ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вышеперечисленные особенности постепенно размывали целостность исходной государственной структуры, идеологии, мировосприятия. Затем к ним присоединялись все новые факторы.

Дальнейшее развитие государства как института шло уже по пути приспособления его имманентных свойств к требованиям жизни. Стремясь сохранить главное конструктивное достижение государства как системы управления – возможность концентрации больших сил для решения трудных задач – человечество избавлялось от его родимых пятен.

Как современное энерговооруженное земледелие принципиально отличается от ирригационного мотыжного земледелия древнейших цивилизаций, так и современное государство значительно отличается от своего родоначальника. То государство, которое мы описывали в этой работе, похоже на современное государство так же, как бешеный волк похож на выдрессированную собаку. Правда, чтобы понимать собаку, неплохо знать её родословную и представлять, что может с ней стать, если она одичает.

12. Забегая вперёд, или можно ли ухудшить плохое

Завершив изложение главы «Родимые пятна государственности», мы не можем не сделать краткое примечание для наших заинтересованных читателей, уже знакомых с нашими прельщущими работами и, в первую очередь, с «Национал-прогрессизмом» («Национал-прогрессизм» Теория и идеология национального выживания и развития России. М.: Паллада, 1994. 64с.). Таким читателям может показаться нелогичным наша теория «паразитарного перерождения» государственных структур, разработанная в «Национал-прогрессизме» (а в настоящем издании изложенная несколько ниже в следующей главе) с точки зрения приведённого здесь взгляда об изначальной порочности государственных институтов.

Дело в том, что, согласно концепции «паразитарного перерождения», этому процессу могут подвергнуться функционально оправданные структуры управления вследствие потери ими своих полезных качеств. Однако мы пока столь много говорили об изначальной порочности государства как структуры, что у читателя, уже знакомого с концепцией паразитарного перерождения, может возникнуть вопрос: как же может ещё ухудшаться и без того столь уродливая структура? Однако это мнимое противоречие. Чтобы разрешить его, надо чётко осознать следующие моменты.

Первое. Существуют объективно некие цели коллективного выживания. Для достижения этих целей должны быть сформированы соответствующие структуры. Современный человек не знает иных структур подобного рода кроме тех, которые сформированы государством либо под влиянием государства. Поэтому современный человек неосознанно отождествляет соответствующие цели и государственные институты.

Второе. Современное государство в значительной мере отошло от тех принципов, которыми характеризовалось государство как структура в момент своего появления. Поэтому современный исследователь наблюдает значительно более адекватные коллективным интересам государственные структуры, которым, образно говоря, «есть куда ухудшаться».

Третье. Государство, как мы показали выше, стихийно сложившаяся структура. Конструктивных целей у этой структуры не было. Поэтому оно, хотя и вынужденное выполнять определённую конструктивную роль, было, тем не менее, изначально не адекватно этой роли. Или, говоря в терминах «Национал-прогрессизма», изначально подвержено паразитарным перерождениям.

Таким образом, современный исследователь может констатировать: во-первых, изначальную паразитарность древнейших государств; во-вторых, он может наблюдать изживание этой паразитарности в процессе эволюции государственных институтов; в-третьих, он может прослеживать в отдельных случаях «государственно-бюрократический ренессанс» и «вторичное» паразитарное перерождение уже более или менее удачно сформированных государственных структур.

В итоге мы можем утверждать, что никакого противоречия между приведённой в настоящей работе теорией происхождения государства я разработанной нами ранее (и изложенной ниже) концепцией паразитарного перерождения нет.

Глава 3

История технологий и технология истории

1. Естественно-научные основания истории технологий. Развитие и выживание. Этика эволюции. Паразитарные структуры

В данном разделе мы хотим более подробно коснуться ряда вопросов, которые были схематично изложены нами в более ранних работах, но которые становятся до конца понятными только в сочетании с материалом предыдущих глав «Экология антропогенеза» и «Родимые пятна государственности». В следующих двух разделах строится более общая база для ряда утверждений, фигурировавших в этих главах, а также в последующих главах нашей книги.

Строго говоря, можно было бы обойтись и без подобного уровня обобщений. Однако нам важно показать, что наши схемы есть не просто обобщение некоторого ограниченного объёма эмпирического материала, а вывод из фундаментальнейших законов развития жизни. В этом мы стремимся соответствовать лучшим традициям науки XX века и российской науки в первую очередь. Ведь ещё наш знаменитый соотечественник Вернадский утверждал, что закономерности развития сферы разума и человеческого общества органично вытекают из законов развития биосферы.

Автор, однако, отдаёт себе отчёт в том, что материал такого рода не может быть изложен достаточно занимательно и живо. Единственно, что остаётся нам в этой ситуации сделать – это изложить упомянутые вопросы по возможности сжато, заранее извинившись перед читателем за сухость и конспективность изложения.

Судьба любой особи и любого вида в биосфере земли – это непрекращающаяся борьба за ресурс жизнеобеспечения. Появление человека не отменило этого состояния, а лишь усложнило его. Человек стал эффективнее других животных бороться за ресурсы жизнеобеспечения с помощью орудий, поставив себя в зависимость уже от ресурсов, необходимых для поддержания и развития своего орудийного парка.

В этой борьбе за ресурсы есть только три возможные стратегии.

Первая. Захватить недостающие ресурсы у других. Это стратегия завоевания (захвата).

Вторая. Расширить круг ресурсов, с помощью которых решаются заданные проблемы. Например, расширить пищевой рацион (для животных) или расширить круг используемых материалов – медь, железо, а затем алюминий – и энергоносителей – дрова, уголь, а потом нефть и газ (для человека). Это стратегия универсализации.

Третья. Увеличить эффективность добычи и использования ресурсов. Например, увеличить эффективность охоты и «чище обгладывать кости» (для хищных животных) или увеличить КПД двигателей (для человека). Это стратегия специализации.

Стратегия завоевания у всех одна. Вторая и третья стратегии не могут осуществляться каждым отдельным видом животных с равным успехом одновременно по физиологическим причинам (нельзя одновременно хорошо и плавать, и бегать).

Только человек смог осуществлять обе эти стратегии одновременно с помощью орудий, обойдя тем самым физиологические ограничения.

Таким образом, с точки зрения ресурсопотребления человек отличается от животных, во-первых, массовым применением орудий для своих целей, во-вторых, возможностью осуществления с равным успехом всех трёх стратегий и, в-третьих, вовлечением в сферу своей деятельности не только биологических ресурсов жизнеобеспечения, но и ресурсов для производства орудий.

Человек освоил орудия только с помощью знаний. В любом виде орудийной деятельности знания первичны. Чтобы произвести изделие, надо, как минимум, знать, что же ты хочешь создать.

Иными словами, «знание – сила». Только знание может реально компенсировать недостаток ресурсов (включая трудовые) или орудий. «Избыток удобрений не спасает от недостатка ума», – сказал в начале века великий Менделеев в дискуссии по проблемам агрохимии.

Новое знание появляется в значительной степени вследствие избыточных с точки зрения непосредственного жизнеобеспечения областей даетельности – религии, искусства, технического обслуживания бытовой роскоши, а в последнее время и фундаментальной науки.

21
{"b":"12184","o":1}