ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Петр Хомяков

Тайна царя Иоанна

Моей жене Елене, верному другу,

который все знает, все поймет и все простит

посвящаю

Автор

ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ!

«Тайна царя Иоанна» последняя в серии «Сварогов квадрат». По причине недостатка финансов мы закрываем этот литературно-публицистический проект. Нам тяжело прощаться со своими немногочисленными, но верными читателями.

Однако автор имеет честь относиться к тому отряду Русского Сопротивления, которое никогда не продавалось богатеям и не шло под «крыши» властной, «силовой» или красной сволочи. Поэтому было бы странным, не сказать подозрительным, если бы нам сопутствовал успех, в то время как наши товарищи уходят. Уходят не понятыми, преданными, ошельмованными, но не побежденными. С разочарованием уходят из общественно-политической деятельности. Со сломанными судьбами уходят из социума. А самые лучшие из нас уходят из жизни.

Наш уход это наша личная драма, но не крах нашей идеи. Мы уверены, пришедшие за нами увидят победу наших идеалов.

Мы же в сосредоточенном уединении будем молить наших Богов о Возмездии и Справедливости.

А с тобой, наш дорогой читатель, мы прощаемся этой книгой. Пусть она доставит тебе хотя бы несколько приятных минут.

Настоящая книга является фантастическим детективным романом.

Все события и герои наших дней вымышлены, чего нельзя сказать о высказанной версии исторических событий.

Возможное отдаленное сходство имен, героев, событий и названий, касающихся наших дней, носит случайный характер и не имеет никакого отношения к реальной жизни.

Пролог

Ранее летнее утро было восхитительным. Ночью прошел небольшой дождь, и улицы городка казались аккуратно вымытыми. Хотя их давно никто не поливал, да и вообще не убирал. Разве что пару раз в году, ко Дню Победы в мае, да на День города в сентябре.

Впрочем, в такое утро не хотелось думать о подобных деталях неприютного быта этого типичного городка русской глубинки. Ибо все вокруг было просто чудесным. Улицы были не пыльны, но и не грязны. В воздухе была разлита удивительная свежесть. Но эта свежесть не была холодной. Несмотря на ранний час и короткий ночной дождь, было довольно тепло. Во всяком случае, не холодно.

Было уже совсем светло, и косые лучи восходящего солнца заливали все вокруг чистым, но пока еще не ярким, светом. Легкий ветерок доносил с окрестных лугов запахи цветущих трав, которые смешивались с запахами отцветающей уже черемухи и только начинающей расцветать сирени из многочисленных палисадников.

В такие часы хотелось жить и радоваться жизни. И даже утомительная работа не казалась столь тяжкой. Хотя подъем в полшестого утра не мог вызвать трудового энтузиазма даже в такое время года и в такую погоду. Но все познается в сравнении. Попробуйте-ка вставать в это время в темноте ноябрьской ночи и идти на смену сквозь хлещущий в лицо мокрый снег, скользя по грязи. Бр-р-рр! Подумать-то, и то противно.

Но сейчас, слава Богу, начало июня. И впереди еще много чудных летних дней.

Примерно такие мысли, хотя, наверняка совершенно не так сформулированные, бродили в красивой голове кондуктора автобуса, который катил по пустым улицам города в свой первый в этот день рейс. Пассажиров пока не было. И кондуктор, ее звали Татьяной, лениво перебрасывалась репликами с шофером Юрой, жилистым, энергичным, хотя и изрядно потрепанным жизнью мужчиной средних лет.

– А, что, Танюша, Цыган опять приставал? – спросил Юра.

Цыган, был отнюдь не цыганом. Это было прозвище шофера автобуса с соседнего маршрута.

Татьяна, крупная блондинка с длинными стройными ногами и великолепной грудью, разбитная женщина чуть старше сорока ответила, чуть растягивая слова.

– Достал уже. Думает, если муж алкаш, то к женщине можно как угодно приставать.

– Да ладно, не ломайся. Не святая.

– А это не ваше кобелиное дело! – с возмущением, впрочем, довольно ленивым, можно сказать, дежурным, ответила Татьяна.

Юрий столь же лениво хохотнул. Этот обмен репликами не нес никакого смысла. Так, дежурные фразы, касающиеся стандартной ситуации. Впрочем, и ситуации-то никакой не было. Цыган приставал к Татьяне тоже лениво, будто выполняя некий ритуал, призванный скрашивать начало трудного, четырнадцатичасового рабочего дня. И для людей, работающих на износ, эта утренняя «игра в приставание» была чем-то вроде психологической зарядки.

Да, много таких непонятных для других, интуитивно найденных приемов выживания в чудовищных, по сути, условиях создал русский народ.

Они проезжали мимо местного Кремля, резиденции царя Ивана Грозного. Который сказал об их предках одному иноземному послу: «Я управляю не людьми, а скотами». Скептичен был царь в отношении своих подданных, нечего сказать. Однако, может быть, все обстояло совсем иначе? Не русские люди были «скотами», а все эти цари, генсеки, президенты, вельможи, министры, губернаторы, генералы?

Впрочем, и в этом случае далеко не все ясно. Почему же такой чудесный, терпеливый, щедрый, сильный и одаренный народ как будто притягивает на вершины власти в России одних только монстров? Или не только монстров? А может быть вообще эти чудовищные образы былых правителей, просто клевета на них? И тот же царь Иоанн был просто гуманистом, которого очернили некие заинтересованные в этом силы?

Автобус подбросило на ухабе. Татьяна, место которой было расположено довольно неудобно, недовольно прикрикнула:

– Осторожнее, Юра!

– Ничего, с твоим задом можно и не на таких кочках прыгать.

– Ты лучше на дорогу смотри, а не на мой зад.

– Мне твоего зада отсюда никак не видно.

Они выезжали на центральную площадь городка, которая в этот ранний час была совершенно пустынна.

– Смотри, – вдруг с неподдельным испугом сказала Татьяна, – труп.

Юра слегка притормозил. На небольшом крыльце у самого входа в местное ФСБ в луже крови лежал человек. Все вокруг было вымазано в крови. Казалось, человек не только истекал кровью, но и рисовал ей что-то на асфальте в последние минуты своей жизни.

Татьяна в ужасе смотрела на эту картину.

– Ни х…я себе, – протянул Юра. – Ну и городок у нас, то на пороге прокуратуры труп. Теперь на пороге ФСБ…

Он имел в виду случай, произошедший чуть меньше года назад, когда одного криминального авторитета в процессе бандитских разборок прошили из автомата буквально на пороге прокуратуры. Дело было тоже ранним утром, и первыми тело увидели тоже Юра с Таней.

– Да они, что сговорились?! – истерически взвизгнула кондукторша. – Все по утрам, и все в нашу смену.

– Спокойно, – сказал Юра.

Он предусмотрительно не останавливался, а просто ехал очень медленно. Но после реплики Татьяны прибавил скорость, дисциплинированно подъехал к остановке, которая находилась как раз около местного отделения милиции. Открыл двери. Постоял. Потом закрыл двери и поехал дальше.

– Может он еще жив? – неуверенно спросила Татьяна.

– Заткнись, дура! – резко сказал Юрий. – Тебе что, больше всех надо?! Ментовка в двух шагах, пусть они и разбираются. А я в свой свободный день не желаю давать им объяснения. И так жрут в три горла, ни хрена не делают, только взятки хапают. Паразиты!!! Им бы как нам пахать и наши гроши получать!

В общем-то в его словах был некий резон. Двери в отделение ФСБ были в тридцати метрах от дверей отделения милиции в другом торце здания, за углом. Но милицейские двери выходили на центральную площадь городка, а двери в отделение ФСБ в скверик, примыкающий к этой площади.

Этакая таинственность, конфиденциальность. Скромная одинокая дверь под небольшим навесом, выходящая в тенистый, почти всегда пустынный сквер. Или просто игра в таинственность. Кто его знает. Вся наша жизнь – игра, – как сказал классик. Хотя иногда игра становится довольно опасной.

1
{"b":"12185","o":1}