Содержание  
A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
91

Тон в разговоре явно задавал епископ.

– Ну, и что же мы имеем в итоге? – совершенно светским образом построил он фразу, еще раз как бы подтвердив свой имидж скорее деятеля кремлевской администрации, нежели православного владыки.

– Ступаков фактически выполнил задание, – сказал хоругвеносец.

– Ни черта себе, выполнил! – возмутился генерал.

– Не поминайте нечистого в святых стенах, – строго сказал епископ, – вы все же человек православный. И к тому же активист общества «Православного возрождения». Какой пример подаете вы нижестоящим, матерясь и постоянно поминая нечистого?

– Извините, владыка, милицейская специфика.

– Сдерживайте себя хотя бы здесь!

– Буду стараться, – смешался генерал.

– И все же, в чем-то вы правы, – смягчился епископ. – Я тоже не вижу выполнения задания.

– Хорошо, начнем с самого начала, – согласился хоругвеносец. – Мы получили сведения, что некто почти нашел библиотеку Грозного. Более того, были опасения, что это неоязычники. Как я понял, хотя, откровенно, я ничего не понял…

Епископ снисходительно улыбнулся, но хоругвеносца не прервал и объяснять что-либо не поспешил. А тот, немного помедлив, продолжал:

– Итак, нам надо было, во-первых, им помешать, во-вторых, попытаться найти библиотеку самим. Ступаков выследил одного типа, который наверняка эту библиотеку нашел. Но тому удалось уйти…

– Неправильно рассказываешь, Максим, неправильно, – прервал его генерал. – Уйти от Ступакова этому типу не удалось. Он его замочил и даже вроде что-то отнял…

– С чего вы взяли, что отнял? – цепко глядя на генерала, спросил Максим.

– Мне так кажется. Иначе зачем ему было идти к настоятелю из Старой Слободы? Ведь для таких дел и был дан этот адрес. Итак, вероятно, он отнял нечто весьма ценное. И попросил помощи. Мы перед отправкой дали ему адрес нашего человека на первое время…

– Какого «нашего»?! – взорвался художник-спецназовец. – Дали какого-то попа-цыгана.

Епископ поморщился, но ничего не сказал. Между тем хоругвеносец продолжал:

– А тот его продал своему барону. Когда Ступаков все понял, ему пришлось устранять и попа и барона. А потом он сам попался и был убит.

Хоругвеносец замолчал.

– Да, сыны мои, порядка у вас нет не только в делах, но и в словах, – укоризненно промолвил епископ. – Вопросов больше, чем ответов. Почему ваш убитый дошел до местного ФСБ и только там умер? Что и как отнял у него Ступаков? Да и отнял ли вообще? Ведь не только для таких дел дали ему этот адрес. Может быть, это ваши домыслы, генерал, чтобы поднять себе цену? – Он вытянул вперед ладонь, прерывая возможные возражения милицейского генерала. – И потом, – продолжал владыка, – даже если это так, то где теперь эта вещь? Почему Ступаков, твой, Максим Васильевич, бывший сослуживец, сам не устранил, прости Господи, этих супостатов, а связался с какими-то уголовниками? И как, наконец, у вас поставлено дело?! Тоже мне спецслужбисты! Вместо системы паролей просто адрес «нашего человека»! А тот, вот ведь беда, перевелся со своего прихода и на его месте оказался другой. А у вас и не знали. Вот потому-то православные воины и проигрывают врагам нашим, что порядка и ответственности у тех больше.

– Владыка, не все хоругвеносцы бывшие спецназовцы или правоохранители. В основном это обычные гражданские мужики, которые любят потрепаться за веру и Великую Россию, и таких тонкостей не знают.

– Это не оправдание, сын мой. Ты, и такие как ты обязаны были их научить. И потом, чему учить того же Ступакова? Он то, не гражданский мужик.

– Вы не во всех своих упреках правы, владыка, – вставил генерал. – То, что Ступаков использовал уголовников, это грамотно. Ведь язычник шел к ФСБ. Может там у него покровители. Да и не знаем мы, кто этого поганого прикрывал. Ступакову по возможности не стоило светиться. И продумал он все потом грамотно. Если бы не этот дотошный майор, никаких хвостов бы не осталось.

– Но Ступаков засветился! Да еще и в качестве сообщника чеченских террористов! Кстати, генерал, нельзя ли как-то дать по этому поводу задний ход?

– К сожалению, не удастся. Разумеется, местные приплели Ступакова к террористам просто так. Но нам от этого не легче, слепили они дело очень ловко. И теперь сам министр заинтересован в том, чтобы раздуть все по максимуму. Чуть ли не как свой личный успех. Ловко, ох ловко, к месту и во время они все министру подсунули. Единственное, что я могу сделать, так это затенить связь Ступакова с хоругвеносцами. Тем более, что местным наплевать, кто он. Личность то его установили. Но фигурирует он в деле, как временно безработный москвич.

– Да… – протянул епископ. – Плохо все, очень плохо. Да, кстати, а почему дело об этом убиенном антихристе передали в ФСБ?

Видимо епископ от генерала и подобных ему «православных воинов» из МВД был весьма неплохо осведомлен обо всем.

– Это не совсем правильно, владыка. Не передали, а…

– Хорошо, хорошо, генерал, не будем сейчас вдаваться в частности. Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду.

– Местная милиция сама хотела его спихнуть соседям. А тут еще ФСБ само попросило. Мотивировало это тем, что убийство, скорее всего, результат разборок русских экстремистских организаций.

– Ох уж эти русские националисты! – воскликнул епископ, – они скоро станут нашими главными врагами. Для нас они хуже иудеев, масонов и мусульман вместе взятых.

– Не преувеличиваете, владыка? – спросил генерал.

– Нет, генерал, – вклинился в разговор хоругвеносец. – Они все больше и больше становятся язычниками и западниками. Православие для них обуза. Они сами об этом говорят все чаще и громче. И нам с ними еще предстоит воевать по-настоящему.

– Верно, верно, – промолвил епископ, – и воевать придется весьма скоро. Ведь надо опять посылать на место Ступакова кого-то. Дело-то незакончено.

– На этот раз поеду лично я, благословите, владыка – сказал хоругвеносец.

– Хорошо, сын мой – сказал епископ. – Подойди под благословение.

Да, вот что значит оказаться во время в нужном месте, – думал Мыльников в первый день своего отпуска через две недели после того памятного разговора в кабинете начальника.

Все действительно вышло, как он и предполагал. Визит министра в область совпал с завершением их дела. Министр, разумеется, заинтересовался столь оперативным раскрытием двух убийств и ликвидацией известного боевика в одном из райцентров области и приехал в их город.

А потом все закрутилось в бешенном темпе. По типичным советским сценариям из них начали делать героев. Воистину, «когда страна быть прикажет героем»… то героя сделают из любого. Тем более, что основа дела – и оперативное раскрытие убийств и ликвидация боевика были самыми настоящими.

Но выстроенная на этой реальной базе, предложенная Мыльниковым версия, была намного эффектнее скучной реальности. Она вообще была как будто сработана под спецзаказ из Москвы. Действительно, тут и угроза терроризма, и связь террористов с наркобизнесом.

А как изящно вплелись сюда деликатные этнополитические темы! Да, террористы и бандиты в основном кавказцы. Но среди них оказались и русские! Бедняга Ступаков и его громилы пришлись как нельзя кстати. Если бы их не было, их стоило бы придумать. Ей Богу! Ведь все это подтверждало тезис «всенародно любимого» президента о том, что у терроризма нет национальности. Да и пострадали ведь не русские, а цыгане. Погибшего в драке тоже записали по ведомству «добровольных помощников» милиции.

Мыльникова и Егорова министр тут же повысил в звании. Теперь Семен Платонович был подполковником, а Егоров полковником. Кроме того, министр представил их обоих к наградам. Посмертно представили к награде и беднягу барона, как участника операции, добровольного помощника милиции, погибшего чуть ли не при исполнении служебных обязанностей.

Кроме того, министр, человек, несомненно, умный и искушенный, сразу оценил Мыльникова. Дал ему визитку со своим прямым телефоном и намекнул, что подумает о более достойной должности для такого опытного, образованного и решительного человека.

23
{"b":"12185","o":1}