ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На этот раз Интеллектуал оставил себе из всех денег всего три тысячи. Две – отдал жене. Одну оставил себе на мелкие расходы. Остальное пошло Полутяжу и Парашютисту на ускоренное создание дублирующих тайных звеньев тропы.

Четыре тысячи пошло на обеспечение акции.

Помимо пиара по поводу новой религии и молодёжного движения Сварожичей, в процессе кампании в СМИ Интеллектуалу попутно удалось взвинтить ажиотажный интерес к нефти Центральной России. Многих на этом деле, форменно, заклинило. А острое нежелание ярославского губернатора не пускать в Даниловский район, где нефть уже добывалась три года, чужаков, только подлило масла в огонь.

И вот, настал день демонстрации, заявленной под девизом: «Студенчество в поддержку армии».

Все откровенно недоумевали, почему Интеллектуал пошёл на такую меру? Продался, – так думали многие.

В час дня, в четверг под многочисленные телекамеры колонна строго, и, в целом, однотипно одетых молодых людей, построилась на Гоголевском бульваре и маршем пошла в сторону Арбата. Демонстрантов было около четырёх тысяч. Они, одетые в тёмное, несли плакаты, где чёрным по белому было написано одно: «Студенты поддерживают свою армию».

Плакаты были сосредоточены с правого фланга. А у марширующих по левому флангу были в руках длинные то ли палки, то ли трубки. Они несли их наподобие ружей. Как будто этим что-то символизировали. Удивительно, для иных вояк, студенты чётко отбивали шаг и были в каком-то задорном подъёме, который так прелестен иным поклонникам старых воинских традиций.

По тротуарам стояли различные демократические пикеты и кричали оскорбления марширующим. Те не обращали на это никакого внимания. Однако, когда «накал критики» достиг слишком большого градуса, послышалась команда: «Запевай!». И студенты-сварожичи рявкнули:

Насторим гитару на е… твою мать,
Идём по бульвару блядей собирать.
Па-ра-ра е… твою, е…, твою е… твою мать
Идём по бульвару блядей собирать

Колонна прибавила шаг. Теперь ритм отбивался особенно чётко. Марширующие тянулись по стойке смирно.

Эх, е… твою, – слитный грохот строевого шага, – е… твою, – и снова слитный грохот, – е… твою мать! Марширующие не жалели обуви и глоток. Так не хаживали на параде даже морские пехотинцы.

Ни вояки, ни освистывающие колонну демократы, ни менты не заметили подвоха. Иные сопровождающие от вояк просто в голос ржали, подбадривая «армейских сторонников».

И только опытные журналюги, заскучавшие было после первых кадров, отчаянно застрекотали камерами. Не отставали от них и западные коллеги, которые, даже не понимая всех слов, кое-что всё же поняли. Они орали в мобильники и срочно вызывали все резервные средства.

Закончив бравую по ритму, но печальную по смыслу песню о московском юнкере, которому ампутировали оба яйца из-за запущенного триппера, колонна свернула к Министерству обороны. Телекамер прибавилось. И наконец-то менты и вояки начали ощущать смутное беспокойство!… Колонна им пока нравилась, несмотря на этот мелкий эпатаж якобы в ответ на выкрики пацифистов. Но вот журналюги явно ждали чего-то жареного.

Для инженеров, конструирующих антенны, которые должны развёртываться в космическом пространстве, не составило труда сделать саморазворачивающиеся плакаты.

На фоне узнаваемого здания Минобороны длинные палки в руках левофланговых развернулись на концах в плакаты, аналогичные по формату тем, что уже несли. На них было написано:

«Армию атамана Бурнаша!». В целом же линия плакатов получилась следующего содержания: «Студенты поддерживают свою армию – армию атамана Бурнаша!».

Это был несколько модифицированный вариант известной фразы из популярнейшего фильма «Неуловимые мстители» – «Народ ждёт свою армию-освободительницу, армию атамана Бурнаша», которую произносил откровенный бандит.

Пронося это мимо узнаваемого всеми здания Минобороны, Сварожичи под телекамеры рявкнули, все так же печатая строевой шаг:

Мы не хотим играть в войну,
Нам надоели пушки-танки
И мы заставим, заставим старшину
На х…й наматывать портянки!

Последние две строки повторили ещё раз.

«Разойдись!» – прозвучала сразу после этого команда. И демонстранты мимо ошарашенных ментов и вояк мгновенно рассеялись по окрестностям.

Но всё было уже снято. И показано во всём каналам ТВ, не только России, но и многих стран Европы. Официозные СМИ метали громы и молнии. Придушенные же Кремлём олигархические СМИ, не смея открыто противостоять ему, получили великолепную возможность без риска для себя унижать своего противника, как им заблагорассудится.

Вся страна хохотала три дня до коликов. А потом ещё дня четыре «досмеивалась». Рейтинг Сварожичей поднялся до небес.

Домашний телефон Интеллектуала надрывался. Надрывался бы и мобильный. Но он был выключен и оставлен дома. Где находится Интеллектуал, не знал никто, даже из его ближайших соратников. А он, как он сам изящно выражался, предавался всяческим безобразиям, с Татьяной.

Он этот отдых заслужил!…

Ближайшая неделя была для Сварожичей временем триумфа. За неимением Интеллектуала, журналисты достали его соратников. Впрочем, они достали только тех, кого сами, по заранее оговорённой схеме, выдвинули на эту миссию. Интеллектуал был просто в восторге, когда видел на экране Кондора и Графа. Они заранее приоделись пореспектабельнее. Благо, деньги теперь были! Кондор чаще всего появлялся на ТВ в тёмном, сине-фиолетовом дорогом костюме, туфлях за тысячу долларов, с часами на золотом браслете. При этом он был не вульгарен, а аристократически элегантен.

Раньше, как все высокие худые люди, он всегда немного сутулился. Но теперь распрямился и смотрел на своих собеседников откровенно сверху вниз. Его лицо, раньше иногда принимавшее несколько карикатурный вид, преобразилось. Светло-голубые глаза сверкали! Брови вразлёт то грозно хмурились, то надменно кривились! При этом он не перебарщивал. Он просто был настоящим молодым фельдмаршалом.

«Эх, ему бы белые фельдмаршальские отвороты на пиджак!… Был бы прямо юный Геринг,» – думал Интеллектуал, глядя на экран телевизора.

– Вы не находите всё же вашу акцию не просто эпатажной, но и нелогичной? Можно сказать, нелепой? – спросил ведущий.

– Это почему же? – фельдмаршал слегка повернул голову и надменно приподнял бровь.

– Ну, как же! С одной стороны, Сварожичи – сообщество, я буду применять сейчас этот термин, итак, сообщество в некотором роде поклонников силы. Более того, не секрет, что вы занимаете довольно радикальную позицию по этнополитическим проблемам. Вам бы было логично действительно поддерживать силовые структуры.

– Знаете, во многом вы правы. Но в наших рядах популярен такой принцип – мы не любим, когда бьют острым по тупым головам. Мы – за силовое решение наболевших проблем, но не теми методами, которыми её решают вояки и полицаи.

– Я бы попросил без грубостей!…

– Хорошо, я постараюсь… Хотя, насколько я помню, раньше вы допускали гораздо более грубые выходки со стороны некоторых кремлёвских любимцев в ваших передачах. Впрочем, это к делу не относится… Однако, двойные стандарты раздражают.

– И всё же, я не понял, как без тех же военных решить проблему Чечни, например?

– Инженерными методами. Наши отцы и деды не для того ковали ракетено-ядерный щит и меч, чтобы их дети и внуки играли в ножички с недочеловеками.

– Я просил бы всё же воздержаться от некорректных выражений!… Но, если по существу, вы что, предлагаете применить в Чечне ядерное оружие?

– А вы предлагаете, чтобы там продолжали гибнуть русские мальчишки? Мы – не хотим этого! Поэтому предлагаем нашим военным наконец-то воевать с использованием технического превосходства белого народа творцов и мастеров над бандитами. А наши тупые генералы все играют по правилам, навязанным этими самыми бандитами. И компенсируют свою тупость и трусость новыми призывами. Но они больше людей от русской молодёжи не получат!

44
{"b":"12183","o":1}