ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да, Боги, прошу Вас, МГУ не должен пострадать. Параболу надо сориентировать очень точно.

– А ты гуманист, внучек!

– Каков есть, деда…

– Ну ладно, российскую элиту мы сотрём в одночасье. А как мы заденем Америку?

– Всё продумано, деда. В рыхлую комету вморожено два скальных фрагмента. Сама комета теряет энергию, поражая московскую сволочь, а скальные фрагменты продолжают полет. Один шлёпается в Атлантику, и обрушивает волну типа цунами на Восточное побережье США. А другой – проносится над Америкой и падает в Калифорнии, в районе разлома Сан-Андрес, вызывая десятибалльное землетрясение на Западе США.

В итоге, страна Россия жива, но вся её паразитская государственная верхушка уничтожена в катастрофе. А сатанинские штаты уничтожены и как государство и как страна. Два болида вызывают цунами и землетрясение в которых гибнет 80% потенциала Америки.

– Истинный ариец, клянусь, истинный ариец, – Тор даже прослезился, демонстрируя на этот раз германскую сентиментальность. Или это только так показалось Ларионову?

– Однако вы представляете, как всё это будет трудно организовать Творцу? – меланхолически заметил Кова. – Это, конечно же, не прямое вмешательство в дела прогнивших людишек, но тоже работа довольно тонкая. Боюсь, он отвергнет такой план. Может отвергнуть, – поправился он.

– Мастера, Великие Кузнецы, на то вы и Боги! Помогите Творцу в расчётах и продумывании тонких деталей!

– Коллеги, а может, для верности, искупительную жертву? – оживился Тор.

– Ну, ты неисправимый язычник, братец, – усмехнулся Сварог.

– Мастера, а что за жертва?

– Видишь ли, внучек…, – Сварог замялся.

– Понял, деда. Я сгожусь?

Они смотрят пристально и внимательно.

– Ты погибнешь в этой катастрофе.

– Согласен.

– Он, правда, согласен, это не рисовка, – Тор серьёзен. – Но тогда, считайте, проект пройдёт на 100%.

– Ты прав, – медленно говорит Сварог.

– Мы ждём тебя, брат. В стране Вечного Лета, как говорят у вас, или в Вальхалле, как говорят у нас. Но, в сущности, это одно и то же.

– Я вам не брат, а пра – пра – пра – … правнучек.

– Ну, вот и не спорь со старшими. Потом поймёшь.

Глава 3

Чего только не приснится с перепоя. Впрочем, никакого перепоя. Никакого похмелья. Всё чудесно. Гнусновато, конечно, но чудесно. Москва, как всегда, после, хотя бы, недели отсутствия, кажется сумасшедшим домом. Но, увы, заработать что-то можно только здесь. Вот и сейчас Ларионов ехал на встречу с одним коллегой, который предлагал совершенно фантастическую работу.

– Представляете, Пётр Григорьевич, – сразу обрушил он свою неуёмную энергию на Ларионова. – Наш институт держит деньги в одном банке. Мне по работе часто приходится контактировать с его директором, вернее, директрисой. Милейшая женщина!… У неё дача на Рублевском шоссе. Знаете, там можно было получать в своё время любые участки.

– Прямо-таки любые?

– Ну, были бы деньги и связи… Короче, эта милейшая женщина получила участок на самом берегу Москвы-реки, или Истры, не знаю. Место живописнейшее, крутой обрыв к самой воде, а оттуда такие дали открываются!… Дом, разумеется, соответствующий. Больше миллиона долларов стоимостью. И на самом, разумеется, живописном месте, почти над обрывом. Знаете, так красиво, над обрывом нависает большой балкон. И тут, представляете, река в позапрошлом году стала вдруг подмывать обрыв…

Разумеется, подумал Ларионов, позапрошлый год был многоводным, а поза позапрошлый сухим. Такое сочетание климатических условий вполне может интенсифицировать русловую морфодинамику.

– Дальше можете не продолжать, Николай Иванович. Речка сдвинулась метров на пять – семь…

– Как вы догадались?

– В МГУ дураков не выпускают. Однако, продолжим…

– Да что, собственно, продолжать… Обрыв начал оползать. И дом вот-вот съедет вниз.

– Да, полтора миллиона баксов съедут вниз. Занятно. А что же, уважаемая дама не знала, что перед тем, как строить нечто за полтора миллиона баксов, надо провести инженерно-геологическое обследование местности?

Милейший Николай Иванович, блестящий учёный и изобретатель, очень деловой и оборотистый человек, весьма неплохо, в отличие от большинства коллег, устроившийся в нынешней ситуации, был убеждённым либералом. Но, либерал либералом, а против природы не попрёшь. Он улыбнулся откровенно злорадно, демонстрируя классовую ненависть к более удачливым согражданам.

– Представляете, не знала!… И теперь просит спасти положение.

– Чтобы укрепить такой берег ей потребуется очень много потратиться.

– В том-то и дело, что она хочет вначале получить некое объективное заключение, а потом попытаться представить все как стихийное бедствие. Тем более, что на соседних участках ситуация аналогичная. Так вот, они хотят, чтобы соответствующие работы провело МЧС. У вас там нет связей?

Ларионов искренне считал МЧС бандой воров. Да и это предложение было явно жульническим. На деньги нищих налогоплательщиков богатенькие Буратино за казённый счёт хотели спасти свои гнёздышки, оказавшиеся в бедственном положении по собственной глупости этих новых русских. Впрочем, чёрт с ними со всеми. Надо просто жить в этой подлой среде, пытаясь оставаться на плаву. Он и так сделал гораздо больше, чем все окружающие, чтобы преградить путь подлости и деградации, но он же не господь Бог!

– Там у меня связей мало. Однако кое-что есть в Госстрое, или как он там сейчас называется. В тех отделах, что связаны с МЧС. Но это будет господам заказчикам дорого стоить.

– Нет вопросов.

– Но сначала надо, как минимум, посмотреть на ситуацию в натуре. Поэтому, пусть приглашают меня как консультанта. Транспорт и приём за их счёт. Ну, и гонорар, разумеется.

– Конечно, конечно.

Они ехали по Рублевскому шоссе ясным июньским утром. Погода была просто чудесной. Предчувствие четырёхзначного гонорара в баксах поднимало и без того весьма неплохое настроение.

Пётр откинулся на удобном заднем сидении «Мерседеса», который прислала за ним банкирша. Он чувствовал, что после выполнения этого, весьма неплохого, заказа позволит себе уехать за город вообще месяца на полтора. А может, всё же, денег хватит на отъезд к Феде?…

«Ты готов?», – прошелестело в голове.

К чему я должен быть готов? Вдруг вспомнился сон после трёхдневного одинокого запоя. Неужели, это правда?! Неужели Боги подарили, нет, только подарят, ему счастье остаться человеком до конца? Да, конечно же, готов! Давай, Сварог!! Жми, деда!!!

Небеса как будто захрипели на очень низких нотах. Огненный вихрь закружил его и понёс куда-то ввысь. Он летел сквозь тоннель, который сначала был огненным, как и весь, окружающий Петра в последний момент, мир. Потом тоннель стал темнеть, превратился в коричневый. А затем снова посветлел. Стал коричневато-песочным, потом светло-жёлтым, светло-серым, голубоватым… Он светлел и расширялся, пока мир вновь не вспыхнул яркими красками чистого неба.

Сварог на этот раз был снова похож на деда Алёшу. Он по-доброму смотрел на Петра из-под кустистых бровей.

– Как добрался, внучек?

– Отлично, деда!

Душа разрывалась от восторга и счастья.

– Хочешь посмотреть вниз?

– Нет, деда. Я и так все знаю, что там происходит.

Петру показалось, что дед не совсем доволен таким ответом. Но, тем не менее, дед продолжал излучать доброту.

А Пётр вдруг как будто раздвоился. Нет, даже, если можно так сказать, расчетверился. Он увидел несколько вариантов своей, или не своей, но чьей-то очень похожей жизни за последние годы. Он как бы слился с Федей и ещё каким-то неизвестным, но похожим на себя человеком. В голове мелькали какие-то события, которых вроде не было, и которые одновременно были. Он пытался разобраться во всём этом, но не смог.

– Что это, деда? – спросил Пётр.

– Это жизни, которые ты не прожил. И не только ты, но и многие другие люди. Ведь здесь, на небесах, время несколько другое, оно идёт как бы параллельно по нескольким руслам. И мы видим все события, которые могли бы произойти вдоль того или другого русла.

80
{"b":"12183","o":1}