A
A
1
2
3
...
44
45
46
...
82

– Ваши высказывания сродни фашизму!…

– Фашисты ставили молодёжь под ружьё. А мы – за профессиональную армию демократического белого государства. Почувствуйте разницу, как говорят у вас на ТВ в рекламных паузах! А потом, мне всё равно, какими «измами» называть реальные решения реальных проблем.

– А вы согласны с вашим коллегой? – обратился ведущий к Графу.

– Знаете, не совсем…

Граф чудо как элегантен в костюме песочного цвета. Он смотрит в телекамеру золотисто-ореховыми глазами и мягко улыбается.

– Возможно, мой товарищ был несколько резковат, но я бы хотел обратить ваше внимание на другой аспект проблемы. Не возражаете?

– Конечно!…

– Собственно, зачем обсуждать нас?… Вы удивлены такой постановкой вопроса?

– Признаюсь, да…

– Но, я продолжу… На вашем месте и на месте ваших коллег и единомышленников я бы более внимательно проанализировал собственную позицию. Что вы хотите от нынешней ситуации? Что вам в ней не нравится? И чем мы могли бы помочь вам? Я имею в виду не Вас персонально. Но все те профессиональные и корпоративные круги, которые сформировались в последние годы и интересы которых сейчас находятся под угрозой. А журналисты в их числе…

Вы понимаете мою мысль?

– Пожалуй, да.

– Так вот, поймите, что помочь вам можем только мы. И не надо обсуждать нас! С нами надо либо пытаться сотрудничать, либо оставить в покое. Нам, ведь, в наших лесах, – мягкая улыбка, – никто не нужен. Но мы нужны многим!

– Вы не много на себя берёте, молодой человек?

– Я не намного моложе вас, сударь!…

Снова мягкая улыбка, изящный жест рукой.

Молодцы мальчишки! Молодцы!…

То, что Интеллектуал уйдёт в тину сразу после акции было оговорено заранее. Просто, никто не знал, куда. Но сроки его полного отсутствия, сроки выхода на тропу, форма связи и тому подобные вещи – всё было спланировано. Спланирована была и общая линия поведения. Сварожичей кинулись нанимать на многие политические и пиаровские проекты. И даже рекламные акции. Например, Кондор организовал заказ на большую рекламную кампанию от российского автопрома. Свароговы внуки поддерживали отечественного товаропроизводителя.

В целом, заранее оговорённая стратегия на ближайшие недели была такая – на все соглашаться и брать большие авансы. Касса команды пополнялась стремительно. Кондор уже принимал делегации соратников из других регионов и журналистов в огромной квартире, составленной из двух. Обе они были оформлены на него. Но в одной половине был как бы центральный офис организации, а в другой – его «личные покои». Как, с царским жестом, шутил он в кругу друзей.

Рос и размах акций. Различные съезды, слёты, праздники, поддержка тех или иных мэров или кандидатов в мэры малых и средних городов, дискредитация других.

И все это экспромтом, все на ходу, на лету!… Однако если вглядеться, эта деятельность несколько напоминала финансовую пирамиду. Обещаний было больше, чем реально сделанных вещей. А оплата бралась вперёд. С другой стороны, это напоминало известный американский афоризм: «Если вы должны банку тысячу – это ваши проблемы. Если миллион – это проблемы банка».

Поверившие в возможности Сварожичей сами пока активнейшим образом работали на повышение их потенциала.

Но надо было искать радикальное, и обязательно нетривиальное, решение этой противоречивой ситуации.

Глава 19

Интеллектуал так и не появлялся в Москве. Он постоянно перемещался по тропе, крутясь вокруг столицы и встречаясь с соратниками то тут, то там. В свою очередь, они вполне естественно мотались на различные акции в ближайших к Москве областях. Встречи проходили, в основном, на природе во время празднеств и игрищ, среди толп Свароговых внуков, под свет костров.

Было очевидно, что эта предосторожность излишняя. Но, во-первых, в любой момент потребность в таком образе жизни могла стать актуальной, а во-вторых, кинутые Сварожичами друзья президента могли отомстить безо всяких формальностей. Так что, бережёного Бог бережёт. Тем более, что таинственное отсутствие лидера, или, как его теперь ещё называли в своём кругу, Наставника, который появляется то тут, то там и исчезает неведомо куда, работало на повышение рейтинга сообщества Свароговых внуков.

Интеллектуал часто удивлялся, как многое в их проекте происходит стихийно. Но как же удачно и к месту это получается, и как накрепко сохраняется! Кто первый сказал «Сварожичи»?… Сейчас и не упомнишь!… Кажется, Таня, когда королевским жестом махнула им рукой, провожая в Волгоград. А может, раньше? Возможно, но, во всяком случае, не позже.

А как лихо и ловко действует команда сейчас. Главное, как слаженно!… И это, фактически, при отсутствии плотных контактов. Вот, что значит сетевой проект. Это вам не тупые вождистские структуры. Но…, пора, пора вмешиваться!… Ещё неделя, максимум две… И начнётся стремительное охлаждение интереса. А потом долгие месяцы, а то и годы существования в законсервированном состоянии. Чтобы то ли снова развернуться, то ли впасть в безвестность. Интеллектуал вспомнил свою партию. Умную, смелую, способную к нестандартным ходам НРПР! Эх, национал-республиканцы мои милые! Как жаль, что мы так закончили. Вожди передрались… Спонсоры охладели… Актив разошёлся…

Но сколько раз мы пытались восстановиться!… По первому зову бросались за новым лидером!… И, тем не менее, все!… Но, вот уж действительно, «из искры возгорится пламя». Всё, что он сейчас делает, это продолжение дела НРПР. Национал-технократов. Дела партии, которая первая провозгласила борьбу против восстановления СССР, борьбу за отделение всего Кавказа от России, борьбу за нормальные цивилизованные буржуазные ценности. И при этом была национал-радикальной. Непримиримой к расово неполноценным недочеловекам. Это мы делали ещё тогда, когда все другие русские националисты юродствовали в православии и лаяли реформаторов. А служивших им, как псы, ментов и лампасников вы не хаяли?!! Сор-р-ратнички гребаные… Боялись… А мы псов не боимся!

Псов, псов, псов… Почему в голове засели псы? А, вот почему! Одного нашего… Впрочем, не совсем нашего. Так, мальчишку, носящего Сварогов квадрат, искусал бультерьер нового русского. После больницы, где он пробыл с неделю, мальчишка пришёл к нашим местным лидерам. И пожаловался. Это попало в сводку.

Сводку… Идея этих сводок очень перспективна. Её выдвинул Кондор. Собирать разные сведения о нашей огромной тусовке и систематизировать их. Получается любопытно. Хотя эти сводки дают тревожную тенденцию. К нам стали обращаться за помощью в разных бытовых делах. Ну, уж если наш президент, как он изящно выразился, «не сантехник», то мы – тем более. Не можем мы и существенно помочь людям административно. Мы – не депутаты!

И, тем не менее, люди идут. И их доверие – наш капитал. Именно под этот капитал, как под гарантию, нам начали давать деньги.

Итак, псы… А вот с этим мы можем помочь! Пора трубить большой сбор!…

Интеллектуал достал очередной мобильник. Он менял их каждый день. Заранее закупив сто двадцать штук. Как раз на четыре месяца вперёд. Дорого, но очень эффектно в плане безопасности. Этому его научил один бывший партайгеноссе. Ныне подполковник ФСБ. Да, разбросала судьба…

Профессор набрал нужный номер и сказал ключевую фразу.

– Итак, Кондор, традиционно, СМИ – твоя прерогатива. – Они сидели с ближайшими соратниками в очередном сарае, который по деликатности в советское время назывался «летним домиком». Этот домик был одним из тайных звеньев тропы.

– Не только СМИ!…

– Не напрашивайся на комплименты, Кронпринц!… – Это стало вторым псевдо Кондора с подачи Интеллектуала.

Итак, найди в СМИ подборку последних скандалов, связанных с нападением собак на людей. Выдели средства на раздутие этих кампаний. Насколько я помню, бывали случаи, когда целые городки вставали на уши от таких случаев. По-моему, что-то было в Обнинске лет пять назад. Короче, раздуй кадило. Денег не жалей. Тем более, сейчас СМИ ухватятся за любую новую тему. Лето заканчивается. В политике застой, отпуска. А мы уже начали надоедать.

45
{"b":"12183","o":1}