки с бензином. Сам костерок, может и опасен, но всё же не очень. Он становился опасным, если предположить, что бочка может опрокинуться. Если быть совсем точным, то бочка при этом, с течением времени, ещё и наполнялась горючим. Чем позже она опрокинется, тем больше бензина плеснёт на костерок.

Надо было затушить его, а уже потом, благословясь, опрокидывать бочку, которую невозможно становилось удержать.

В этой ситуации, как всегда с чудовищным корпоративным эгоизмом, проявили себя военные. Они все настойчивей говорили президенту, что без них он не справится. Шёл откровенный торг. Либо мы выдвинем нового Рохлина, либо давай нам новые льготы. Президент до дрожи боялся Рохлина. Нового Рохлина он не переживёт. «Что вам надо?», – примерно так, по сути, а не по форме, спросил он военных.

Больше солдат, – ответили они. Перед страной засветило усиление призывного рабства. И это перед дефолтом, и это тогда, когда народ медленно начал пробовать властной крови! Сначала хотя бы в лице контролёров в электричках.

Выход искали все. В том числе олигархи, покорившиеся Кремлю. На их деньги, но с одобрения всё того же Кремля начали искать альтернативы. Проходили многочисленные круглые столы, ток-шоу и тому подобные действа. Но, чтобы эти действа были хоть немного интересны, туда надо было позвать хоть какую-то оппозицию, кроме зюгановцев, битых не только на выборах, но и на улицах. Тогда, кого? Может быть, национал-радикалов? Но где они? Поразительно, они исчезли буквально за три месяца.

Они, судя по всему, начали баловаться взрывчаткой, и, следуя Иванову-Сухаревскому, подорвавшемуся на собственной мине в 2003 году, начали рваться один за другим. Впрочем, не так уж много их надо было взорвать, чтобы через три месяца остаться без истеричных провокаторов.

Между тем, Москва, бесконечно чинящая свои трубы и повышающая цены на проезд в общественном транспорте, была окружена кольцом костров. Молодёжь просто исчезала из города на уикенды. В тёплые летние ночи в глуши лесов звучали воинственные песни, давались клятвы Сварогу, вздымались вверх молоты и мечи, рекой лилось пиво и вино, а полуголые девицы в венках считали себя русалками и звали добрых молодцев к подвигам.

Сварогов квадрат становился наиболее распространённым молодёжным символом. Скрещённые молот и меч – тоже.

А на ток-шоу и теледебаты начали приглашать Свароговых внуков. Поразительно, но они на экран особо не рвались. Это только раззадорило телевизионщиков и газетчиков. Приглашения стали более настойчивыми и лестными. И тогда, как по команде, они согласились. Смешно, но это было действительно так. По команде!

Что же увидела страна, после появления на экране Свароговых внуков? По большому счёту, ничего. Вы за реформу ЖКХ, или против? Там нечего реформировать. Вы хотите, чтобы страна была сильной? А что это такое? Стоит ли не допускать нового дефолта? А зачем? Но что вы намерены делать, если он всё же состоится? Ничего! Но вы поддерживаете президента в это трудное время или порицаете? А кто это такой?

Это была откровенная наглость. И этих наглецов решено было гнать с телеэкрана. Увы, телеговорильня требует видеоряда. И пока их спрашивали под телекамеру, страна увидела костры в лесах. И огоньки факелов, уходящие за горизонт по долинам рек. И многое другое…

Тут, надо отдать должное Свароговым внукам, не обошлось без спецэффектов. Помогая выполнять им редакционное задание, паре-другой репортёров ещё и заплатили! Не очень много, но всё же… Они просто постарались сделать свою собственную работу на должном уровне. С душой!… И тогда-то на экран попали костры от края до края и факела, уходящие за горизонт. И теряющиеся в ночи толпы с мечами и молотами. Правда, было неясно, есть ли люди у самых дальних костров и все ли участники действ столь же сильны и свирепы, как боевики на первом плане, и тому подобные тонкости. Но в ночи всего этого не увидишь…

А мода была уже запущена. И другие репортёры просто старались не отстать от конкурентов. Уже сами! По собственной инициативе.

И после этого все вдруг обратили внимание на то, что Сварогов квадрат или скрещённый молот и меч носит почти каждый второй молодой человек в Москве. И две трети юных жителей Подмосковья. И юные хулиганы, забыв и свастику, и серп с молотом, именно этот квадрат и скрещённые молот и меч рисуют на стенах вдоль железных дорог.

Нет, надо всё же найти в этой потенциально перспективной среде центральное звено. И попробовать прийти с ним к договорённости.

Тогда-то и начался поиск Интеллектуала! Сначала – со стороны СМИ…

– Представляете, Экселенц, – это, с подачи Графа, стало фактически вторым псевдо Интеллектуала, – они предложили мне три тысячи баксов, чтобы я привёл вас в студию!… – заливался слегка визгливым смехом Кондор.

– А ты?

– С негодованием отверг! Честная девушка за такие деньги не продаётся! Пять тысяч, и ни центом меньше!…

– Молодец, четыре – в кассу, одна – твоя. Кстати, сколько мы наварили на этом ажиотажном интересе?

– В сумме, уже больше одиннадцати тысяч.

– Скоро будет гораздо больше!

– Очередная суперпровокация?

– Угадал. Но готовьтесь к активизации действий!

– Куда уж активнее, Экселенц, – заметил Граф.

– Это только разминка, Ваше сиятельство!… Кстати, Вадим, пардон, Полутяж, к середине августа надо иметь как минимум три незасвеченных новых объектов тропы. К середине сентября засвеченные объекты уже распродать, а новые развернуть. Аналогично – с транспортом. Видимо, мне придётся уходить в тень ещё раньше. Но я пока буду использовать те резервные объекты, которые мы не засветили.

Они сидели на ветхой террасе окраинного дома в одном из дачных кооперативов, ранее принадлежавших уже разорившемуся оборонному заводу местного городка. Даже летом этот, окружённый с трёх сторон лесом, кооператив был пуст. В двадцати метрах за ветхим забором начинался лес. Интеллектуал был среди своих и наслаждался минутами относительного покоя.

– Кстати, Кондор, как дела с самолётом?

– Вы будете смеяться, но мы его нашли! Стоит на стоянке консервации резервных самолётов на аэродроме недалеко отсюда. Он уже списан и ждёт отправки на свалку. На объекте полно наших, и мы на нём якобы отрабатываем нечто в стиле студенческого научно-технического творчества. На самом деле – заменим движок. Поставим экспериментальный, ручной сборки.

– Если собирать будешь ты, мы точно грохнемся!…

– Разумеется, не я!… Не генеральское это дело, – с долей шутки и с долей вопроса заявил Кондор.

– Правильно, не генеральское. А мы здесь все Ваши превосходительства нашего проекта. Ты прав, Кондор! Но, дружище, когда всё будет готово, тогда что?…

– Взлетим и перегоним на одну полянку в Вологодской области.

– А не засекут в полёте?

– Нет. В ПВО сейчас бардак. Да и мы будем лететь в радиолокационной тени, на сверхмалых.

– А на аэродроме?

– Все спишут… На бумагах он уже в утиле.

– Дорого взяли за это?

– Экселенц, не хотелось бы грузить вас деталями…

– Ты прав, Кондор. Мы выходим на такой уровень, что каждый генерал нашего проекта работает автономно, на полном доверии товарищей. Не забывайте при этом и себя. Мы не юродивые. Но не зарывайтесь!

– Как можно?! – возразил Полутяж.

– Ещё как! Но, запомните… Можно делать практически все, но в меру. Впрочем, к делу… На Вологодчине вы его доделаете и испытаете по полной программе. Так?

– Так.

– Места для зимних площадок намечены?

– Изучаем пять объектов. Два из них выберем.

– Хорошо…

Интеллектуала пригласили сразу же на несколько аналитических передач и ток-шоу. Он легко согласился, но с одним условием. Он будет одним из основных действующих лиц. Приглашающие попробовали показать гонор, но Интеллектуал в таких случаях немедленно прерывал разговор. Приходилось соглашаться с этим наглым полунищим профессоришкой, чтобы найти которого пришлось ещё и потратиться. Неслыханно!! Хотя, если даже на миг представить, что именно он рулит всеми этими толпами, собирающимися в ночи… Дрожь берет!…

42
{"b":"12183","o":1}